Главная ошибка Пороха (Часть 2)

Мы не станем разворачивать тему о том, что против Украины и Пороха, как ее главы, велась борьба или вернее – драка без правив, и все это видели, а многие наши коллеги – видели собственными глазами такое, что даже рассказывать не станут. И там никаких правил даже близко не было.

Вместо этого, предлагаем исследование самой системы, в которой все это происходило, поскольку она тоже не стояла на месте и активно менялась в последнее время, в частности, и та демократия, о которой Порох опрометчиво сказал, что основное в ней – процедура. Для этого мы сделаем небольшое отступление от темы, в область аналогий.

Те, кому пришлось не просто находиться в каких-то остро конфликтных ситуациях, а жить в них и более того – профессионально в них работать, рано или поздно подмечали какие-то варианты распространенного явления, когда казалось бы – полностью антагонистические стороны вступали во взаимодействие, и в результате, более сложно организованная сторона часто показывала признаки деградации, хотя формальное противостояние вроде бы и не прекращалось.

Для иллюстрации этого явления приведем пример противостояния преступного мира и правоохранительных структур. По определению, правоохранительные структуры – более сложно организованы хотя бы потому, что работать в них должны люди со специальным образованием и отобранные по определенным и строго очерченным критериям. Какое-там на самом деле у них образование и насколько они соответствуют строгим критериям – другой разговор. Здесь речь идет о принципе.

И вот эти два антагониста неизбежно сталкиваются. Мне это пришлось наблюдать как в конце совка, так уже и после него. Это – очень важный опыт и именно на сломе эпохи, поскольку этот слом показал очень многое из того, чего ни до, ни после уже нельзя было увидеть так открыто.

Итак, правоохранительная система, в большей степени – милиция, несколько в меньшей – прокуратура и КГБ – так или иначе, контактируют с преступниками. Среди них имеется определенная часть преступников, которые имеют и мощный интеллект, и волю и все остальное, что могло бы найти лучшее применение, но случилось иначе. И вот контактируя с таким противником, возникают различные комбинации взаимодействия. Одних привлекают в качестве агентов, но при этом, те нигде не расписываются и формально агентом числится некто Пупкин. Это происходило в том случае, когда оперативник и преступник устанавливали сугубо личный контакт, который не должен был поменять персональный состав, если оперативник увольнялся, или переводился куда-то в другое место.

Причем, сам преступник, в своей среде мог и не быть стукачом, поскольку информацию давал неофициально и дозировано. Так, чтобы оперативник думал, что это он использует преступника как информатора, а на самом деле, преступник решал вопросы своего сообщества. Например, сдавали каких-то беспредельщиков или «чертей» для того, чтобы опер мог улучшить свои показатели и повысить общую «раскрываемость» органа и это приводило к снижению пресса на организованную часть преступного сообщества.

Что характерно, со временем опер мог нащупать именно этот компонент общения, но решал, что выгоды от этого все равно больше. По сути, в этот момент он переставал быть правоохранителем и уже по складу своего мышления очень сильно приближался к преступнику.

Более того, в розыске просто нельзя было успешно работать, если ты не чувствуешь преступника, если не можешь влезть в его шкуру. Но фокус в том, что очень многие опера влазили в шкуру бандита и находили ее вполне уютной. Формально оставаясь опером, они все больше становились бандитами. Собственно говоря, происходила деградация более сложной системы до уровня более простой.

(продолжение следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

2 Comments on "Главная ошибка Пороха (Часть 2)"

  1. Дуже круто, такий погдяд зсередии, те, що я сам не міг би побачити.
    Фото, шикарно.

  2. у кого-то есть планка морального предела,
    а у кого- погоняло “бита беспредельная”
    Поскольку Порох глубоко верующий человек, то
    у него грань доступных вариаций в жизни находится в пределах личных отношений “он и бог” и через эту грань он и не переходит. А, если, когда и перешёл, то , опять таки, это только их личное дело )).
    У верующих другая моральная весовая категория.
    Всё, что он делал, находилось в рамках допустимого, в его понимании. Всё, что ему пришлось бы сделать дальше, может ,находилось вне рамок допустимого.
    ——
    но , это только моё мнение

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: