Иран. Свет мой зеркальце, скажи… (Часть 1)

Иран до 1979 года и после

Все идет к тому, что Московия, в ее нынешней конфигурации, так и не дождется хоть одного, более или менее легитимного случая смены власти. Там дело даже не в том, что Ельцин назначил Путина, а в том, что население страны это восприняло как должное, как поддержание преемственности и стабильности, а не как мошенническое изъятие одного из основных гражданских прав. Поэтому ничего другого там быть не может. У них имеется два варианта смены власти: либо назначение наследника, либо действующий глава государства отправится в мир иной, и тот, кто займет его место, будет назначен совсем небольшой группой людей, которых мало кто знает, и как следствие, он будет продвигать интересы именно этой группы. Кстати – Путин является ярким тому примером.

Это еще не династическая, фараонская форма правления, до которой дошло дело в КНДР, но уже полностью напоминает то, что укрепилось на просторах Венесуэльщины или Иранщины. Если о том, что происходит в Венесуэле более или менее известно, а так же понятно, чем там все закончится, то с Ираном – не так просто, да и знаем мы о том, как там обстоит дело со сменяемостью власти намного меньше. Поэтому трудно представить, что ждет эту страну в ближайшем будущем. Сомнений в том, что там эти изменения произойдут – уже не осталось, поскольку каток санкций вернулся на место и похоже на то, что стоять на месте не собирается.

Итак, нынешняя форма правления в Иране случилась в 1979 году, когда был свергнут режим иранского шаха Резы Пехлеви. Тогда считалось, что монархия стала пережитком прошлого и тормозит развитие страны, имеющей прекрасные перспективы, в свете гигантских запасов нефти и газа. Однако, спустя десятилетия можно отметить, что Иран был вполне светским государством, а главное – монархический режим назывался своим именем, а монарх имел всю полноту власти просто по самой сути монархии. Это могло кому-то нравиться или не нравиться, но так обстояло дело.

Иран при шахе

В отличие от шахского Ирана, сейчас многие страны только имитируют демократию или даже используют это слово в своем названии, но на самом деле они представляют собой монархию, где параметры декларативной (конституционной) власти отнюдь не соответствуют параметрам власти фактической. Это как раз и просматривается в таких странах как Венесуэла, КНДР или РФ. Примерно то же самое имеется и в Иране, но в связи с тем, что там полностью уничтожено светские институты государства, то следует учитывать религиозные составляющие фактической власти для того, чтобы представить картину более или менее полно.

Иран после шаха

Избавившись от власти шаха, в Иране стала выстраиваться жесткая модель теократического государства, где практически все сферы общественной жизни были взяты под контроль местным, ортодоксальным духовенством. Как водится, весь остальной мир был признан грязным и потому – все проявления этого чужого мира стали постепенно уничтожаться. Очень скоро постоянные импульсы религиозного фанатизма изменили страну до неузнаваемости, и стали возникать вопросы о том, что все это замечательно, но на бытовом уровне стало жить намного менее удобно и чем дальше – тем страшнее, ибо религиозная ксенофобия везде работает одинаково и выливается в инквизицию или подобные ей формы подавления инакомыслия.

Как водится, религиозный лидер очень быстро обрел вид того же шаха, только с куда большими полномочиями и возможностями. По сути, он стал чем-то вроде фараона в древнем Египте, и хотя структура государственной власти и предполагала посты высших должностных лиц, наподобие президента, главы правительства и прочих, фактическая власть принадлежала именно этому человеку – аятолле Хомейни. Он правил страной ровно десять лет с момента переворота и до самой смерти в июле 1989 года. Его должность можно назвать примерно так «верховный лидер», и он же является главнокомандующим вооруженными силами, но кроме того, он имеет и духовный пост иееб-и-имам, что-то наподобие «наместника мессии или пророка».

В общем, этот человек сосредоточил в своих руках все бразды правления и пока президент избирается и назначается, согласно писанным процедурам, глава правительства – первое лицо государство полностью избавлено от необходимости избираться или даже отчитываться перед кем угодно. Как следствие – нет даже процедуры передачи власти и она может осуществляться в авторитарном, фараонском стиле, путем назначения собственного наследника (если лидер не утратил свое влияния уже к концу жизненного пути или если его жизнь не оборвалась внезапно).

Таким образом, для всего мира можно продемонстрировать вменяемые и понятные всем органы верховной государственной власти, но все решения остаются за аятоллой Хомейни. В этом конкретном случае, иранцы далеко переплюнули коллег из других стран, поскольку ни один из диктаторов не претендовал на пост наместника божества на земле. Понятно, что можно пытаться о чем-то договариваться с президентом Ирана, но надо понимать, что решение подписывать или нет какое-то соглашение или  выполнять  его, в случае подписания, или нет принимает не тот человек, чья подпись поставлена на документе.

В общем, это сильно смахивает на те методы правления, которые демонстрировал Сталин, только он не погружался в теософию, которая просто была замещена коммунистической идеологией, где он (Сталин), как глава партии, выполнял роль того же самого аятоллы.

(окончание следует)

1 Comment on "Иран. Свет мой зеркальце, скажи… (Часть 1)"

  1. В подіях 1979 року є ключове слово-КОРУПЦІЯ. Розкрадання бюджету шахом та його оточенням на мільярди доларів при невирішенних соціально-економічних та національних проблемах,відсутність політичної свободи(хай навіть при досить високому рівні життя як на той час і для того регіону), знищена легальна світська оппозиція, зробила публіку чутливої до проповідей аятолли Хомейні, який критикував шаха і його оточення(часто-досить справедливо) за казнокрадство і розбещенний спосіб життя. І хоч самого Хомейні вислали з Ірану, його прихильники тисячами передавали аудікассети з його проповідями в Іран.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*