Стремительное лето (Часть 1)

Лето – стремительное и бескомпромиссное время года. Только что, буквально полтора месяца назад, можно было наблюдать свежую зеленую травку, а где-то в глухом углу – куски грязного еще не растаявшего снега и вот уже травки нет, она не просто уже не зеленая, а посохла и свалилась, как осенью. Такие стремительные процессы происходят каждый год и в общем, воспринимаются как должное. Для того, чтобы почувствовать эти процессы по-новому, можно поехать в приполярные районы либо на север, либо на юг. Там лето совсем короткое и все эволюции происходят со скоростью пули. Просыпается, цветет и плодоносит все почти одновременно и в коротком промежутке времени, в потом – девять месяцев белой пустыни.

Однако, вряд ли кому-то захочется ехать на Аляску или юг Чили, про Колыму – просто промолчим, но есть наглядная аналогия, которая хоть и растянута по времени больше, чем весна и лето, но с учетом длительности всего цикла предлагаемого процесса, все равно идет стремительно. Просто надо знать куда смотреть.

Итак, после выигрыша в Стокгольмском арбитраже, Нафтогаз выждал какое-то время для того, чтобы Газпром смог показать свою солидность и цивилизованность, выплатив Нафтогазу сумму, казанную в решении. Но, как и следовало ожидать, Газпром отказался исполнять это решение. Это не удивительно, ибо любая крупная международная компания, время от времени сталкивается с подобными проблемами и решение принимается соответствующими органами управления, с учетом интересов самой компании, ее акционеров и перспектив развития. В цивилизованном мире никому в голову не придет игнорировать решение судебной инстанции, которую ты сам выбрал как место решения споров и сам же туда подал иск на оппонента, но проиграл его, а оппонент, в рамках этого судебного заседания, подал встречный иск и выиграл. То есть, ты сам себе искал приключений, сам их нашел, а теперь отказываешься достойно закончить то, что сам же и начал.

Но так действует вменяемая компания, исходя из совокупности рисков и интересов, которые последуют за выполнением или не выполнением такого решения. Что касается Газпрома, там нет механизма цивилизованного принятия решения. Формально, там существуют все необходимые органы управления, но они наполнены двумя категориями чиновников – личными друзьями Путина или делегатами от КГБ-ФСБ, опоры Путина. Все их полномочия заканчиваются тем, чтобы взять под козырек любое решение Кремля, по ключеым вопросам деятельности компании.

Поскольку Газпром является личной кормушкой Путина, то даже тактические вопросы, которые обязаны находиться в компетенции органов управления компании, вынесены из круга решения компании и делегированы в Кремль. Так, в профильном журнале «Газпром», неоднократно было сказано о том, что процесс формирования цены на газ не является прероготивой компании. Там не уточнили простой детали, а именно: если Газпром не может формировать цены для иностранных покупателей, то кто конкретно их формирует. По факту, можно было бы предположить, что этим вопросом занимается знаменитый якутский скульптор, ибо эти решения привели если не к цугундеру, то уж точно – к потере десятков миллиардов долларов. Но всем понятно, что скульптор тут не при чем, ибо все решает многоходовщик Путин. По поводу игнорирования решения Стокгольмского трибунала, решение принимал этот же самый гражданин и вот почему.

В тучные годы, когда цены на газ росли как больные и главное – в Москве не видели предела этому росту, было принято решение серьезно вкладываться в имидж компании, за рубежами РФ. Для этого спускались фантастические средства не просто на визуальную рекламу, но и на открытие многочисленных зарубежных офисов как самого Газпрома, так и совместных компаний с аборигенами или просто скупались местные компании, которые становились дочками Газпрома. Везде, где надо было себя рекламировать, нанимались очень солидные штаты сотрудников. Там были три категории людей. В первой – небольшое количество специалистов, которым и поручалась текущая работа. Во второй – дети, родственники и знакомые нужных людей или сами эти люди (привет Герхарду!), ну а в третьей – все те же конторские, которые использовали работу в этом офисе, как прикрытие своей шпионской деятельности. Тем не менее, большой офис в дорогом районе европейского или американского города, говори о том, что у компании есть деньги, чтобы ежемесячно выплачивать отнюдь не копеечные зарплаты всему этому огромному количеству людей.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментария to “Стремительное лето (Часть 1)”

  1. pan_futiy:

    «… про Колыму – просто промолчим, но есть наглядная аналогия» :

  2. Volodymyr:

    Одне добре діло зробили московити — повідкривали робочі місця в цивілізованих країнах, та залишили там купу грошей, а головне, тепер є багато об’єктів, що можуть бути, хоч і за копійки, але арештовані, на погашення боргу.

  3. oleg:

    Volodymyr:
    Июнь 5, 2018 в 16:21 — «analogov v mire niet» — tak kak-to kazzapi govoriat? 🙂

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: