Балканские войны. Часть 12. Слободан Милошевич

Слободан Милошевич – ключевая фигура войн и конфликтов, последовавших после распада Югославии в начале 1990-х годов. Отношение к Милошевичу как в странах бывшей Югославии, так и в мире, крайне неоднозначное. Сербы, пацаки и прочие апологеты скреп считают Милошевича истинным сыном великого сербского народа и жертвой произвола США и НАТО. А вот другие народы бывшей Югославии называют Милошевича «балканским мясником» и заслуженно считают военным преступником. Я разделяю последнюю точку зрения.

В интернете много чего написано про Милошевича. Чтобы не создавать еще и свою версию жизни этого персонажа, приведу здесь краткое описание деятельности Милошевича, которое ему дал некий публицист Андрей Агафонов:

Слободан Милошевич родился в семье коммунистки и священника. И отец, и мать Милошевича позже покончили жизнь самоубийством. Говорят, тяга к суициду – это наследственное. Учась в Белграде, познакомился с будущей женой, Мирой Маркович, о которой говорили, что это она в действительности правит Сербией, прикрываясь мужем.

Никаких убеждений у Милошевича не было никогда. Стоит вспомнить обстановку тех лет – и свержение Горбачева в СССР, и убийство Чаушеску в вовсе соседней Румынии. Милошевич просто вовремя поменял коня – пересел с коммунизма на национализм.

Суть режима осталась та же: государственный капитализм, то есть капитализм для властного клана и «социализма для всех остальных». Югославия, в которую Запад много лет закачивал огромные средства, поскольку видел в ней альтернативу странам – участницам Варшавского договора, коррумпированной оказалась сообразно масштабам инвестиций. Постсоветская Россия свой вклад в личное обогащение лидеров Югославии тоже внесла. По привычной схеме России гнала в Югославию нефть и газ, а Югославия рассчитывалась зерном, которое скупалось у крестьян по цене явно заниженной, а России продавалась по цене явно завышенной. Контролировал поставки нефти и газа лично Милошевич, его брат Борислав (бывший посол в России, до сих пор живет в Москве) и премьер Милошевича Марьянович, которого Гаагский трибунал вообще не тронул.

Что касается оккупации Югославии – до бомбардировок 1999 года, там десять лет шла полномасштабная резня, причем все резали всех. Началось с того, что в декабре 1990 года сербы в Ховатии провозгласили образование автономной области Сербска Краина и вышли из состава Хорватии, а в августе 1991 (опять же вспомните контекст – как раз во время распада СССР) уже сама Хорватия провозгласила свою независимость от СФРЮ. 19 декабря 1991 года автономная область Сербска Краина преобразуется в республику, то есть в отдельное государство (которое, правда, никто в мировом сообществе не признал). Сербской Краиной как раз и руководил Милан Бабич, позднее повесившийся, но успевший перед смертью дать признательные показания (в том числе и против Милошевича).

Заметим также, что после получения своих 13 лет Бабичу вроде смысла вешаться не было, но и судьям его вешать тоже смысла не было. Вина доказана, дело закрыто. А в общем-то, откровенно говоря, собаке – собачья смерть…

Так вот то, что творили сербы в Сербской Краине, а так же то, что творила в Хорватии ЮНА под руководством Милошевича, и есть те самые преступления против человечности, и есть тот самый геноцид, за который судили «балканского мясника», как прозвали Слобо босняки и хорваты. И не только сербов судят в Гааге. Трибунал требует у хорватов выдачи генерала Анте Готовины, трибунал требует показаний от лидеров Северо-Атлантического блока, трибунал и с Москвой не прочь бы посотрудничать, но Москва почему-то не хочет идти навстречу. Гаага отправляет запрос на имеющиеся у российской стороны доказательства этнических чисток в отношении сербов – а Россия, на словах вроде бы сербов поддерживающая, этих доказательств не выдает. Разбирайтесь, мол, сами.

В 1998 году, по инициативе Милошевича, широкомасштабные военные действия начались и против Косово, также захотевшего отделиться. Процесс грозил стать полностью неуправляемым. Подумайте сами, десять лет в центре Европы идет война, идут бомбардировки, сотни тысяч беженцев по всей Европе, да что Европа – и в США бежали боснийцы и косовары. Немаловажно, что к 1999 году три четверти сербов не поддерживали Милошевича и хотели его ухода. Кто должен был вмешаться? Кто должен был остановить безумие?

И не надо говорить, что операция по усмирению взбесившейся Югославии (читай Сербии, прим. Автора) была неожиданностью. Югославам в деталях расписали, что именно будут бомбить и что после этого будет с их экономикой, если они откажутся подчиниться требованиям мирового сообщества по мирному урегулированию конфликта. Вместо ответа Милошевич выгнал на мосты и к стратегическим объектам мирных людей – в качестве живого щита. И это тоже пополнило список его военных преступлений.

Да, действительно, дело Милошевича не обязательно могло закончиться обвинительным приговором. Могло и вовсе развалиться. Это говорит о двух вещах: во-первых, о том, что Милошевич не был дураком и не подписывал ничего, что стоило не подписывать (в этом смысле Гитлер для международного трибунала тоже был бы проблемой), а во-вторых о том, что, видимо, Гаагский трибунал не такой уж предвзятый. Поскольку, если это суд «победителей» над «побежденными», то уж засудит-то по-любому. Когда было иначе? России же активно участвовала в создании трибунала, хотела поставить своего судью, а после того, как ей в этом отказали, дальнейшую работу трибунала саботировала. И вообще старалась особо не вмешиваться во все эти споры «славян между собою».

В мае 1999 года Гаагский трибунал заочно выдвинул обвинения против бывшего президента Югославии Слободана Милошевича в совершении военных преступлений в Косово в 1999 году. Милошевича и четырех высших югославских руководителей обвиняют в преступлениях против человечества – убийства, преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам, депортации и в нарушениях законов и обычаев войны. В обвинительном заключении подчеркивается, что обвиняемые лица лично ответственны за нарушение международного гуманитарного права. Согласно обвинительному заключению, обвиняемые несут ответственность за изгнание из Косово около 750000 этнических албанцев, что составляет почти одну треть всего албанского населения края. Милошевича и других руководителей страны прямо обвинили в убийстве конкретных 340 человек, имена которых названы в приложении к обвинению.

1 апреля 2001 года Милошевича арестовали, а 28 июня передали Гаагскому Международному Трибуналу. 3 июля  состоялась его первая встреча с судьями Трибунала. От услуг адвокатов Милошевич  отказался, заявив, что Гаагский суд незаконен и он его не признает.

Судебный процесс начался 12 февраля 2002 года. Милошевичу были выдвинуты обвинения в таких преступлениях:
1. Хорваия, Босния и Герцеговина, 29 преступлений с 01.08.1991 по 31.12.1995. Геноцид: массовые убийства боснийских мусульман и хорватов (казнь нескольких тысяч мусульман в Сребренице в июле 1995 года), создание концлагерей (около 50 на территории Боснии), насильственное переселение более 250000 человек.
2. 10 преступлений против человечества: преследование на политическом, национальном и религиозной почве, убийства, пытки, антигуманные действия, незаконное заключение.
3. 8 нарушений Женевских конвенций 1949 года: убийства, причинение страданий, неоправданные разрушения, порчи имущества.
4. 9 нарушений законов и обычаев ведения войны: варварское разрушение населенных пунктов (обстрел Сараево), разрушения и нанесения ущерба историческим памятникам, присвоение имущества, нападение на мирных жителей.

По состоянию здоровья Слободана Милошевича процесс прерывался 22 раза. Милошевич настойчиво подавал ходатайства о лечении в России, заявляя о своем недоверии к медицине, предоставляемой Трибуналом, и рекламируя медицину России. Суд отказывал, мотивируя тем, что болезнь есть лишь повод для ухода от правосудия.

11 марта 2006 года Слободана Милошевича найден мертвым в своей камере в тюрьме Гаагского трибунала. Он умер от сердечного приступа. Через три дня Трибунал закрыл дело.

Далі буде.

Ваш Готельєр – бандерівець

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

5 Comments on "Балканские войны. Часть 12. Слободан Милошевич"

  1. Хмм..

    А може то були солсберійські шпілі-вілі?

  2. Той трибунал створений для окозамилювпння. І те що вдалось щодо Руанди та Югославії заслуга дель Понте та її команди. Сама по собі інституція імпотентна. Як і вся система організацій ООН

  3. Цитата: “Сербы, пацаки и прочие апологеты скреп считают Милошевича истинным сыном великого сербского народа и жертвой произвола США и НАТО.”

    Хм… Немного не так. Сербы свергли Милошевича в 2001 году и выдали Гаагскому трибуналу. При этом те, кто сменил Железного Слобо, по своим убеждениям ничем от него не отличались, а многие из “революционеров” отметились в Боснии, Хорватии и Косово (например, любимец Запада Зоран Джинджич, после свержения Милошевича ставший премьером, во время войны ездил в Боснию с зажигательными речами и фотографировался с автоматом в руках). Просто Слобо всем сербам осточертел: одни (например, Желько Ражнатович-Аркан, сербский аналог Гиркина) считали его недостаточно радикальным патриотом, а то и предателем, другим он просто мешал делать бизнес на проклятом Западе из-за санкций и т.д. Кстати, я полагаю, что Путин больше боится повторить судьбу не Каддафи, а именно Милошевича…

    • А я би не заперечував… Хай би Х-ло повторив долю Чаушеску, Каддафі, Мілошєвича, чи навіть Кеннеді

  4. Лисий із Бразерс | 29 Липня, 2021 at 11:38 | Відповіcти

    Кароч, всі люди як люди, а серби – це майже те саме, що і кацапи – ракова пухлина Балкан!
    Принаймі таки висновки зробив, прочитавши 12 дописів Готєльєра…

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: