22 июня, ровно в 4 часа

molotov-gimmler

«Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава тов. Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня (22 июня 1941 года – ред.), в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну…» Из выступления по радио В.М. Молотова

Есть подозрение, что эта фраза звучала сегодня на российском ТВ не один десяток раз. Однако историческая ирония заключается в том, что все содержательные тезисы, приведенной фразы, абсолютно не соответствуют действительности, а точнее – противоречат ей.

Известно, что товарищ Сталин, пару месяцев назад, сместил Молотова с поста главы правительства и уже официально рулил страной и партией. Так же известно, что по состоянию на 22 июня 1941 года, товарищ Сталин не был в коме, под наркозом или в горячем бреду. Такие факты не нашли своего подтверждения. В случае начала войны, к народу обращается его глава. Так было в Германии, Англии, США и т.д., кроме Японии, где император никогда не обращался напрямую к народу. И вот, в такой ответственный момент, Сталин поручил Молотову общаться с народом!

Абсурд самой этой конструкции налицо. Все, кто позволил себе поставить под сомнение лидерство Сталина, заканчивали свою жизнь в расстрельной яме. Причем, такая развязка подстерегала людей за куда менее серьезные вещи, чем подмена лидера в критический момент, на виду у всей страны. На самом деле, гражданин Джугашвили был настолько поражен самонадеянностью Гитлера, что «даже кушать не мог»*! Зато его скрутил сильнейший приступ диареи. Грубо говоря, вождь и учитель, несколько дней к ряду, жестоко делал в штаны. Поэтому никаких поручений Сталин не давал, а правительство и есть – Сталин.

Теперь о предъявлении претензий. Кому бы как не Молотову знать о том, что претензии были. В первую очередь, претензии были у СССР. В ноябре 1940 года он был с визитом в Берлине, где высказывал свои претензии на территории, которые по договору о ненападении от 1939 года, закреплялись за Германией. Сталин, к Буковине и Бессарабии, которые он отжал сверх договора, желал получить часть Балкан и черноморские проливы. Что характерно, именно захват части Румынской территории, в направлении единственного подконтрольного Германии месторождения нефти в Плоешти, вынудил Гитлера поручить 22 июля 1940 года, план боевых действий с СССР, получивший название «План Барбаросса». Однако этот план верстался без спешки, а получил окончательный вид и был утвержден Директивой №21 только после берлинского визита Молотова. Для Гитлера Гитлера стало понятно, что Договор с СССР не стоит даже бумаги, на которой он написан. Так что претензии были. С декабря 1940 года, СССР и Германия разбили горшки.

Мало того, сразу после подписание Барбароссы, ее копия попала в Кремль и штабные игры Генерального Штаба РККА, о которых писал в своих мемуарах Жуков и многие другие, проводились именно с учетом этого плана. Так что Молотов врал. Москва знала, почему будет война и даже знала, как она начнется. Знала и готовилась именно к такой войне.

Мало того, никакой паники или растерянности даже близко не было. СССР превосходил Германию по количеству и качеству вооружений, и у него была более многочисленная армия. Это потом нам рассказывали о превосходстве Германии в численности и прочих вещах. Единственное предназначение таких сказок – оправдать чудовищный разгром Красной Армии в первые дни войны.

А то, что мы действительно превосходили Германию по всем параметрам, утверждаю не я, а сам Сталин. В своей речи от 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, Сталин сам пояснил, что армия полностью модернизирована и механизирована, что на этот день создано 300 дивизий и формирование продолжается. Так же он указал, что немецкая армия потеряла пыл и задор, а потому – не идет ни в какое сравнение с Красной Армией. Он подчеркнул, что война будет очень скоро, и именно для этого вы сейчас возвращаетесь в войска.

И последний момент. Война была объявлена официально в виде письменного документа, который был вручен Молотову одновременно с началом боевых действий. Это могло произойти и раньше, но Молотов уже знал что ему собираются вручить и не принимал посланника до тех пор, пока не получил первых подтверждений о начале военных действий.

Так что драматические строчки, приведенные в начале статьи – циничная ложь. Именно в этом стиле действует и право наследница СССР – РФ.

Далее привожу 11 статей, размещенные мною к 9 мая на ресурсе «Политическая кухня». Думаю, сегодняшний перепост будет кстати. Тем более, они будут выложены одним последовательным массивом. Потом будет еще одна статья из этого цикла об итогах войны.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

1 Comment on "22 июня, ровно в 4 часа"

  1. Мало того, сразу после подписание Барбароссы, ее копия попала в Кремль и штабные игры Генерального Штаба РККА, о которых писал в своих мемуарах Жуков и многие другие

    Зачем вы тащите эту ложь из текста в текст?

    Плана Барбаросса у Сталина не было. Жуков врал – отрабатывался удар через Пруссию, который признали неэффективным, а не оборонительная операция.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: