Обратная сторона (Часть 2)

В общем, когда пропагандист красной армии пришел в чувства и он смог как-то выразить словами то, что ему довелось увидеть и куда заглянуть, у него родились те самые знаменитые строки:

«Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте,

На левом,

При жестоком налете.

Я не слышал разрыва

И не видел той вспышки, –

Точно в пропасть с обрыва –

И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире

До конца его дней –

Ни петлички,

Ни лычки

С гимнастерки моей…»

Это при всем при том, что строки написаны пропагандистом той чудовищной мозгопромывочной и разрушительной машины, перед которой Молох кажется детским конструктором Лего.

Только эти строки и больше ничего. Даже истинное количество жертв бездарной операции Жукова не известно до сих пор, но в любом случае, речь идет о сотнях тысяч. Бездарность Жукова подчеркивает и то, что для отвлечения противника от ржевского рубежа, была задумана и осуществлена вспомогательная наступательная операция. Она должна была облегчить Жукову осуществить оперативный замысел.

Но по иронии судьбы, вспомогательную операцию готовили вовсе без Жукова и он к ней не имел никакого отношения, а потому – все прошло настолько удачно, что изначальный отвлекающий маневр оказался основным направлением удара, и когда замысел операции был выполнен, то дальнейшие действия просто не были предусмотрены никакими планами и не подкреплены соответствующими силами и средствами.

Теперь она известна как Сталинградская наступательная операция, и наши выводы подтверждаются тем, что по логике вещей, конечной целью операции должен был стать выход на побережье Азовского моря и отсечение всей южной группировки войск Вермахта, завязшей на Кавказе. Но на это не было ни сил, ни средств, а главное – никто даже не планировал такого успеха, а потому Ржевское направление утратило актуальность и оттуда стали снимать войска на юг. Тем временем, пока шла перегруппировка красной армии, противник вывел свои войска с Кавказа и избежал гигантского котла. В этом – тоже заслуга Жукова, но никто и никогда об этом не сказал, остались только пронзительные стихи Твардовского, который на какое-то время дал возможность приподнять завесу над правдой о войне.

Второй пример – тоже связан с пропагандистом совка, хоть по времени он отстоит на несколько десятилетий позже от Ржевской мясорубки. К тому времени совок и его колонии устоялись в своей форме, и в общем, отказавшись от роста, империя впала в стратегическую стагнацию. Ведь уже давно известно, что империя живет, пока растет. Остановившись, она начинает умирать.

Именно в такое время и случаются некоторые прорывы сознания, которые остаются в памяти лишь потому, что были положены на бумагу. То есть, совковое марево спадало у многих, но лишь немногие могли его зафиксировать на бумаге или каким-то другим способом. А еще меньше было людей, способных придать этим мыслям литературную форму, и только единицы могли подать ее так, чтобы вездесущая совковая цензура не заподозрила подвоха.

(окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

3 Comments on "Обратная сторона (Часть 2)"

  1. Мой отец только два раза рассказал о той войне.
    Первый, как он пытался подбить “тигр” из своей “сорокапятки”. А тот все искал его пушку, поводя башней.
    Второй рассказ подлиннее. Как он попал в госпиталь, голодал там и просился на фронт. В комиссии кто-то пошутил “он наверно герой”. А пожилая медик ответила: какой он герой, он просто голодный.
    А потом как, уже в Германии, догонял часть. Пытался завести чей-то мотоцикл. Не завел и от злости прострелил бак. Как встретились с американцами и попарно мародерничали, американец все собирал фотоаппараты.
    И ни слова об изнасилованиях. Хотя скорее всего в них участвовал.

  2. Был еще один рассказ, не мне, матери. А она через много лет рассазала мне.
    Дело было так. Они, разведка на лыжах, обнаружили какое-то препятствие. Командир послал отца с донесением. А отец по дороге попросился в чей-то дом, обогреться. Там баба, накормила, напоила, уложила спать. Наутро он добрался до части с донесением. А когда пришло подкрепление к ожидавшим, там все были мертвы. Замерзли.
    Отца тогда отправили в штрафники.

  3. Справедливости ради, из всех кровавых сталинских воевод пальму первенства с “катафалком” должен разделить его многолетний друг и подельник Сёма Тимошенко. Просто у этого упыря хватило ума о своих “подвигах” ничего не писать в каких-нибудь “Воспоминаниях и измышлениях”, а кровищи на нём не меньше, чем на его тёзке по отчеству.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: