Ржевский памятник (Часть 4)

Так вот если до павших героев никому не было дела, то представляете как “заботились” о местном населении. Надо отметить, что уже с момента начала войны у комитетчиков было сразу введено в обиход понятие “проживание на оккупированной территории” это означало, что даже если ты с немцами не сотрудничал, но жил или твои родственники жили на оккупированной немцами территории, то потенциально ты уже фашист. Если не докажешь обратное. Проживание на оккупированных территориях аукалось пожизненно, даже детям оказавшимся в оккупации в малолетнем возрасте и детям их детей.

Пропитание для семьи можно было получить только либо служа немцам, либо партизаня. У немцев служить добровольно не хотел никто, но обычно немцы просто заселялись в любой дом и деваться было некуда. Летом 41 года, родная сестра моего деда Виктора Васильевича Филиппова Валентина, родила сына. В сентябре 41 она получила похоронку на мужа. В октябре пришли фашисты.

В ноябре малыш заболел, в одну из ночей он вообще перестал спать, тогда один из немцев взял ребенка и сунул его в снег. Валя пыталась выхватить ребенка, но ее удерживали соседки и не дали забрать ребенка из снега. Он поплакал немного и затих. Она тронулось умом в этоит же день Детей у бабы Вали больше не было, в 42 году ей сделали в партизанском отряде неудачный аборт, она еле выжила и так и прожила всю свою жизнь одна.

В партизанских отрядах тоже жизнь особо сладкой не была. Чтобы вообще представить себе контингент и атмосферу, которая была в отряде представьте своих соседей по подьезду в лесу, где идет война, нет никакой милиции, никакого закона, вчерашный урка может быть зам командира отряда, так как знает и умеет по-тихому резать фашистам горло, у них в руках оружие, и если они хотят, то сделают все что угодно и вы ничего не докажете. Вот приблизительно так все и было.

А быть женщиной в партизанском отряде означало, что если у тебя нет постоянного мужчины, причем такого, который может за тебя заступиться, хочешь ты или нет, пользовать тебя будут тайком или открыто в любой  момент все кто угодно, и правил и защиты нет. Считалось, что женщина сама спровоцировала и всегда говорили что “Сука не захочет – кобель не вскочит”.

Красивые фильмы про партизанов, где у костра сидят семьи партизанские с младенцами, кормящими женщинами бабушку всегда возмущали, она вставала и уходила на кухню. Смотреть такие “сказки” она не могла.

Если уж начать издалека, то не будет для вас секретом, что партизан разыскивали в лесах методично и постоянно, для этого использовали и авиацию, и отборные отряды СС, и обученных немецких овчарок. Так вот маленькая ремарка – кормящая женщина пахнет настолько сильно, что даже обычная собака запах грудного молока учует. Немецкая овчарка его услышит за километры даже против ветра. Плюс у женщин бывают и другие выделения, которые даже лисы чувствуют и волки, не только чуют, а могут прийти в отряд.

Поэтому в такие периоды все женщины-партизанки из лагеря уходили в так называемые Бабьи Ямы. Это были овраги, обычно у реки, чтобы можно было постираться и помыться. Если из какой то Бабьей Ямы женщина в отряд не возвращалась, это означало что ее либо нашли немцы, либо изнасиловали и убили свои. В любом случае другие женщины уже уходили в другое место. В таких же бабьих ямах делали сами себе аборты, там же рожали.

Если у женщины были дети от мужа, то младенцев обычно топили – к детям, оставшимся у партизан с новорожденным бы не пустили, да и ребенку от другого мужчины, вернувшийся с войны муж вряд ли был бы рад. Если ребенок был от немца, то даже молодые незамужние бабы его топили – все прекрасно понимали что вернуться русские и посадят за “сотрудничество с немцами” даже если это было изнасилование.

Если же ребенок был от неженатого партизана, погибшего или пропавшего без вести, то командир даже мог задним числом сделать запись о регистрации брака /он имел на это право/ и у ребенка формально был отец. Я знала таких женщин, они как правило так и не выходили замуж, жили одиноко, ребенок вырастал и уезжал из Ржева, а про женщину все, кто понятия не имел, что им пришлось пережить в лицо их называли “лесными шалашовками”, “партизанскими подстилками”, слава богу что не немецкими – немецких всех отправили в лагеря сразу в 43 по приходу Красной Армии.

Никто из них не вернулся. Может сгинули в лагерях, может остались там сами. Но во Ржеве ни одна из сиделец не появилась. С младенцем бабы в лагере оставаться не могли и старались уходить в деревни. Там их очень часто находили немцы, просто вычислив, что раньше бабы этой не было, а взяться она могла только из леса, а значит – партизанка. Вдов и сирот партизанских героев старались отправить лесами в Вологодскую и Ярославскую область, там немцев не было.

Остальные бабы с ребятишками выбирались сами как могли.
Моя бабушка была дама очень крупная, мы в роду вообще все не дюймовочки, кость у нас тяжелая, кулаки мужицкие и внешность, слава богу, с точки зрения мужского пола, малопривлекательная.
Приставать удовольствия мало, а по морде огрести можно было здорово. Кроме того, до войны она работала в Павшине в отделе кадров военного завода, “манерам” и методам общения с военной братией владела в совершенстве.

В июне 41 она приехала в деревню Ульяново Зубцовского района Калининской области к матери в отпуск. В октябре 41 она приступила к службе курьера партизанского отряда – она пешком из места дислокации отряда носила донесения в штаб Калининского фронта и обратно приносила приказы. Что она пережила, она никогда мне не рассказывала. То, что она служила в партизанском отряде я узнала совершенно случайно.

Вообще, как ни странно, к женщинам-партизанкам было очень унизительное отношение. Никто не задумывался, что они воевали, что они рисковали жизнью. Первое что им говорили, что они с “мужиками по лесам всю войну е–сь” это было ужасающе,  я сама слышала такие вещи от соседей-мужиков. Поэтому не удивительно, что партизанскими наградами женщины не хвастались.

Именно когда я нашла совершенно случайно корзинку с бабушкиными медалями за отвагу, я и узнала о ее боевом прошлом.  Меня больше потнясло, что она это скрывала, а не то что она воевала. Но даже дед я так поняла периодически ее унижал и оскорблял, “Ты куда в таком коротком платье пошла? Тут тебе не партизанский отряд”.

Их обычно ходило по двое. Две девушки на дороге привлекали меньше внимания, чем одна. Но все ее напарницы погибали. Бог неведомым образом отводил от нее и немецкие облавы, и противопехотные мины, и даже бомбы авиационные. А все ее напарницы гибли в первые 2-3 месяца службы. С зимы 42 она уже напарниц не брала. И как мне она однажды рассказала, было столько крови и смерти вокруг, что очень хотелось умереть. Шла уже на автопилоте, не задумывалась, снег, дождь, мокрые ноги, замерзшие. Состояние усталости трансформировалось в какое-то отрешение от происходящего, как будно это не ты вовсе, а просто смотришь со стороны на все, погибнуть было не страшно, страшно было начать осознавать происходящее.

Бабушка прожила 90 лет. Ни на один военный парад она не пошла.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

17 Comments on "Ржевский памятник (Часть 4)"

  1. Нема слів……

  2. Ясно видящий | 1 Липня, 2020 at 12:40 | Відповіcти

    Да… Я читал это еще в первой публикации, кажется еще в 80-х прошлого века в журнале “Огонек”. Во времена “perestroiki” это начали публиквать. Но “взлелеянная большевиками масса подонков уже породила новые поколения себе подобных” и архивы оказались закрыты, а правда воспоминаний под запретом.

    Николай Никулин:
    “… Раньше все представлялось в «лягушачьей перспективе» — проползая мимо, не отрываешь носа от земли и видишь только ближайшего мертвеца. Теперь же, встав на ноги, как подобает царю природы, мы ужаснулись содеянному на этом клочке болотистой земли злодейству! Много я видел убитых до этого и потом, но зрелище Погостья зимой 1942 года было единственным в своем роде! Надо было бы заснять его для истории, повесить панорамные снимки в кабинетах всех великих мира сего — в назидание. Но, конечно, никто этого не сделал. Обо всем стыдливо умолчали, будто ничего и не было.
    Трупами был забит не только переезд, они валялись повсюду. Тут были и груды тел, и отдельные душераздирающие сцены. …
    Штабеля трупов у железной дороги выглядели пока как заснеженные холмы, и были видны лишь тела, лежащие сверху. Позже, весной, когда снег стаял, открылось все, что было внизу. У самой земли лежали убитые в летнем обмундировании — в гимнастерках и ботинках. Это были жертвы осенних боев 1941 года. На них рядами громоздились морские пехотинцы в бушлатах и широких черных брюках («клешах»). Выше — сибиряки в полушубках и валенках, шедшие в атаку в январе-феврале сорок второго. Еще выше — политбойцы в ватниках и тряпичных шапках (такие шапки давали в блокадном Ленинграде). На них — тела в шинелях, маскхалатах, с касками на головах и без них. Здесь смешались трупы солдат многих дивизий, ата-
    ковавших железнодорожное полотно в первые месяцы 1942 года. Страшная диаграмма наших «успехов»! Но все это обнажилось лишь весной, а сейчас разглядывать поле боя было некогда. Мы спешили дальше. И все же мимолетные, страшные картины запечатлелись в сознании навсегда, а в подсознании — еще крепче: я приобрел здесь повторяющийся постоянно сон — горы трупов у железнодорожной насыпи.”

    Три года подряд у одной маленькой станции уничтожать роты, полки и дивизии …

    • Ясно видящий | 1 Липня, 2020 at 13:10 | Відповіcти

      А партизан, кстати, местное население что в Украине, что в Белоруси, что в самой московии ненавидели гораздо больше, чем немцев. Причина в том, что немцы не искали еду. Немцев снабжали обильно и регулярно, часто они из своей кухни кормили местных.
      Партизаны же вынуждены были добывать пищу у местного населения. И грабили, грабили и грабили. Зачастую войдя в село многих, “заподозренных” убивали, насиловали, из домов выносилось все, не только съестное. 14, 15-ти летних пацанов угоняли в отряд – “призывали на службу” По сути партизанский отряд был бандитским образованием от которого страдало в первую очередь местное население.
      В Крыму (знаю от первоисточника) у партизан были часты случаи канибализма. Партизаны забирались в сад или виноградник и поджидали жертву, желательно помоложе. Найдя тело родственника со срезанным мясом люди обращались в местную (немецкую) администрацию. Заявлений о грабежах, убийствах, исчезновениях от местного населения было множество. А местное население – это крымские татары, в основном. Вот эти заявления и послужили поводом для депортации …
      Среди самих партизан задокументировано, если не ошибаюсь, девять судов и расстрелов именно за канибализм. Это только те, кого застукали при приготовлении или поедании человеческого мяса.

    • Подтверждаю:у родителей есть дачный участок недалеко от Погостья.Мины,снаряды,каски,колючая проволока-все это вывозилось годами, и до сих пор земля там “нашпигована”военными сюрпризами. В
      Погостье немцы хоронили своих и, по договору, наших павших…Тысячи могил. Деньги от Германии на содержание кладбища скомуниздили…

  3. И в чем разница, между теми кто гнал людей в бабий яр или любую другую расстрелянную канаву, и этими лампасами типа Жукова? И если не считать что в первом случае оккупант все делал сам, в во втором расписывали на двоих, Одни гнали, другие расстреливали, Сегодня внуки этих ублюдков танцуя на костях выкошенных поколений мечтают за повторить, За судьбу женщин, может в их районе Ржева так и было, у нас не слышал и рядом,

  4. “А партизан, кстати, местное население что в Украине, что в Белоруси, что в самой московии ненавидели гораздо больше, чем немцев. Причина в том, что немцы не искали еду”…
    Не только за это!
    Из рассказа моей тещи, которая в послевоенной молодости подслушала в застольной беседе своего отца (не простой был мужичок!..) с бывшим командиром партизанского отряда.
    Всю родню выставили из комнаты вон, теща и ее мать только подносили закуски, вот услышанное урывками и из-за неплотно закрытой двери ее и оглущило…
    О расположении партизанских отрядов немцы узнавали мгновенно от случайно оставшихся в живых свидетелей, наблюдавших ПЕРЕДВИЖЕНИЕ партизанской группы. Поэтому всё делалось максимально скрытно, группу сопровождал арьергард из наделённых “особыми” полномочиями. Если по пути попадался какой-нибудь малолетний пастушок или любой другой селянин, после прохождения группы его ликвидировали “по тихому”…
    Такой была “народная” война в исполнении НКВД.

    • Ясно видящий | 1 Липня, 2020 at 15:08 | Відповіcти

      За одно “по тихому” и пополнить “запас продовольствия”.
      Отец рассказывал (ему в 1941 было 13 лет): Ранним утром в лес по дрова поехал кто то из села. Видит, что то ярко белое среди ветвей, подошел ближе – парашют на дереве, а под еревом спит в советской форме герой-диверсант. При диверсанте мешок … Вечером героя НКВД, “основателя партизанского отряда” немцы повесили в центре села.
      В Украине после ужасов 1917-1919 гг, оккупации краной армией в 20-м , коллективизации и голодомора, ГУЛАГА … всю эту советскую власть ненавидели люто. Поэтому партизанин в лесу долго не засиживался и не залеживался

  5. Я, вот тут, почитал посты и вспомнил, что у нас есть два оккупированных региона,- Крым и Донбасс. И вопрос о том, чем занимался человек во время оккупации, делается совсем не праздным. Если, конечно, оккупация прекратится! Как тогда?

    • Моя мама только окончила первый курс медтехникума, когда началась война. Ей предлагали эвакуироваться, но она не захотела оставлять в селе своих старых родителей и сестер с малыми детьми. Маме тогда было только 15 лет и здоровье у нее было не ахти какое (немцы. угоняя молодежь в Германию, проводили медобследования и определили у нее врожденный порок сердца (без всякого УЗИ!), т.е. она могла просто умереть в дороге, и не угнали). После войны “добрые” соседи упрекали маму за то, что она жила в оккупации. Но мама была острая на язык, что те даже участкового звали!
      Я считаю, что если за человеком нет преступлений, то он не виноват в данном случае. Можно в крайнем случае запретить право голосовать лет на 5-10. Ведь государство тоже должно нести ответственность, что не могло защитить своих граждан.

    • Я сторонник вполне мягкого вхождения, Кто служил, у кого на руках кровь, тут понятно, Нам нельзя допускать хамства, и перенимать методы кацапов нагибания, вот никак, Мы не оккупанты! Мы можем матюкаться, между собой хоть до срачки, все повод по бухать, Так получилось что поле боя между Киевом и Москвой на Донбассе, Люди сейчас там едят большой ложкой москальский лохотрон, и мешать им не надо, В тех землях люди всегда голосовали или за коммунистов или за бандитов, потому и беда, Военная администрация на лет шесть как минимум, для наглого ввода новых лиц, но обязательно дончан, Первичное требование Украины для всех земель, САМИ! Хотите нормальную страну? САМИ! Не ждите бандеровцев, они заняты, все сами! Поговорить можем, остальное сами! И да, депортация кацапов после освобождения безусловная,

      • “Люди сейчас там едят большой ложкой москальский лохотрон,”-багато хто його вибрав свідомо.
        “Нам нельзя допускать хамства, и перенимать методы кацапов нагибания,”-це буде однозначно трактуватися як слабкість.
        “Военная администрация на лет шесть как минимум, для наглого ввода новых лиц, но обязательно дончан,”- проукраїнські жителі майже всі звідти виїхали. Таких там залишилось не більше 10%(в основному тих, які не могли по якійсь причині виїхати). Так що місцевими ви адміністрацію не укомплектуєте. Це будуть приховані чи не дуже проросійські кадри. Так що повторення “Судет”, якби комусь цього не хотілося.

    • “И вопрос о том, чем занимался человек во время оккупации, делается совсем не праздным.”-що стосується Криму та Донбасу, то значна частина місцевого населення спокійно сприйняла оккупантів, хоч воювати за кацапів пішло відносно мало. Спротив оккупантам чинила меншість та й то у вигляді збору розвідданних. Так що це стосується абсолютної більшості. Тим, хто пішов воювати за оккупантів, однозначно трибунал. Хто працював в цивільній адміністрації-суд та тюремний термін в залежності від скоєного. Тим, хто просто працював на оккупантів і платив податки, ураження в правах та конфіскація паспорту громадянина України. Неукраїнців однозначна депортація на історичну батьківщину (москалів не перевиховаєш, все рівно будуть творити капості).
      “Если, конечно, оккупация прекратится!”-припиниться з розпадом ерефії!

  6. “В Украине после ужасов 1917-1919 гг, оккупации краной армией в 20-м , коллективизации и голодомора, ГУЛАГА … всю эту советскую власть ненавидели люто.”
    Точно также сейчас подавляющее большинство людей на захваченной путлеровскуой мразью, территориях Донецкой области Украины, ненавидят кацапских тварей.

    • “территориях Донецкой области Украины, ненавидят кацапских тварей.”-почитайте місцеві пабліки. Україну вони ненавидять ще більше. Реінтеграція з тих, хто там залишився, можлива лише для 40%, проукраїнське населення покинуло ті территорії.

      • Я розумію вашу насторогу, Добра половина біженців хоче вернутись, і треба дати ім преференціі і можливості, За пабліки не говоріть, захочеш жити не те розкажеш, та і страх ніхто не відміняв, А скільки буде ліцемірів, перевзуються по рахунку раз, Ну і поідуть трохи, Я впевнениі, все буде нормально, і навіть краще ніж на інших землях Укріни,

  7. “Добра половина біженців хоче вернутись”-повернутися хочуть майже всі, за невеликим винятком тих, хто попав в “струю” і відносно добре влаштувався. Але таких небагато. В більшості вимушених переселенців проблеми з роботою(і до війни були проблеми з роботою на більшій частині України) та житлом.
    “треба дати ім преференціі і можливості,”-так, але тільки проукраїнським, яких не більше половини від вимушених переселенців. Дуже багато серед них проросійських, точніше просовкових, але в ерефії вони не поїхали, бо далеко не у всіх там були зв’язки. Такі, як правило, ігнорують все українське, українську телебачення принципово не дивляться, а єдине джерело інформації для них інтернет(російський контект) чи інтернет -телебачення (російське або оккупаційне). Українська пропаганда на них практично не діє.
    “За пабліки не говоріть, захочеш жити не те розкажеш,”-згідно одного рекламного слогана:інколи краще жувати, ніж говорити. Ніхто нікого насильно в інтернет не тягне(ботоферми та проплаченних троллей я пропускаю), і можна висловлюватись під абстрактним ніком. А всіх не вичислиш, та й марудна то справа. Важливе інше-москальські фахівці з пропаганди працюють над промивкою мозків в рази еффективніше.
    “Я впевнениі, все буде нормально,”-хотілося почитати, на чому грунтується ваша впевненість.
    “і навіть краще ніж на інших землях Укріни,”-стратегічна ціль України-вступ до Євроунії(навіть не дивлячись на тимчасове знаходження на посту президента клоуна-наркомана). А Донбасу у совковому вигляді в Євроунії робити нічого. Ми приречині на те, що в такому вигляді там будуть постійні “бронзові ночі”.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: