Фактор балалайки в нефтяной промышленности (Часть 2)

Однако нефтяной кризис весны прошлого года, был необычным даже для путинской РФ. Тогда на столе, за которым заседали главы нефтяных министерств стран ОПЕК, министр энергетики РФ Новак сплясал под балалайку, посылая всех по известному адресу и потому последствия для Москвы были крайне необычными. Аравию удалось уговорить не додушивать «белого Ваню» сверхнизкими ценами в обмен на то, что он сократит добычу не понарошку, как это было раньше, а натурально и в одном объеме с Саудовской Аравией, которая имела самую большую квоту ограничений.

И вот когда стало известно о том, какой ценой удалось откупиться за частушки под балалайку, у многих российских наблюдателей возникли резонные вопросы о том, какие отдаленные последствия этого шага будет иметь российская нефтянка. Ведь для Аравии сократить добычу – раз плюнуть, надо просто прикрыть вентиль на скважине, которая находится рядом с терминалом и все. Она там легко идет под естественным давлением, ее плотность ниже российской и для того, чтобы она вышла наружу, не нужно прилагать дополнительных усилий. А вот в РФ – другое дело.

Нефти, которая извлекается примерно таким же простым способом как и в Аравии, в РФ почти не осталось. Ее уже давно выкачали и продали. Более того, новые месторождения, которых не так уж и много, тоже не имеют легко добываемой нефти. Всю ее нужно извлекать, прилагая дополнительные и достаточно сложные усилия. А кроме того, вся эта нефть находится очень далеко от потребителей или наливных терминалов. Все это вместе взятое указывает на совершенно другие последствия приостановки добычи нефти, чем у Саудовской Аравии или стран Залива.

В общем, кроме прямого и естественного ущерба, связанного с уменьшение объема добываемой нефти, возник вопрос о косвенном ущербе, связанном с технологическими особенностями добычи нефти на Московии. Эти темы бурно обсуждались по-горячему, пока их не занесли в разряд нежелательных. 

Поэтому, как по команде, подобные рассуждения смолкли и как там обстоит дело именно в этом плане, уже неизвестно. Тем не менее, пресса рассуждает о других последствиях, которые проявляются со всей очевидностью. Вот что они пишут о том моменте, когда ОПЕК начала послаблять ограничения по добыче, в частности и для РФ.

«Резкое повышение цен на нефть и смягчение условий сделки ОПЕК+, в рамках которой Россия в одиночку смогла увеличить добычу нефти в начале года, оказались бессильны приблизить российскую экономику к доковидным уровням нефтедолларовых доходов».

Как видно, что-то уже пошло не по плану. Закрутить вентиля оказалось простым делом, а вот открутив их, Москва обнаружила, что ситуация не пожелала возвращаться на предыдущий уровень. Причем, структурно это выглядит и вовсе обидно, поскольку статистические данные показывают идиотизм теории, которой придерживался Путин и российская верхушка полтора десятка предыдущих лет. Конечно, этого никто не сделает, но ко всем тем статьям и речам, которые были посвящены конечности запасов нефти и газа и бесконечности роста цен на них, в месте, где указан автор, к его должности или званию, можно было бы прибавить слово «идиот». Например «профессор – идиот» или «доктор наук – идиот» и то же самое с должностями, вплоть до президента.

(Окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

2 Comments on "Фактор балалайки в нефтяной промышленности (Часть 2)"

  1. профессор-идиот;
    доцент-полудурок;
    младший научный сотрудник-дебил.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: