Скрытый смысл (Часть 1)

От редакции.

Мы частенько практикуем режим провокационных версий в ряде острых тем и предупреждаем читателя либо в тексте, либо указанием на рубрику «версии» внизу статьи. Сегодня мы предлагаем нечто подобное для тех, кто привык мыслить самостоятельно.

Совсем недавно мы имели возможность наблюдать две крупных вспышки боевых действий на фронте: на Сведлодарском направлении и под Авдеевкой-Спартаком. На самом деле, начало обеих боестолкновений было банальным и не выпадало из ежедневной боевой рутины. Противник проводит разведку боем, наши отбивают атаку. Масштабы мероприятий не сопоставимы с тем, что происходило в 2014 – начале 2015 года. Здесь бои начинались силами до взвода или роты и только потом – подключались некоторые резервы у нас и серьезные резервы у противника.

В обоих случаях была одна и та же новация. После того, как наши военные привычно отбили наступление противника, они уже не стояли на месте, а переходили в контратаку. Как оказалось, это стало настолько удачным решением, что противник сбивался с его обсиженных позиций, а линия фронта сдвигалась вглубь оккупированных территорий, все ближе к автотрассе Донецк-Горловка.

Уже после этого противник предпринимал попытки вернуть утраченные позиции. Но фокус в том, что наши военные добивались успеха совсем малыми силами, а отбивать приходилось уже другими силами, более крупными, подтягивая резервы. Насколько можно понять, наши выводили из боя штурмовые группы, а на месте закреплялись уже свежие подразделения, которые и отбивали попытки противника восстановить статус-кво. Кроме того, как минимум один раз наша артиллерия накрыла резервы противника под Углегорском. По имеющейся информации, резервом были кадровые российские военные, ибо местная публика провалилась и начал бежать. Вот их-то и накрыла наша артиллерия. В итоге, из Ростовской области РФ зашли колонны брони и артиллерии россиян, которые были брошены на прикрытие опасных участков фронта. В их исполнении мы увидели обстрелы Авдеевки. Есть мнение, что это неплохо задокументировано и еще станет предметом изучения международного трибунала по расследованию военных преступлений.

После неудачных попыток вернуть утраченные позиции ситуация снова ушла в режим контрбатарейной войны, как это было ранее, но с большей интенсивностью. В итоге мы имеем ситуацию, когда противник был вынужден ввести свои регулярные войска но уже не для организации масштабного наступления, а для удержания своих позиций. Это понятно, ибо еще один такой удачный контрудар ВСУ приведет к дроблению обороны противника и разрыву коммуникаций между донецкой и горловской группировкой войск. Одна эта ситуация, намекающая на окружение, станет сигналом для многих «освободителей» исполнять маневр, известный со времен фельдмаршала Кутузова как «рвать когти». Короче говоря, минувший месяц показал, что марионеточные «армейские корпуса молодых республик» легко проваливаются от грамотных контратак наших обороняющихся сил и удержание позиций следует осуществлять силами регулярных войск ВС РФ.

Мы считаем, что эта комбинация имеет некий стратегический смысл, укрывшийся за деталями боевых действий. В самом деле, был момент, когда военные имели соблазн двинуться дальше, поймав кураж. Но это значит, что пришел бы в движение план финальной операции по освобождению Донбасса. Как мы помним, основы искусства войны еще Сунь Цзы говорят о том, что для успешной военной операции полководец должен иметь возможность выбора времени и места нанесения удара. Пока нет уверенности в своих силах и, главное, в том, что противник имеет худшее положение и не ожидает удара, следует избегать начала наступления.

Из того, что можно наблюдать в Лугандонской операции, россияне набрали пару десятков тысяч сволочи всех мастей, начиная от упортых люмпенов и заканчивая арестантами, которые забыв о понятиях, решили поработать на хозяина. Во время Второй Мировой был подобный эпизод, и когда бывшие зэки, ушедшие воевать, а потом вернувшиеся в лагеря, попытались опять включиться в блатную жизнь, их стали вырезать сотнями. Этот эпизод известен под названием «сучьи войны». Тут история повторилась и драпанувший было заслон, состоит из персонажей указанного спектра.

Понятно, что особой стойкости и дисциплины там нельзя добиться даже путем расстрелов, а потому их используют просто как дешевую затычку, а в случае чего регулярные войска РФ включатся в ход событий. Так вот, нам кажется, что мы наблюдаем некий аналог дзю-до или даже айки-до, когда противник намеренно выводится из равновесия, а когда пытается ударить, его утягивают вперед, используя же его энергию удара.

Короче говоря, россияне имеют оперативный резерв своих частей ВС в Лугандоне. Они стоят во втором эшелоне и подтягиваются по мере необходимости, в случае организации наступления или уже – обороны. Мы прекрасно помним, как они предполагали действовать полтора года назад под Марьинкой. Вперед была брошена дешевая и бестолковая дрянь, которая пошла в самоубийственные уличные бои, а основной удар готовились нанести силы второго эшелона, в основном кадровые россияне. Они выдвинулись к Марьинке в район сосредоточения, где и были накрыты нашей артиллерией. Второго эшелона просто не стало в течение часа. Первый же эшелон наши военные отсекли и вырезали за два-три дня подчистую. Об этом когда-то будет написано более подробно и без купюр.

Но тут просто было прекращено наступление и противник бросил эту затею. С обороной такой номер не пройдет. Именно поэтому огневое поражение резервов, выдвигавшихся на светлодарское направление, вынудило затаскивать резервы из России. До этого времени каштаны из огня таскали орки, а теперь наши военные как-бы сказали дедушке Вове: «нет, лысый, давай армию!», ведь держать фронт малыми и дешевыми силами уже не удается. И теперь даже оборона обходится куда дороже, чем до этого. Наши просто не дают отвести регулярные войска и те находятся в постоянном напряжении и постоянно несут потери. Теперь изматываются и обескровливаются те силы, которые предполагалось использовать иначе. Это значит, что теперь мы перемалываем не бесплатных «добровольцев», а уже армию, которая от эпизодических включений в события переходит к постоянному сидению в окопах, а там приходят разные мысли. Если мы понимаем, что именно там делаем, то для них ответ не столь очевиден и затяжное позиционное противостояние только умножает эти вопросы.

Таким образом, создавшаяся после Светлодарска и Авдеевки ситуация, уже прямо и непосредственно влияет на боеспособность российской армии, лишившейся мягкой прокладки, в виде идиотов, разных мастей. Это – непосредственный и самый действенный способ воздействия на армию противника, которой было плевать на потери «попочленцев», но далеко не плевать на потери собственные. Это своему мирняку Путин может рассказывать, что на Донбассе его войск нет, а раз так – нет и потерь. Они лично собирают в мешки то, что еще вчера было его сослуживцем или товарищем. А слушая свой официоз о том, что их там нет и они там не гибнут, обязательно начинаешь думать о жизни.

Так что главный смысл последних двух вспышек обострения ситуации возможно более общий, чем отбитые высотки или несколько километров земли, хотя он и не легко читается.

(окончание следует)

3 Comments on "Скрытый смысл (Часть 1)"

  1. Ярослав | 22 Лютого, 2017 at 23:38 |

    Бацька жжот )
    http://webgazeta.info/4m9rknxsh7gg

  2. Хочется думать.что неожиданная успешная контратака .это провал русской агентурной разведки.а не импровизация на поле боя.Очевидно .данные техразведки были успокоительны.Но.уже противник изучает обстоятельства и принимает меры.

  3. Шалтай-болтай | 23 Лютого, 2017 at 13:02 |

    “…А слушая свой официоз о том, что их там нет и они там не гибнут, обязательно начинаешь думать о жизни…”
    На память пришла война в Испании 80-летней давности и “сакральные” намёки, известные нам из “совково-патриотического” кино: “Ты “оттуда”? Как “там”?”
    Тогда ведь “их” “там” тоже не было…

Comments are closed.