Сухой остаток или «много-ходов-очка» (Часть 1)

Ведение агрессивной войны, особенно с захватом чужих территорий, в 21 веке становится слишком накладным. В ходе такой войны возникает масса экономических, политических и репутационных издержек, стоимость которых не должна превышать стоимости победы. Все основные баталии давно ведутся без помощи оружия на тендерах, биржах и в других местах. Вооруженная борьба возникает лишь  в качестве элемента давления, если речь не идет о захвате территорий, или для создания давления на противника, которое должно принести экономическую выгоду.

Недавно появились данные о том, как на биржевом фронте сражался Центробанк РФ. Согласно сообщенияс, им был допущен ряд ошибок в оценках котировок евро к доллару, что привело к миллиардным потерям. В общем, это не удивительно, ибо у Путина такая команда «профессионалов», как и он сам, а потому – так оно и выглядит.

Но РФ умудрилась влезть сразу в три войны, две из которых до сих пор находятся в активной фазе, ради одного экономического интереса, а именно – отстоять свою монопольную роль в поставках газа для потребителей Европы. Россия не имеет опыта работы в жесткой конкурентной среде и быстро уходит в сегмент рынка, где конкуренции нет вообще. Например, это касается большей части сбыта российского оружия. По большей части, торговля идет с маргиналами или нищими, с которыми больше никто не связывается. Все эти бесчисленные списания миллиардных долгов Сирии, Кубе и прочим – как раз возникли в связи невозможности оплатить поставки оружия. Прямо сейчас РФ поставляет оружие Сирии, которая гарантированно и безусловно никогда его не оплатит. Там же, где имеется высокий уровень конкуренции, россияне просто не удерживаются, если только не вырезают себе часть рынка в виде монополии, подкрепленной коррупционными схемами.

Европейский рынок сбыта российского газа еще ждет своих исследователей и когда в нем удастся разобраться досконально, то это явление предстанет совсем в новом свете, как самая крупная коррупционная афера всех времен и народов. Но пока этого не случилось, Газпром продолжает насаждать свою монополию всем доступными ему средствами.

Самой большой угрозой российской монополии в Европе является возможность переброски газа с юго-восточного направления, где его не просто избыток, а гигантский избыток. Туркменистан, Азербайджан, Иран, Катар и другие страны Залива вполне могут не просто конкурировать с Москвой на ее монопольном рынке, но просто вытеснить РФ из Европы, предлагая вменяемые цены и условия поставов без выкручивания рук и прочей московской дряни.

Первая война, которую Путин развязал в интересах Газпрома, случилась с Грузией. Причем, там достаточно было просто дестабилизировать обстановку, но Путин влез в сухопутную операцию, что еще будет иметь соответствующие последствия. Однако в тот момент, никаких негативных последствий не наступило, а отдаленные никого не интересовали. Путин решил следовать принципу короля Франции Людовика 14: «После меня – хоть потоп». Но проект «Набукко» тогда удалось остановить. Дальше – больше. Москва решила взять под контроль транзит южного направления поставок газа и сделать это можно путем выведения из игры Турции. Поскольку та является членом блока НАТО, устроить открытую драку было нельзя, а вот устроить давление через соседнюю Сирию, одновременно пресекая поползновения Катара – тянуть свою трубу в Турцию – легко. В любом случае, надо было сыграть в стиле кнута и пряника, где кнутом были курды в Сирии, а пряник должен был возникнуть в виде транзита огромного количества газа, но для этого надо было вывести из игры Украину. Тогда строительство российских газопроводов можно преподносить как неизбежное.

Изначально планировалась прокладка двух магистралей – Северный Поток-2 и Южный Поток, что должно было обеспечить замену рухнувшему, в результате войны, транзиту через украинскую ГТС. Казалось бы, что устраивать грандиозное строительство для того, чтобы преодолеть проблему (войну в Украине), созданную своими руками – глупо. И действительно, речь идет о прокладке подводных трубопроводов, что само по себе не дешевое занятие, но глубоководный газопровод по дну Черного Моря – еще боле дорогая затея.

Но тут есть важный момент, который просто нельзя не учитывать. Без него не сложится вся картина. Речь идет об увлечении Путина и его холуйской бригады мега стройками, смысл которых не вполне очевиден. Но все поясняется довольно просто, если только к ним (стройкам) внимательно присмотреться.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

10 комментариев to “Сухой остаток или «много-ходов-очка» (Часть 1)”

  1. николай:

    Что удивляет, Газпром не стремиться создавать новые продукты из своего сырья. В мире разворачиваются баталии между лабораториями за возможность заработать на новых предложениях товара, мир каждое утро получает новинку. Срок жизни Газпрома ограничится газом, а мог бы стать бесконечным.

  2. ЮрийС:

    Не в тему.

    Что-то интересное происходит в районе Желобка,
    на 100% за достоверность пока не ручаюсь, но очень похоже, что ВСУ делает/сделало очередной «лягушачий прыжок».

  3. кот:

    Так полный не профессионализм.Я сначала думал, что они просто прикалываются. Оказывается это диагноз.
    http://samlib.ru/editors/s/semenow_aleksandr_sergeewich333/babushka.shtml

  4. Andre:

    Могу конечно ошибаться,но немаловажную ,как мне кажется,роль в борьбе за рынок газа,а в дальнейшем и событий на Донбассе, сыграл такой фактор как желание Украины самостоятельно добывать и продавать сланцевый газ. Инвесторы нашлись ну очень быстро,трубопровод есть,Европа вот она,через дорогу. Реальная конкуренция с монополистом,развязала и реальную войну .

    • Senya:

      Поправте меня если я ошибаюсь; Юзовское месторождение — крупнейшее месторождение в Европе сланцевого газа.

  5. gal:

    Как то в интервью экс-депутата думы Пономарева спросили, Сколько кремль готов потратить денег за Украину? Не моргнув глазом ответил, Сколько угодно! Для Москвы ценность Украины выше всяких денег, А вы говорите за стоимость победы, Одна на всех, и за ценой не постоят, Прокладка труб для Мокши окупится в самом лучшем случае через 25-30 лет, но я вижу даже это фантазия, Тут пахнет не бизнесом а больше фанатизмом в достижении идеологических целей,

  6. кот:

    Нашел еще один вариант. Автор зареген в двух местах.Видимо из-за особенностей на право обладание.Немного отличается от предыдущего.
    http://www.proza.ru/2018/04/22/1059

  7. Vadym Kuzmenko:

    Но проект «Набукко» тогда удалось остановить.

    Вважаю, що ще один факт з цієї «опери» буде згодом мати широкий розголос.
    Я маю на увазі раптову смерть від «серцевого нападу» у грудні 2006 року тоді ще порівняно нестарого Туркменбаші.
    Справа в тому, що ця смерть дуже вдало (для Московії) відбулася на наступний день після візиту до Ашгабату єврокомісара з енергетики Андріса Пієбалґса, під час якого довічний президент Туркменістану Сапармурад Ніязов погодився надати туркменський газ для наповнення перспективного газопроводу «Набукко».

  8. Volodymyr:

    «После меня – хоть потоп». Як на мене, то це і є вся суть московії, з її скрєпами, та з колєнвставаниямі.

  9. Albert hall:

    Вислів про потоп був сказаний Людовиком XV.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: