Почему Киев — не Париж? (Часть 1)

Получив безвиз, многие соотечественники ринулись за границу и наверняка – большая их часть поехала в Польшу и Чехию, но кто-то добрался и дальше, до Германии Италии, Франции и Испании. Наверняка многие обратили внимание на то, что почти во всех населенных пунктах, особенно городах, имеется четко выраженный исторический, он же – культурный центр, притягивающий к себе туристов. На собственном опыте они понимают, что сами эти виды средневековых улочек – уже приносят деньги. Просто правильно организованный сервис для туристов, уже кормит город. Раз так, то там никому в голову не приходит всунуть в этот центр какую-то действующую фабрику или налепить там стеклянных колб для бизнес-центров и уж тем более – жилых высоток. Меняются города и страны, но этот принцип остается неизменным. Тогда приходит понимание того, что наши города, за редким исключением, устроены иначе.

На примере Киева можно сказать о том, что исторического центра в нем почти нет. Островками старого города остались несколько десятков церквей и кварталов, относительно старых домов. Причем, дома эти вряд ли имеют историю дольше 150 лет. Вместо этого, центр усеян безобразными строениями, в основном – совковых времен. Даже на Бессарабке стоит панельный кошмар, на который нельзя смотреть без ужаса. Но и в наши времена, центр застраивали бандиты от архитектуры, которые изуродовали вид центральной части города своими убогими коробками, а некоторые даже умудрились нагадить своими монстрами в парковой зоне склонов к Днепру.

Нынешняя безголовая архитектура стала возможной потому, что после Второй Мировой Войны, центр города был практически уничтожен. Причем, списано это было на оккупанта и тут в общем-то, все правильно, только оккупант назван не верно. Киев рушили большевики и сделали это в три захода. Первый заход был осуществлен еще до войны, когда в угоду коммунистической идеологии, уничтожались следы царских времен. Тогда, кстати, под нож пошел и Михайловский собор. Второй заход был осуществлен большевиками при отступлении в 1941 году, на котором стоит остановиться несколько подробнее.

Как всем известно, 22 июня 1941 года, Вермахт начал решительное наступление на совок. Причем, совок сам готовился к точно такому же наступлению, для чего уже собрал у границ больше личного состава, вооружений, техники и другого военного имущество, чем то удалось большевикам. Гитлер начал первым и получил преимущество, вылившееся в разгром кадровой РККА у границ.

Пикантность ситуации была в том, что стороны сосредотачивали и развертывали свои войска у границы, практически на виду друг у друга. Оба противника четко понимали, что именно делает оппонент и действительно, все это превратилось в игру «кто первый моргнет». Но была еще одна особенность, которую пост-совок не признает никогда или признает в последнюю очередь. Войска Вермахта и РККА не размазывались ровным слоем вдоль границы, они собирались в ударные группировки, между которыми было почти открытое пространство, на котором практически не было войск. Так вот, РККА четко нащупала эти места в боевых порядках Вермахта и создала свои основные ударные группировки именно в этих, почти не имеющих войск противника местах. Германские войска сделали ровно то же самое. Они сосредоточили свои ударные группировки напротив таких самых брешей в боевых порядках РККА.

Известно, что направление основного удара РККА готовила на центральном и южном направлении, где общий замысел был прост – разрубить боевые порядки Вермахта так, чтобы уйти глубоким клином между основной массой войск Вермахта и нефтяными промыслами в Плоешти, Румыния. Даже такого удачного хода было достаточно, чтобы вся механизированная часть Вермахта и Люфтваффе, выпала из игры навсегда. В общем, основная ударная мощь РККА располагалась западнее и северо-западнее е и юго-западне Львова. Как известно, Вермахт ударил севернее и стал обходить стоящие группировки РККА с севера. Именно северо-восточнее основной группировки РККА, Вермахт нашел то, что было заготовлено для первого удара – огромное количество совковых танков и в первые дни войны началось то самое крупнейшее в мире танковое сражение под Дубно.

Фокус ситуации заключался в том, что гигантская группировка РККА осталась еще не окруженной, но уже в тылу наступавших частей Вермахта. При этом, она сидела на гигантских запасах вооружений, боеприпасов и прочего. Она самостоятельно могла вести собственную войну и несколько месяцев не иметь недостатка ни в чем, ибо в ее распоряжении было имущество не только свое, но и предназначенное для так и не подошедших Второго и Третьего стратегических эшелонов. Но она (группировка), бросила все имущество, и начала отход в направление Киева. Почему так случилось – отдельная тема. Но это стало началом того гигантского явления, которое потом было названо «Киевский котел», который стал абсолютным рекордом в истории, по единовременному захвату в плен армии противника. Ни до, ни после этого, ничего подобного не случалось.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментария to “Почему Киев — не Париж? (Часть 1)”

  1. Олександр Ярославович:

    Первая и вторая части отнесены к разным рубрикам.

  2. Volodymyr:

    Буваючи в Києві у відрядженні, свого часу, прогулюючись ввечері у центрі міста, теж помітив, що старовинного центру, як в Західній Україні в багатьох містах, в Києві просто немає.

  3. Николай:

    Если отрезать Плоешти, то Вермахт и Люфтваффе остановились бы только наполовину. 50% бензина Германия производила из угля. Так называемый эрзац-бензин.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: