22 июня. Хроника одного дня (Часть 3)

Так вот, в этот момент действия по плану Барбаросса выполняла не вся германская армия, авиация и флот, а только та их часть, которая была внесена в изначальные выкладки боевого планирования.  Часть войск еще была в Греции с расчетным временем прибытия на Восточный фронт в первой половине июля, часть стояла на участках, которые надо было прикрывать от возможных контратак большевиков (что предполагалось в рамках плана), а еще часть – была в глубоком резерве или на стадии формирования частей.

Кроме того, 22 июня участие в боевых действиях принимали только части Вермахта. Румыны, венгры и словаки вступили в игру только в июле месяце. Только финны были готовы начать боевые действия синхронно с немцами, а потому – дивизии СС, которые были сформированы на оккупированных территориях, появились гораздо позже, а в первый день операции именно комбатантами с германской стороны были дивизии и бригады германских и австрийских войск. Довольно интересно посмотреть на то, как эта картина смотрелась из генштаба сухопутных войск Германии. Эти данные совершенно не совпадают с тем, что привычно показывает совок. Как это уже стало традицией, со времен описания «подвигов» Александра Невского, количество собственных сил было занижено, а численность войск противника рисовалась просто фантастическими показателями и чем дальше от тех событий, тем больше германских войск показывали совковые «историки».

Итак, германский генштаб выдает следующую картину соотношения германских и совковых сил:

 

Германия (для операции «Барбаросса») Россия (на всей европейской территории)
Пехотные дивизии + горнопехотные 102* 154
Танковые дивизии 19 10
Моторизованные дивизии 14** 37 мехбригад
Кавалерийские дивизии 1 25½
Спецсоединения 5***  —
Итого 141 соединение дивизионного состава 213 соединений дивизионного состава +

* В том числе 4 легкие пехотные и 2 горноегерские дивизии.
** В том числе 4 дивизии СС.
*** В том числе 3 охранные дивизии и 2 дивизии 15-й линии.
+ 37 механизированных бригад пересчитаны в меньшее количество соединений дивизионного состава.

Как теперь стало известно, в распоряжении генштаба сухопутных войск была только часть информации о количестве сил и средств противника, находящихся перед их войсками. Кстати, сами немецкие военные, уже в ходе боевых действий, с удивлением обнаружили, что перед ними стояла куда более мощная группировка войск, нежели то, что удалось обнаружить средствами разведки. В итоге, общие данные о составе противоборствующих сил оказались где-то не корректными, а где-то- абсолютно ошибочными. В любом случае, набрасывать к составу ударной группировки войск Германии те силы и средства, которые не принимали участия в начальной фазе вторжения,  не могли при всем желании.

Еще одно замечание перед тем, как мы посмотрим на то, что происходило после 3:00 22 июня 1941 года, чтобы дальнейшие события этого длинного дня были максимально понятными. Единственное, что привело к разрыву почти союзнических отношений Германии и совка именно в течение года, предшествующего началу операции «Барбаросса», это позиция совка, которая сильно трансформировалась после подписания «Договора о ненападении»  23 августа 1939 года. За это время не возникло вопросов к самому тексту договора, но совок пересмотрел границы сфер влияния Германии и совка в свою пользу.

В частности, действия Москвы против Финляндии хоть формально и не должны были касаться Германии, поскольку это была зона интересов совка, но побоище, устроенное совком, никак не входило в планы Берлина. Чуть позже по дипломатическим каналам, Сталин стал направлять в Берлин послания о том, что он хотел бы иметь в зоне собственного контроля Балканы (через Румынию), черноморские проливы, принадлежащие Турции и некоторые другие отступления от уже достигнутого договора. В общем, Сталин решил воспользоваться ситуацией, когда Гитлер уже имел войну с Англией, в качестве агрессора, а он – нет, а потому – можно было поддавливать «друга Адика» на уступки точно так, как сам Адик поддавливал Чехословакию и Польшу.

Сам план «Барбаросса», в своей основной части, был закончен уже к концу лета 1939 года и Гитлер одобрил его в принципе, но запустил его в работу только декабрьской директивой №21, сразу после общения с глазу на глаз, с товарищем Молотовым и 22 июня стало неизбежным. Как оказалось, немецкая сторона видела этот день совсем не так, как мы это привыкли читать в литературе, исполненной совковыми «историками». Тем более интересно увидеть это под несколько другим углом зрения.

(продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментария to “22 июня. Хроника одного дня (Часть 3)”

  1. «Сам план «Барбаросса», в своей основной части, был закончен уже к концу лета 1939 года…»
    —————
    Мабуть 1940.

  2. Gala SS:

    …сами немецкие военные, уже в ходе боевых действий, с удивлением обнаружили, что перед ними стояла куда более мощная группировка войск, нежели то, что удалось обнаружить средствами разведки…
    Пламенньій привет адмиралу Канарису. Англійський агент спєцом годував військових дезою, щоб ті не дай Бог не передумали воювати з парашею.

  3. Яша:

    «…сами немецкие военные, уже в ходе боевых действий, с удивлением обнаружили, что перед ними стояла куда более мощная группировка войск, нежели то, что удалось обнаружить средствами разведки…»
    А также, очевидно, с не меньшим удивлением (не сомневаюсь — приятным) обнаружили парки артиллерии и танков, склады ГСМ к технике и горы боеприпасов, разгруженных вдоль железных дорог прямо на грунт. И много других не менее приятных «подарков»…

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: