Ватные споры — последнее дело

Юрченко

Давно уже нет желания дебатировать с россиянами, пусть и друзьями детства или родственниками. Там все настолько плохо, что проще отрезать и забыть. Собственно говоря, автор так и сделал. Наверное, именное ему сделать это довольно просто, ибо русской эстрадой он не интересуется, русское кино и сериалы не смотрит, а телевизор не смотрит по причине его отсутствия как единицы домашней техники.

Тем не менее, иногда в ленту прорывается некое залетное существо, которое пытается объяснить, что же у нас происходит и что у нас не так. Причем живет он в дремучей глубинке, где нет ни дорог, ни канализации, но что-то такое пытается объяснить. Что характерно, просматривая европейскую прессу часто натыкаюсь на вариации ватных теорий. Из этого делаю вывод, что русская пропаганда действует жестко и агрессивно. Русская публика уже настолько обработана, что потребность думать собственной головой там уже атрофировалась. Если что-то пытаться объяснять, то надо вести речь о простых и очевидных вещах. Ниже следует примерный сценарий такого общения.

Сначала следует выяснить вопрос, кто именно воюет с нами в Лугандоне. Если есть время и терпение, можно прослушать речь о шахтерах и этнических русских. Причем, никакие здравые аргументы не помогут. Если эта часть дебатов надоест, то она прекращается простым напоминанием того, что Путин сам сказал о войне России с США на территории Украины. Это действует безотказно и тема закрывается. Вернее – перетекает в американских наемниках из «Блэквотер» и танках «Абрамс». Но это уже не важно, главное, что факт признан.

После этого следует уточнить, знают ли они количество наших потерь в этой войне. Многие – знают. Пусть и не точно, но знают. Их СМИ эту тему прокачивают регулярно. А вот после этого стоит спросить об их потерях. Сколько военных, и сколько «добровольцев» убито и ранено, никто из русских не знает, и знать не хочет. Тогда стоит поинтересоваться, где же хоронят их погибших, можно ли узнать их имена и обстоятельства гибели. Тут будет момент неловкости, и собеседник попытается переключиться на другую тему. Но надо держать линию и продолжать о том, есть ли какие-то герои в их войсках, какие подвиги они совершили, где увековечена их память. Окажется, что ничего этого они тоже не знают. То есть, русские воюют в Лугандоне в неизвестной численности, с неизвестными потерями и с тайными героями войны.

Перед прощанием перешлите им фото, которое вверху темы. Так увековечен студент медицинского института имени Богомольца в г. Киеве. Это установлено в самом центре города на корпусе ректората института на углу бульвара Шевченко и ул. Терещенской, аккурат напротив красного корпуса Университета им. Шевченко. Мы знаем и помним наших героев. Их именами уже называются улицы и площади. Их подвиг войдет в историю. А куда деваются их трупы – очень большой вопрос, который обязательно следует поставить прежде, чем прекратить дальнейшее общение.

Попробуйте, работает!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: