Кукушка в черепушке

«Путин недоволен тем, что при Кирилле (Гундяеве) церковь в России стала восприниматься исключительно как бизнес-корпорация, ей никто не верит. С таким имиджем мозги промывать очень трудно: либо вы бизнесом занимаетесь, либо неокрепшими душами.
Гундяев, очевидно, выбрал бизнес. Поэтому основная обязанность церкви – промывание мозгов – почти не дает эффекта. Россияне начинают думать и бунтовать, а это для власти очень опасно».
«Моя голова работает, как часы. Даже иногда кукушка выскакивает» (из народных наблюдений)

Из цикла «Байки Путяя»

Как-то под утренний чай вдруг до ужаса пирожков захотелось. И не этих вот, синтетических, непонятно из чего сделанных, которые из пекарни кремлевской привозят, а настоящих, домашних. Из русской печки… Чтоб такой же аромат был, как в детстве… Чуть кисловатый, с дымком… Чтоб разломить, а внутри – начинка… Невесть из чего сделанная. То ли репа пропаренная, то ли еще какое-то го…роховое творение. Детство-то не ахти какое было, полуголодное. Не до изобилия, одним словом…

И так размечтался, что и вправду дымком потянуло. Как будто оттуда, из далекого прошлого, прямо из дымящейся печки в нынешний день нанесло ветром… Принюхиваюсь, – точно дымом пахнет. Этого еще не хватало! Уж не проникли ли враги за крепкие наши стены да диверсию какую не сотворили ли?

Сразу – к селектору.

– Эй, что там случилось? Не горим ли мы случайно?

– Нет, не горим, – отвечают. – Это в приемной заведующий православной секцией аудиенции дожидается. Говорит, что вызывали.

– Я? Вызывал? Ах, да… И вправду… Только я его еще на прошлой неделе вызывал!

– На прошлой он не мог прийти. Был в отъезде. Объезжал подконтрольные сектора с ревизией… Подать собирал, тылы укреплял.

– И как? Успешно укрепил?

– Судя по внешнему виду, – да.

– Ладно, пусть заходит…

Входит Гундяй – весь подтянутый, в иерархическом мундире, цепь златая на пузе поблескивает; сапожища хромовые скрипят, словно охрипшая гармонь; на портупее вместо нагана кадило прицеплено. И дымит потихоньку. Будто коптильня ходячая.

– Здравия желаю, – говорит и пяточками лихо щелкает.

– И вам не чихать, – отвечаю, а сам ковыряюсь на столе в бумагах, будто важным делом занят. Исподлобья на церковника поглядываю. Он в дверях мнется, топчется, ждет приглашения к столу поближе.

– Слушай, ваше благолепие, – говорю ему наконец, минут через 20 с лишком. – Что это ты тут, как авианосец над Ла-Маншем раздымелся? Чертей, что ли, изгоняешь?.. У тебя, кстати, с головой все в порядке?

– Эээ… Не понял?

– Голова, спрашиваю, не болит часом?

– Никак нет! Все в порядке!

– А зря! Повезло тебе! А у меня вот что-то давит… Мигрени, что ли? Такое ощущение, будто кукушка какая-то завелась в голове и постукивает периодически… по корочке…

– Кукушка кукует! А если постукивает, то это дятел! – поправляет Гундяй услужливо.

– Это вот ты зачем сейчас сказал? – уставился я на него. – Думаешь, сильно умный, а я до таких званий не дотягиваю?

– Никак нет! Даже не смел такого подумать! Просто уточнил маленько… Поправочка… Дятел, он гад такой, что стучит и стучит! Моя б воля, всем бы головы пооткручивал!

– И не жалко птичку?

– Никак нет! Дятел, он ведь бестолковый… долбо… В общем, окромя грохота, – никакой пользы!

– А я слыхал, что есть польза… Ну, ладно. Дятлы не стерхи, конечно, но тоже нужны. Если их вытравить, кто стучать-то будет? – хихикнул я и Гундяй тоже из бороды улыбочку вытряхнул и засверкал ею, как отчищенный зад в бане.

– Полезные дятлы у нас на государственном рационе и в особую красную книгу занесены! – то ли пояснил, то ли сострил главпоп.

– Себя-то не забыл вписать? – уже приуменьшив огонек улыбки, интересуюсь. Гундяй тоже улыбочку быстренько снова в бороду спрятал.

– В каком смысле, осмелюсь спросить?

– В прямом. Когда наши деятели наградится хотят, всегда какой-нибудь список тащат, и среди разных прочих фамилий, свою доблестно втискивают. Как бы промежду прочим.

– А при чем тут список? – снова пучит мозги Гундяй. – Я ведь ничего такого…

– Да ладно, успокойся… Шучу. Даже если бы  вписал, то я бы рассмотрел… Вдруг достоен?

– Рад служить! – снова щелкнул каблуками главпоп.

– Тшшш… Не хлопай сапожищами… Грохочешь, как… Я же не сказал, что наградил бы… А говорю – рассмотрел бы!.. Но достоинств пока что в упор не наблюдаю в твоей деятельности!

– Как же так? Много их, достоинств!

– Например?

– Ну… Ну-у… Мост вот в Крым построили… Достоинство! Поезд пустили… И это…

– Ты к мосту не примазывайся. Там твоих заслуг нету! Одни мои только!.. Если б не я, не видать вам ни моста, ни Крыма… Так бы по заграницам и шлялись, как бродяги безродные! А теперь под боком все, можно сказать, почти как дома, и никаких тебе дискомфортов! Отдыхай в санаториях, сколько душе угодно…

– У меня радикулит… Поясницу часто ломит по ночам… Мне Крым противопоказан, – сыро! – смущенно потупил взор Гундяй. – Врачи швейцарский климат рекомендуют.

– Ишь ты! Царский-швейцарский… Поясницу ломит у него! Значит, Крым тебе не нужен? Тогда организую путёвочку в Салехард. Вместо Швейцарии. В самый раз будет! Или магаданским епископом назначу.

– Не губи, родной! – завыл Гундяй и знамениями себя осыпать начал. – Сгину ведь бесследно в краях диких!

– Почему же диких? Как-никак, родина наша любимая, верно? – подмигиваю.

– Не губи!

– Ладно, ладно… Не вопи так… Неровен час, услышит кто… Шучу. Пока что…

– Век Бога буду молить за ваше здравие! – Гундяй начинает суетится и на дверь тайком косится. Видно, смыться побыстрее желает.

Но я нарочно начинаю тянуть волынку.

– Как дела-то? – спрашиваю. – Рассказывай…

– В целом, плохо… Если по совести говорить.

– Это хорошо.

– Что – хорошо?

– То, что плохо.

– Виноват… не понял… А… что ж тут хорошего-то?

– Хорошо, что плохо! Значит, есть мотивация! Есть желание улучшить, исправить! А было бы всегда хорошо – жировали бы от бездействия… Мозги бы тосковали от скуки. Да и руки не туда куда надо вечно лезли бы!

– А… в этом смысле! Тогда да! Хорошо.

– Угу… А я вот ничего хорошего не вижу, между прочим! – начинаю сердиться от бестолкового бульканья. – Рассказал бы лучше, как ты на доверенном тебе участке и столько промахов допустил? Теряешь нюх, как старая су…борзая?

– Никак нет! Нюх отличный, любую вражью душу за версту чую!

– А вот и нет! Не учуял, видать… Патриархия-то разваливается! Как мог допустить такое?

– Это все происки врагов! Ведем на этом поприще активную работу, поощряем смуту и неповиновение!.. То есть, я хотел сказать, заботимся о верных соратниках и о прочих ядреных прихожанах; распространяем влияние, не жалея ни средств, ни живота своего!..

– То, что распространяете, – это хорошо. Только вот больно вяло, неуверенно распространяете! Теряешь былую легкость? – тут уж я на приступ пошел активно и решил маленько бородатого пугануть. – Не забыл, что с такими лет 70 назад делали?

– Виноват! – затряс бородою Гундяй. – Дал маху! Исправлюсь! Наверстаю! Доверие оправдаю!

– Доверия к тебе и так разве что на донышке…

Главпоп всхлипнул и уронил в бороду скупую слезу:

– Прошу дать последний шанс! Мы тут реформу подготовили… Новаторскую.

– Какую еще реформу?

– Отменяем три перста для крестного знамения!

– Это зачем?

– В том-то все и дело! Раньше ведь прихожанину сколько пальцев надо было, чтоб перекреститься? Три! А как быть тем, у кого пальцев недостает по факту увечья? Человек перекреститься не мог, ущербным себя чувствовал, не осенённым!.. А с новой реформой и одного пальца хватит!.. Причем, любого… Крестись себе на здоровье сколько влезет!

– И мизинцем можно будет? – интересуюсь.

– Хоть средним!

Задумался я. Видно, Гундяй задумал в истории где-то вблизи Никона пристроиться. Славная будет компашка реформаторов! Только вот самому Никону она вряд ли бы понравилась.

Не успел как следует порадоваться, а под макушкой – опять копошение.

– О, снова!

– Что – снова?

– Кукушка… Кукукает и постукивает в черепушке!

– Может, ее вытравить чем-то надо? – топчется Гундяй взволнованно.

– Я тебе вытравлю! Ты что это задумал?..

– Ни-ни… ни… чего! Просто эта птица как заведется – потом спасу нет! Весь мозг раскукукает… Я ее водкой обычно вытравливаю… Помогает!

– Вот что, тезка… – говорю, чуть смягчившись. – Кстати, не забыл еще свое девичье имя?..

– Никак нет. Не забыл.

– А как оно вообще…с двумя именами-то? В интернете, наверное, очень удобно?.. Хочешь, Вовкой подписался, хочешь – Киркой!

– В интернете хоть “чертом лысым” подпишись, – все едино!

– Это ты на кого сейчас намекаешь?

– Абсолютно не намекаю! Это метафора, – снова вытянулся в струнку Гундяй испуганно.

– Ты свои метафоры при себе оставь. Лучше эпитафии сочиняй. Пригодятся скорее!

Губа у главпопа мелко задребезжала, было слышно, как тяжело он втолкнул внутрь себя грубый комок.

– Ладно, не кручинься. Это все мелочи… Давай-ка лучше чайку попьем, обсудим, как нам дальше быть!

– Сп…спасибо… Что-то чаю не хочется, – обреченно выдавил из себя побледневший Гундяй, будто приговор свой перед собой увидел. – Разрешите не пить чаю, ваша милость!

– Чего ты так побледнел? Не хочешь, ну и ладно! Не силком же в тебя вливать! Хе-хе! Только все, кто пил, нахваливали… “Как в последний раз”, – говорили. Такой вкуснющий чаёк! “Лебединая песня” называется… – отвечаю, но увидев полуобморочное состояние главпопа, дружески похлопываю по плечу. – Шучу! Тебе еще рано крепкие чаи пить… Не отработал вложенного бюджета!

– Буду стараться! – наскоро крестится Гундяй и поклоны бьет, бородою пол метет. – Спаси и сохрани, Господи!

– Спасу и сохраню! Если правильно все делать будешь. А вот бороду зря прицепил, – как бы ненароком говорю, чтоб душевное равновесие священноблюстителя уладить. – Мог бы и не одевать. Жарко, поди…

– Не могу никак, – отвечает Гундяй. – Часть мундира. Должность не позволяет наготу лица напоказ выставлять!

– А насекомые в такой бороде меньше заводятся?

– Так точно! Я раз в неделю ее дихлордифенилтрихлорметилом обрабатываю.

– Ммм?.. Чем?..

– ДДТ.

– ДДТ я не люблю. Сильно кричит. И заумно очень поёт… Вот Расторгуев – другое дело! “Комба-ат, батяня-я-я…”

– ДДТ – это дуст по-нашему… Мыло специфическое.

– А-а-а! Вот по-нашему и говори! А то выпендриваешься… Ну, раз так… Иди, святой человек. Но слова мои крепко запомни.

– Выкарбую золотом промеж строк Священного Писания! Потомкам в назидание и живущим для познания!

– Карбуй и всегда помни. Ступай…

Тяжело потопал наш крестоносец к выходу: видно, нелегок был крест, что взгромоздил себе на плечи, да и годы резвости давно минули. Хорошо, хоть труху на ковры не рассыпал по дороге. Только дымок вокруг него курчавился, – пирожковый.

– Ну, как кукушка-то? – уже в дверях интересуется Гундяй. – Не стучит больше?

– Молчит, сволочь. Видать, улетела…

© Гай Ворон

 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

7 Comments on "Кукушка в черепушке"

  1. Не в тему…Надибала зараз на айсітіві “Свободу слова” – битва жаб з гадюками…Сєрлєщ,Милованов та Бабюля.Цирк на дроті!!!

  2. Перепрошую, мабуть не “свобода слова”, а якась інша назва, але видовище епічне…

  3. Кукушка побоялась сойти с ума в такой клоаке. Теперь активеость там поддерживают только тараканы.

  4. Чудово все написано, з гумором – немає слів, насміявся. Але… якось вже дуже по-доброму, у відношенні до цього утирка, котрий приймає гундяя. Хоч би під кінець щось таке замастирити треба було, чекав. Якийсь він, вибачте, воно, по-батьківські добренький вийшов у Вас. Да, це, збав Боже, не критика. Чудово розумію, шо критикувати легше за все, а от створити подібне – для мене зась. Пишіть і побільше. Український гумор пропікає до кісток, а то і далі. Он як до яничар дійшло написане козаками сотні років тому – Слава Україні!!! Так шо все може бути, я надіюсь і вірю в це!

  5. Доки читав, ледь живота не надірвав. Ну думаю, Автор сьогодні пече!
    Але, це інший автор. Дуже добре. Дещо – просто геніально:
    …в иерархическом мундире, цепь златая на пузе поблескивает;
    …как авианосец над Ла-Маншем раздымелся?
    – Кукушка кукует! А если постукивает, то это дятел!…
    Если их вытравить, кто стучать-то будет?
    – Полезные дятлы у нас на государственном рационе и в особую красную книгу занесены!
    А с новой реформой и одного пальца хватит!
    Шучу! Тебе еще рано крепкие чаи пить…
    Часть мундира.

  6. Позвольте заметить исключительно точности ради – правильное название ДДТ дихлордифенилтрихлорметилметан )
    А то получаются одни радикалы ни к чему не прицепленные )

    • Але ж гундяй хімії може і не знати))) Його “хімія” побудована виключно на впровадженні “шкідливих звичок” лохторату)

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: