Азербайджанская война. Технический аспект (Часть 2)

В итоге получилось, что авиация была вынуждена работать со все большего расстояния, чтобы не входить в зону поражения ПВО или разрабатывать новые методы преодоления этой обороны. Для этого создавались специальные модификации самолетов и только для этого предназначенные боеприпасы. То есть, обе стороны  боевых действий усложняли свои системы вооружений и они становились все более дорогими, а наземные цели, тем временем, оставались если и достижимыми, то очень дорогой ценой.

В итоге получилось так, что наземные вооруженные силы не имели стимула к изменениям ключевого характера и если противники сходились так, что у одного из них не было авиации или адекватной ПВО, то он просто уничтожался с воздуха до такой степени, что сухопутным войскам оставалось только подчистить за авиацией. Но ситуация в Сирии показала, что и авиация может быть поставленной в тупик, если противник изначально исходит из того, что у него нечего противопоставить противнику, в плане воздуха.

Как только такой противник переходил от действий в стиле регулярной армии, а рассыпался мелкими подразделениями по местности, то у авиации сразу же возникали проблемы. Она попросту не видела целей, а мобильные подразделения, тем временем, обзавелись эффективными и легкими средствами поражения военной техники, тех же самых танков, которые кардинально не изменились со времен Второй Мировой войны.

Танки остались теми же бронированными коробками с пушкой. Да, они стали быстрее двигаться, дальше и точнее стрелять, получили обвес активной брони, но в сущности, остались теми же танками, что были и раньше. А вот средства поражения машины, которая стоит несколько миллионов долларов, уже помещаются в рюкзак пехотинца.

И раз так, то война снова становится плоской. Единственное, что могла делать авиация – опять работать по площадям, надеясь уничтожить все живое, в каком-то квадрате. Но ведение войны в таком ключе ведет к тотальным разрушениям и вопросу о том, ради чего она вообще начиналась, поскольку в итоге, уничтожается сам приз, ради которого все было затеяно.

В итоге мы наблюдаем всю ту же картину на поле боя – окопы, в которых прячется пехота, врытая в землю боевая техника, а сзади – колонны техники, обеспечивающие логистику. То есть, плоское поле боя выглядит примерно так, как и во время Второй Мировой войны. Но вот появился новый игрок, у которого оказались в наличии два ключевых качества. Первое – снайперская точность. Дроны способны работать в парадигме «один выстрел – один труп». То есть, они способны уничтожать конкретную цель одним единственным ударом.

Ну а второе качество – относительная дешевизна производства. Причем, эта относительность складывается как из линейного сравнения того же боеприпаса для беспилотной машины или дрона-камикадзе, так и сравнения эффективности работы той же ракеты РСЗО или артиллерийского снаряда и дрона. Просто нужно учесть, сколько ракет и снарядов надо выпустить для поражения одной цели и сравнить их стоимость со стоимостью беспилотника, который гарантированно попадет в цель.

Причем, беспилотники способны барражировать над полем боя часами, выискивая свои цели и только после этого – наносят удар. Плюс к тому, ввиду своих малых размеров и практически отсутствию металла в их конструкции, они становятся невидимыми для современных средств ПВО и более того, даже если по ним начать палить ракетами, то стоимость ракет окажется многократно более высокой, чем дрона.

(Окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

13 Comments on "Азербайджанская война. Технический аспект (Часть 2)"

  1. я бы добавил 3 ключевую характеристику – сравнительную дешевизну и быстроту обучения персонала для ведения войны дронов, а также его безусловную защищенность от противодействия

  2. хороший електромагнітний імпульс і вся електроніка навіпровідникова …… .

    • Точно. Одна ракета с ядерной боеголовкой выводит из строя до сотни находящихся в воздухе дронов.

      • Взорванная над своей территорией или своими войсками? Ну так и хрен с ними, с дронами, можно считать, что они свое дело сделали.

    • а як з боку супротивника домовитись з електромагнітним імпульсом, щоб він не зачепив свою електроніку? блекаут на 5 хв зробити перед імпульсом?

      • не допоможе при застосуванні ЕМІ електроника виводиться з ладу потужним наведеним струмом у провідниках. Тобто неважливо включений пристрій чи ні, ЕМІ сам ствоює в ньому струм рувнійної потужності

    • А це залежить від того, наскільки електроника захищена, екранована. Та і “хороший електромагнітний імпульс” створити не так дешево і просто; якщо потужний, то хіба що атомною бомбою.

  3. сопоставляя стоимости средств поражения , нужно добавить и стоимость защищаемого оборудования/техники. дрон стоит тысячу, танк стоит миллионы, а ракета, которая сбивает дрон. – десятки тысяч..

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: