Первый залп (Часть 4) | Линия обороны

Первый залп (Часть 4)

iran1

ОКОНЧАНИЕ

События, которые последовали за Халхин-Голом, развивались стремительно. По дипломатическим каналам совок дал понять, что готов заключить большой договор, сутью которого был раздел сфер влияния в мире. То есть, это был не обычный договор о мире и дружбе, а именно о том, чтобы разграничить территории, на которые будут распространяться интересы договаривающихся сторон. Все остальное – второстепенно. Изначально было решено, что совок возвращает себе территории, примерно входившие в царскую Империю. Изначально не шла речь об их аннексии, но Германия обязалась не вмешиваться в отношения совка с государствами этих территорий. Это означало, что Германия выбирала западный вектор и фактически после Польши должна была развернуться спиной к совку, увязнув в рубке на западном направлении. В свою очередь, совок выбирал себе путь через Персию в Индию.

Между прочим, знаменитое выражение Жириновского о том, что он мечтает помочиться в сапоги на берегу Индийского океана не просто фигура слова. Имеющие доступ к архивам того времени, могут увидеть если не сами планы вторжения в английские колонии в Азии, то уж следы подготовки этой операции- непременно. В подтверждение этого тезиса, следует вспомнить хотя бы детали конференции в Тегеране, прошедшей позже, в 1943 году. К тому времени, в Персии уже стояли совковые войска они же обеспечивали безопасность проведения встречи лидеров Англии,  совка и Штатов. Не будь этих планов, туда бы не были отправлены в первые, самые тяжелые месяцы войны 4 армии, с 44 по 47 включительно.

Так что сразу после поражения, нанесенного Японии, совок уже получил подтверждение боеспособности своей армии, а значит – готовности к Большой Войне. Между подписанием совково-германского договора прошло несколько дней, за которые окончательно не высохли чернила на подписях Молотова и Риббентроппа, а уже началось то, к чему обе страны так долго готовились. При этом, согласованный сторонами раздел Польши, пошел по плану Сталина. Он решил воспользоваться проверенным принципом Марка Аврелия, гласившего: «Кто первый встал – того и тапки». Германия вторглась в Польшу 1 сентября 1939 года и получила объявление войны со стороны Англии и Франции. Совок сделал то же самое 17 сентября и не получил даже осуждения. Это не потому, что кто-то поверил в благородную миссию спасения единокровных соплеменников, а просто объявление войны еще одной, до зубов вооруженной, огромной стране было не по фен-шую.

Как показали дальнейшие события, из освобождённой Западной Украины и Беларуси а также Балтии «освобожденных» соплеменников лихо паковали в столыпинские вагоны и отправляли в солнечный Магадан и на курорты Колымы. Правда, довольно внушительную часть соплеменников пускали в расход прямо на месте, без далёких транспортных операций.

Но стратегически конфигурация Европы изменилась существенно, и Сталин оказался обладателем золотой акции. От его позиции зависел рисунок дальнейших событий. Сразу после закрепления на новых западных границах, РККА приступила к реализации плана по «освобождению» Финляндии от финнов. И здесь кроется загадка, которая, возможно, повлияла на ход дальнейших событий. Объективно совок имел тотальное, чудовищное превосходство перед финской армией. В принципе, захват Финляндии должен был пройти достаточно быстро, но этого не случилось. Войска в лоб атаковали финские укрепрайоны и ложили под пулеметы просто тысячи бойцов. С одной стороны, нечто подобное мы наблюдали и позже, но в тот момент над совком не висел груз возможного поражения, а резервов было столько, что Финляндию можно было вынести в океан вместе с белками, ёлками и оленями. Тем не менее, РККА показывала образцовую тупость и бездарность. Нам кажется, что эта операция имела две цели. Первая – приучить армию выполнять любые, даже самые тупые приказы, даже приводящие к массовой гибели личного состава. Вторая – показать Германии, что ей не следует опасаться становиться спиной к совку и смело идти на запад.

Гитлер, хоть и затаил обиду за кидок в Польше и фактически, единоличную ответственность за Польшу, таки решил показать Сталину, что действует согласно утвержденному плану и вторгся во Францию. Есть документальные подтверждения того, что сам Гитлер и высшие чины Генштаба Вермахта были в шоке от бездарности проведения финской кампании, показав образцовую операцию по разгрому французской армии путем применения глубоких маневров, в обход укреплённых районов. По иронии судьбы, разгром французской армии Германия закончила 22 июня 1940 года.

Нам кажется, что этот месяц войны Германии против Франции, был идеальным временем для того плана, который Сталин вынашивал с самого начала. В этот момент совковым войскам противостоял абсолютный минимум сил Вермахта. Еще в июне 1940 года Германия могла получить второй фронт.  Совковые пропагандисты исходят пеной, педалируя собственные выдумки о втором фронте, который открыли союзники. Они отсчитывают его начало с высадки союзных войск в Нормандии, совершенно забыв, хотя бы их высадку в Африке, еще в 1942 году, а потом и в Италии, в 1943 году, куда, кстати, были переброшены с Курской Дуги танковые дивизии СС. Но дело даже не в этом, а в том, что в мае 1941 года совок тоже не открыл второго фронта и наблюдал за событиями спокойно и безучастно. Так почему же союзники должны были бежать впереди паровоза? С чего бы это?

Собственно говоря, нечто подобное уже началось ровно через несколько дней, после окончания Западной кампании Вермахта. Возможно, Генштаб РККА прогнозировал более долгую и кровопролитную операции Германии во Франции, а удар Надо было нанести  в самый не подходящий для Берлина момент. Но немцы справились на удивление быстро и пришлось ограничится операцией в Бессарабии. Но это уже был серьезный звонок Гитлеру, ибо совок приблизился к единственному месторождению нефти, в союзной Германии Румынии. Берлин отработал заднюю и уговорил Румын отдать Бессарабию с обещанием скоро ее вернуть. С этого момента Генштаб германской армии уже работал над планом «Барбаросса». В него, в частности, были вложены данные, полученные по итогам совково-финской войны. Если это была своего рода «показуха» для Берлина, то она была сделана настолько мастерски, что генштабисты даже пренебрегли классической формулой соотношения количества войск, атакующей и обороняющейся сторон.

В свою очередь, Гитлер начал собственную «показуху», которая должна была убедить Сталина в том, что следующей целью Германии, является Англия. Имеются выкладки по возможностям германского флота, который должен был перевозить на Альбион части Вермахта и его потери от превосходящего по всем параметрам, британского флота. Если бы Германия влезла на Острова, она была бы обречена. Но даже концентрация сил Вермахта у Ла-Манша давала возможность для начала военных действий против Германии, ибо сил и средств для этого было достаточно.

Сам Сталин 5 мая 1941 года, выступая перед выпускниками военных академий, четко расставил приоритеты на ближайшую перспективу. Он отметил, что отныне РККА прекращает действие оборонительной доктрины, переходя к доктрине наступательной. Он особо подчеркнул, что уже завершено перевооружение войск новейшим оружием и техникой и, самое главное, он указал ближайшего противника – Германию, дав не лестную характеристику Вермахту.

То есть, к лету 1941 года обе стороны были готовы и желали начала Большой Войны. Каждая из сторон считала, что у нее достаточно сил и средств, чтобы начинать именно эпическое сражение за мировое господство и была уверена в собственной победе. Мало того, каждая из сторон пытались выстроить  свои действия таким образом, чтобы они смотрелись самым благоприятным образом для истории.

В частности, совок (как и нынешняя Россия) придерживался легенды об «освободительном походе». Для этого необходимо показать себя жертвой агрессии. Так сделала Германия с Гляйвицким инцидентом в Польше, так и сам совок поступил с Майнильским инцидентом в Финляндии. Совок желал зафиксировать первый выстрел со стороны Германии, после чего начать «освободительный поход», а Германия обосновала свои действия уже совершенными совком агрессивные действия.

Так что совок получил первый залп Германии, но он оказался не таким, на какой рассчитывал Сталин, но в итоге, и не таким, каким его представлял себе Гитлер. Дальнейшие события пошли совсем по другим планам и все закончилось совсем не так, как это представляли себя оба агрессора. С тех пор прошло три четверти века, но один из тех персонажей, возродился и, отряхивая нафталин, решил пройти этот путь еще раз. История его ничему не научила.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментария to “Первый залп (Часть 4)”

  1. Вася Пупкиен:

    Кстати Черчиль во всех случаях, когда во время переговоров на разных уровнях в 1941-43 годах, Сталин или его эмисары поднимали тему второго фронта, макал их именно напоминанием того, что делал и не делал СССР в 1939-41 годах, так что Запад всегда знал с кем имеет дело.

  2. Наталия:

    Вася Пупкиен: @» Запад всегда знал с кем имеет дело». В том то и дело, что Запад то знал, и сталин знал, с каких его преступлений началась эта 2-я Мировая, которую во времена ссср, да, и сейчас на эРэФии до сих пор называют «великой», «2-й мировой отечественной» (хотя она никак не может быть отечественной, а может быть только мировой, т.к. в ней приняли участие больше 56-ти стран), делая отсчёт начала войны с 1941-го года, а не с 1939 г,. как и надлежит делать, тем самым, абстрагируясь от вторжения в Польшу вместе с гитлером. И, сколько я себя помню, то на 9-е мая, который, якобы «день победы со слезами на глазах» постоянно шёл бубнёж по ТВ о том, какой сталин — гений, какой упырь гитлер и какие все бяки Штаты, Англия, Франция, которые никак не хотели открывать 2-й фронт. Мол, мы пупы свои рвали на фронте, а тем — «хрен по деревне». А теперь всё стало на свои места. Наши союзники по войне всё знали и просто наблюдали за этим утырком сталиным, и думали — до чего же довоюется этот психопат. Это нам ничего знать было непозволительно, кроме того, что разрешалось цензурой. Вот и был создан ирреальный мир, зазеркалье, в котором жили советские люди, которые, из-за недостатка информации ничего не знали, что делалось в остальном мире, да, и в своей стране тоже, и, соответственно, всё воспринимали в искажённом свете. Отсюда — неправильные суждения, неправильные решения.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: