Россия, как болезнь (Часть 2) | Линия обороны

Россия, как болезнь (Часть 2)

За шаг до Войны

Не погружаясь в самую пучину столетий, отметим всего несколько событий, в которых Россия воевала, продвигаясь на Запад.

Поглотив безжизненные восточные территории, некогда принадлежавшие Орде, которая никогда не собиралась дать им ладу, Россия устремила свой взор на Запад и Юг. В отличие от Востока, земли там были заселены коренными жителями и для того, чтобы там «продвинуться», этих самых жителей следовало освободить, не важно от чего. Царь Петр таки решил прорубить «окно в Европу» и выйти к морям, Балтийскому и Черному. Понятно, что прорываться к морям надо было с боем, что и было продемонстрировано. Однако, по завершению процесса «рубления окна» обнаружился несколько странный вопрос: «зачем»? Экономика России была настолько отсталой и патриархальной, что не требовала мощного потока какого-то сырья и уж тем более, отсутствие выхода к морю не тормозило экспортный потенциал, ибо его почти не существовало.

То есть, классических причин силового захвата новых территорий просто не было. Этот простой тезис подтверждается легко и самими же россиянами. За 300 лет, прошедших с момента выхода к морям, Россия никогда не имела адекватного флота. Торговый флот просто не мог сравниться с испанским, португальским, французским и уж тем более – английским. Россиянам, в сравнении с остальными, просто нечего и некуда было возить. Что касается военного флота, то он всегда отставал от флотов противника даже не на один, а на два-три шага. Те морские виктории, которые стали легендами, были одержаны над флотом турецким, который тоже плелся в хвосте мировых военно-морских тенденций. Если россияне гордятся боем при Синопе, где сошлись антикварные, с точки зрения развитых стран, корабли и считают это великим достижением, то как тогда оценить победу флотилии запорожских легких лодок, успешно сделавших то, что сделали россияне своими тяжелыми кораблями?

Тут прослеживается та же самая тенденция, что и с Сибирью. Захватить захватили, а сделать из этого что-то путевое, как у нормальных людей – не смогли. Собственно говоря, выход к морям – не принес особого счастья, но принес вполне конкретное горе, к чему вернемся ниже.

В том же ключе продвигались и наземные военные операции. Россию явно тянуло на Запад и только с Наполеоном произошла целая серия войн, в которых лишь один раз Наполеон ступил на землю Империи, уже как ответ на очередную российскую агрессию. До 1812 года Россия последовательно выступала в роли агрессора, но ее войска неизменно терпели поражения, оставляя на полях сражений тысячи трупов и калек. В итоге, Россия так и не одержала ни единой победы над войсками Наполеона, а крушение французской империи произошло после битвы под Ватерлоо, где российских войск просто не было. Поэтому, к победе над Бонапартом россияне не имеют никакого отношения. Тем не менее, российский император Александр 1, в письмах к своим близким не раз писал о том, что хотел бы стать императором или королем Франции, ибо Россию презирал всеми фибрами своей души. Но не сложилось, а его желание так и осталось в виде Александровского моста над Сеной.

На этом тяга на Запад не закончилась, но далее уже работала некая тяга к сакральности, которая всплывает регулярно как то, что не тонет. Речь идет о черноморских проливах. Российские императоры регулярно возвращались к теме овладения этими проливами, но как мы отмечали выше, здесь вряд ли можно искать некую экономическую подоплеку, ибо для ущербной экономики России владение проливами было необходимостью третьего или четвертого порядка, далеко после теплых нужников и прочих действительно нужных вещей. Тем не менее, идея-фикс кочевала от монарха к монарху. Российские цари не раз и не два писали об этой мечте в своих дневниках и письмах.

Мы подозреваем, что проливы, как таковые, особого смысла не имели. Все дело в Стамбуле или Константинополе, где находился источник сакральной, мистической власти, в свое время переданной Киеву и утерянной после его разрушения Батыем. Уж очень не хотелось российским венценосным особам вести преемственность своей власти от Орды.

Эта идея была настолько мощной, что прямо или косвенно привела к обеим Мировым войнам, разразившимся в ХХ веке. Первая мировая война возникла в результате обрушения долгой и запутанной комбинации распространения своего влияния на Балканах, через которые и лежал путь к Стамбулу. Игра вышла из под контроля, когда к ней подключились другие игроки, со своими глобальными интересами. Но не будь этой неуемной тяги к проливам, Россия просто не влезла бы в драку, и чудовищная катастрофа могла бы и не состояться.

(продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

6 комментариев to “Россия, как болезнь (Часть 2)”

  1. Ярослав:

    Если уж положа руку на сердце, то армия Наполеона умерла именно в россии, но не от действий русской армии, которая проиграла все шо можно и нельзя имея численный перевес, а от генерала Мороза.
    Этот генерал, кстати, нанес русской армии такие же потери, как и французам — 95%. Преследовать отступавших было просто некому.

  2. Костянтин:

    Як, а Кутузов верхи на денщику?

  3. Артём:

    Непонятно, из каких соображений Автор считает Османскую империю слабым противником — хоть на море хоть на суше? В 16 веке она едва не завоевала всю Европу. В 19 веке конечно, уже не было того задора, что раньше, но тем не менее — огромная армия, многочисленный флот. К тому же, Англия и в этой и в следующей войне помогала Турции всем, чем могла. Российский флот не воевал с британским а воевал с турецким, потому что северным причерноморьем и Крымом владела Турция а не Британия. Синопское сражение кто-то назвал лебединой песней парусного флота — именно там было показано максимально всё, на что был способен парусный военный флот. Фактически, Нахимов в Синопе сражался не только с равноценным «антикварным» турецким флотом, но и с весьма сильными «антикварными» береговыми батареями, то есть один против двух. Уничтожил все турецкие парусные корабли — не потерял своего ни одного. И привёл их всех в Севастополь по уже неспокойному осеннему морю. Это не мои симпатии — это факты. Не на два-три шага, а ровно на один.

  4. Артём:

    Что касается запорожских чаек, то вот тут, как раз, и было отставание на два-три шага. Вероятно, Автор рисует в своём воображении запорожзкую чайку как гордую бирему или нечто подобное. Но даже бирема образца задолго до рождества Христова была намного более технически совершенна, нежели запорожская чайка, её делали из выдолбленного максимально толстого бревна, борта доращивали досками. Фактически, это были одноразовые суда, их строили для конкретного похода — «пошарпать турецкие берега», то есть для набегов. Очень дерзких набегов. Почему это им сходило с рук — потому что в то время интересы Турции были в Средиземном море (и соответственно ещё неантикварный флот), а в Чёрном море сильного военного флота не было — это было внутреннее турецкое море — начало 17 века. Сильное преувеличение, что казаки едва Стамбул не захватили. В основном это были прибрежные деревни.

  5. Вася Пупкиен:

    Для Артем:
    Русины, козаки, и если угодно, роксоланы, брали Царьград много раз — первым был Олег, потом его почти взял Святослав Принудил к вечному миру , просто пощадив город, ибо был Каганом с большой буквы, равным Императору. Затем в составе крестоносцев в 1204 году были также козаки взявшие Константинополь, затем только те набеги, что Вы привели как неудачные, но реальностью стал большой выкуп. После них вместе с османами в 1453 году взяли будущий Стамбул, причем двигаясь с востока (напомнить Вам , что те янычары в войске Мехмеда и были козаками?) на город, да и Мехмед ведь повторил фокус Олега перетащив корабли в залив Золотой Рог по суше «аки по морю» ))) затем были походы времен Сагайдачного — и тоже удачные — как там у Вас пальцы на руке еще остались загибать ?

  6. Артём:

    Царьград — столица совсем другой империи.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: