День победы Великой Лжи. Ремейк (Часть 5)

Число пленных пошло сначала на десятки, а потом — на сотни тысяч

Далее – полный текст директивы, который был написан великим гением и военным стратегом – Жуковым и который стал императивом до того момента, как стало ясной все ее несоответствие реальной обстановке, в частности, эта директива показала то, для чего к границе и были приведены миллионы войск.

«1. Противник, нанеся удары из сувалкинского выступа на Олита и из района Замостье на фронте Владимир-Волынский, Радзехов, вспомогательные удары в направлениях Тильзит, Шауляй и Седлец, Волковыск, в течение 22.6, понеся большие потери, достиг небольших успехов на указанных направлениях. На остальных участках госграницы с Германией и на всей госгранице с Румынией атаки противника отбиты с большими для него потерями.

  1. Ближайшей задачей на 23-24.6 ставлю:

а) концентрическими сосредоточенными ударами войск Северо-Западного и Западного фронтов окружить и уничтожить сувалкинскую группировку противника и к исходу 24.6 овладеть районом Сувалки;

б) мощными концентрическими ударами механизированных корпусов, всей авиацией Юго-Западного фронта и других войск 5 и 6А окружить и уничтожить группировку противника, наступающую в направлении Владимир-Волынский, Броды. К исходу 24.6 овладеть районом Люблин.

  1. ПРИКАЗЫВАЮ:

а) Армиям Северного фронта продолжать прочное прикрытие госграницы.

Граница слева — прежняя.

б) Армиям Северо-Западного фронта, прочно удерживая побережье Балтийского моря, нанести мощный контрудар из района Каунас во фланг и тыл сувалкинской группировке противника, уничтожить ее во взаимодействии с Западным фронтом и к исходу 24.6 овладеть районом Сувалки.

Граница слева — прежняя.

в) Армиям Западного фронта, сдерживая противника на варшавском направлении, нанести мощный контрудар силами не менее двух мехкорпусов и авиации во фланг и тыл сувалкинской группировки противника, уничтожить ее совместно с Северо-Западным фронтом и к исходу 24.6 овладеть районом Сувалки. Граница слева — прежняя.

г) Армиям Юго-Западного фронта, прочно удерживая границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5 и 6А, не менее пяти мехкорпусов и всей авиации фронта, окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, к исходу 26.6 овладеть районом Люблин. Прочно обеспечить себя с краковского направления.

д) Армиям Южного фронта не допустить вторжения противника на нашу территорию. При попытке противника нанести удар в черновицком направлении или форсировать рр. Прут и Дунай мощными фланговыми ударами наземных войск во взаимодействии с авиацией уничтожить его; двумя мехкорпусами в ночь на 23.6 сосредоточиться в районе Кишинев и лесов северо-западнее Кишинева.

  1. На фронте от Балтийского моря до границы с Венгрией разрешаю переход госграницы и действия, не считаясь с госграницей.
  2. Авиации Главного Командования:

а) поддержать Северо-Западный фронт одним вылетом 1-го ав. корп. ДД и Западный фронт одним вылетом 3-го ав. корп. ДД на период выполнения ими задачи по разгрому сувалкинской группировки противника;

б) включить в состав Юго-Западного фронта 18-ю авиадивизию ДД и поддержать Юго-Западный фронт одним вылетом 2-го ав. корпуса ДД на период выполнения им задачи по разгрому люблинской группировки противника;

в) 4-й ав. корпус ДД оставить в моем распоряжении в готовности содействовать главной группировке Юго-Западного фронта и частью сил Черноморскому флоту».

Это – замечательный документ хоть в целом, хоть по частям. В самом деле, текст в нескольких местах содержит фразу «прочно удерживать границу». На минуточку, эта директива ушла в войска  уже после 20 часов, когда войска Вермахта продвинулись повсеместно на несколько десятков километров и уже решили вопрос обеспечения сохранности мостов через основные водные преграды. Похоже на то, что у любых московских властей имеется пунктик на бомбардировках городов. И в этой директиве особое внимание уделяется  авиационным ударом и это при том, что в это же самое время, на стол начальника генштаба сухопутных войск Германии ложится доклад об уничтожении минимум 850 самолетов противника.

Причем, особое внимание уделяется не тому, что уничтожено на аэродромах, эти потери авиации будут оценены позже, а тому, сколько сбито в воздухе. Причем, отмечается странная для Люфтваффе картина, когда их самолеты перехватывали лавины совковых бомбардировщиков, без сопровождения истребителей и все эти армады методично выкашивались. Похоже, это как раз та авиация, которая действовала согласно директиве №2 и летела на Кенигсберг и Мемель. Более того, по части авиации уже идет распоряжение обеспечить действия воздушно-десантных корпусов, которые должны были высадиться в тылу наступающих войск противника.

Что случилось с авиацией, стало быстро понятно, ибо Люфтваффе полностью захватили господство в воздухе, невзирая на чудовищный численный перевес ВВС РККА, но п. 3 «г» спустил пружину танковому побоищу, которое случилось в направлении Новоград-Волынского, как сказано в директиве, а на самом деле – в районе Ровно и Дубно, на чем остановимся более подробно чуть позже.

И еще один момент. Это просто надо выбить на постаменте памятника Жукову возле красной площади в Москве. Заметим, к итогу дня Вермахт достиг всего лишь небольших успехов и понес тяжелые потери. Причем, германская сторона ничего особого о потерях вообще не вспоминает, в первый день войны, а об успехах мы уже знаем достаточно хорошо. ВОт это и есть цена как официальным совковым документам, так и их пропаганде.

А здесь лишь отметим, что пока по брестской крепости работала артиллерия, в том числе и реактивная, что в совке представлялось как некое вундерваффе совкового производства, от чего германские войска были в шоке, были замкнуты два гигантских, но не самых крупных котла под Белостоком и Минском. Кстати в Минске германские войска оказались уже 28 июня. В этих двух котлах оказалось более 300 тысяч красноармейцев, в придачу к ним – более 3,3 тысяч танков (которых у совка «было меньше») и около 2 тысяч единиц ствольной артиллерии.

Еще раз, нам все это время рассказывали о том, что около полутысячи бойцов брестской крепости, остались в ней воевать и основное сопротивление там длилось около недели, а за это же время в котлах оказалось триста двадцать пять тысяч пленных красноармейцев и если к ним прибавить потери убитыми, то общие потери РККА составили около 500 тыс человек. Так вот, о 500 рассказывали аж с подвыванием, а о том, что в это же время случилось совсем рядом с людьми, в тысячу раз большей численности – замолчали полностью. Тем более, не хотелось говорить о том, сколько танков было потеряно только в двух котлах. Это бы порвало всю совковую «историю» войны в клочья, а ведь это лишь один участок фронта, за первую неделю произошло множество других подобных событий, но надо было рассказывать про Брест. Если бы его не было, то надо было бы выдумать, что дальше с успехом и делалось.

И наконец, для того, чтобы понимать, откуда же появилась настолько оторванная директива №3, которая поставила в тупик и так не слишком обделенных знаниями, инициативой и пониманием происходящего военных, следует привести текст еще одного интересного документа, имеющего вид докладной записки Сталину, за подписями того же Жукова – начальника генерального штаба РККА и Тимошенко – народного комиссара обороны. На фотокопии нет конкретной даты составления, просто – май 1941 года и нет резолюции Сталина, которому был адресован документ. Но даже столпы совковой историографии не оспаривают сам факт существования документа, упирая на то, что это было личное мнение Жуков (или генштаба, как единственно возможного составителя подобных документов) и Сталин, якобы не видел и не одобрял этого документа. Но сравнение докладной записки и директивы НКО №3 от 22.06.41 показывает их родство. Горячие головы уже окрестили документ именем мифической операции «Гроза», но скорее всего, это были предложения к уже существующему плану, который до сих пор не обнаружен, а возможно уже и безвозвратно уничтожен. Но не будь подобного плана, никогда не появилась бы и директива №3 в том виде, в котором мы ее знаем. Она носила бы сугубо оборонительный характер и задачи ставились бы совсем другие. Если бы речь шла об обороне, то в отчетах Гальдера не шла бы череда докладов о целехоньких мостах через реки, которые удалось захватить без особых проблем. Первое, что было бы сделано, это взорваны мосты при подходе противника. Но первые упоминания о массовых взрывах мостов отступающей совковой армией, в сводках генштаба сухопутных войск Германии появились только 29 июня и с этого же дня начинают появляться донесения о том, что войска противника повсеместно переходят в глухую оборону, сражаясь до последней возможности. И тут возникает вопрос о том, почему же неделю назад, сидя на горах оружия и имея численное превосходство, РККА не могла показывать упорство в обороне и только через неделю, с тем же офицерским и рядовым составом – смогла.

(продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария to “День победы Великой Лжи. Ремейк (Часть 5)”

  1. Dmytro Podkowa:

    «и так не слишком обделенных знаниями, инициативой и пониманием происходящего военных» — некая логическая нестыковочка. Если имелись в виду не очень знающие, не очень инициативные и не понимающие — то выражение «не слишком обделенные» имеет несколько противоположное значение. ИМХО.

  2. SoldatYdachi:

    И тут возникает вопрос о том, почему же неделю назад, сидя на горах оружия и имея численное превосходство, РККА не могла показывать упорство в обороне и только через неделю, с тем же офицерским и рядовым составом – смогла. (C)
    ============================================================
    Цікаве запитання!
    .
    «Граница слева — прежняя.» — це йдеться про лінії які розділяють полки, армії та фронти в наступі — аби сусіди не заважали один одному.
    .
    Ось так воно й було — від Балтики до Чорного нарізано кому, куди, в якій час та що загарбати…

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: