Пожар, стирающий следы (Часть 1)

Сегодня в пригородах Питера красочно и по весеннему бодро полыхает крупнейший деревообрабатывающий завод. Говорят, что местные жители кинулись к пожарищу со своими лопатами и там – жарили блины прямо на поверхности этого шанцевого инструмента. О такой традиции раньше как-то не было слышно, а теперь россияне просто не упускают шанса полакомиться блинчиками с пылу с жару. Тут уместно напомнить, что в Кемерово никто не наблюдал людей с лопатами и блинами, но согласимся, там и ситуация была иной. Дел в том, что в этой стране имеется целая иерархия традиций и в Кемерово традиция с блинами была просто вытеснена традицией мародерства. Все, кто был на месте и мог правильно среагировать на пожар – кинулись спасать телевизоры, ноутбуки, шубы и другие полезные в быту вещи. Так что было не до лопат.

Есть мнение, что когда там начнутся события более широкого масштаба, примерно такие, как сейчас происходят в Сирии, тогда традиция с блинами станет массовой, ибо сама разновидность этого нехитрого блюда не оставит равнодушным ни одного любителя «блинов с лопаты». В самом деле, даже названия звучат аппетитно: «блины осколочно-фугасные — кусковые», «блины фосфорно-зажигательные – огонек», «блины термобарические – сюрприз» и другие, которые невозможно получить в домашних условиях.

Возможно, у кого-то возникнут сомнения в самой возможности получения такого изобилия, ибо кто же будет устраивать пожарища, подобные Алеппо, Идлибу или Восточной Гуте, ведь в РФ имеется «мощная армия» и ядерное оружие. Как не странно, ответ содержится в самой постановке вопроса. Своя же армия и будет приглашать людей на огонек.

Тут нет ничего нового. Когда уничтожался Грозный, из него чеченцы вышли почти полностью, зато в городе осталось «русскоязычное население». Вот его-то и похоронила российская авиация и артиллерия. Это ни для кого не секрет, как не секрет и то, что никто не понес ответственности за уничтожение собственного мирного населения. Даже расследования этого военного преступления не было. Но это – их проблемы. В самом деле, «бабы еще нарожают». Нам же приходится констатировать отсутствие информации о том, насколько тогда проявилась традиция с лопатой и блинами, ибо там почти не осталось живых, которые могли бы отчитаться об этом факте.

Так что все это будет непременно, ибо согласно Фридриху Ницше: «Если долго всматриваться в бездну, бездна начнет всматриваться в тебя». Слишком долго эта публика всматривалась туда, желая смерти всем, кого они могут вспомнить. Эта ненависть, рано или поздно – вернется и не с пустыми руками. Похоже на то, что Бездна уже открывает глаза и начинает всматриваться в них.

Но эта серия пожаров имеет еще и второе дно, которое можно рассмотреть уже совсем специальным взором, которого трудно найти у молодого и даже среднего поколения. Автор имеет роскошь легко уходить в события 20-30 летней давности, в которых принимал участие лично, чтобы собственный опыт дал возможность сопоставить прошлые события и то, что происходит на наших глазах.

Итак, лет 20 назад, по роду своей деятельности пришлось присутствовать на профессиональной пьянке очень специфической публики. Что-то отмечали архитекторы, проектировавшие промышленные предприятия. Там случился мальчишник импровизированного клуба тех «кому слегка за 60». По всей вероятности, их уже нет в живых, ибо тогда они принимали «на грудь» настолько жестко, что даже молодым было трудно такое поднять, а они – могли. Вся прелесть той ситуации заключалась в том, что автор не употребляет алкоголя и мог наблюдать весь пейзаж на трезвую голову.

После определенной дозы принятого спиртного разговор соскользнул на «старые времена» и они стали наперебой вспоминать, как они ездили по всему совку в составе приемочных комиссий и какие феерические пьянки закатывали в различных географических точках «нерушимого».

Для поддержания разговора, пришлось участвовать в обсуждении этих давних мероприятий и в основном – задавать вопросы. Старикам было приятно похвастаться перед «бестолковой молодежью», а водка уже развязала язык.

В общем, мои вопросы показались им настолько тупыми, что они долго и дружно смеялись. Особенно их веселил вопрос о том, что и за какие деньги они пили в конце совка. Известно, что со спиртным, как и со всем остальным, тогда было напряженно и выдавалось это по талонам, а деньги уже практически утратили свою ценность, ибо купить на них было нечего. Тем не менее, по словам рассказчиков, многодневные банкеты были орошены ведрами коньяка и различными экзотическими, даже по нынешним временам, закусками. Автор прекрасно помнит этот период и точно знает, насколько все было плохо. А тут – целые саги о невероятном изобилии. Причем, эти джентльмены никак не относились к партийным боссам или подобным элитарным кругам, а потому – вопрос был довольно резонным.

И вот один из старых зубров решил рассказать одну из собственных историй.

С его слов, он выступал в роли ГИПа – главного инженера проекта. То есть, он был ответственным лицом проектной организации, на плечи которого ложилась проверка соответствия возведенного объекта разработанной его проектной организацией проектной документации. Условно говоря, в критические моменты, проектанты приезжают на объект и контролируют ответственные фазы строительно-монтажных работ. Но в конце совка такие поездки стали редкими, но на процедуру принятия «объекта» и соответственно – на подписание акта приемки, на место обязательно выезжал ГИП, который и подписывал акт приемки.

Понятно, что при совковой плановой системе экономики конкретный объект должен был сдаваться в утвержденные сроки. За срыв сроков налагались взыскания, строители лишались премий или даже снимались со своих должностей. В общем, дело было неприятное и в отдельных случаях можно было близко познакомиться с вежливыми ребятами из ОБХСС (отдел борьбы с хищениями социалистической собственности – аналог ОБЭП – отдела борьбы с экономической преступностью).

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4 комментария to “Пожар, стирающий следы (Часть 1)”

  1. nik:

    «Все, кто был на месте и мог правильно среагировать на пожар – кинулись спасать телевизоры, ноутбуки, шубы и другие полезные в быту вещи. Так что было не до лопат».
    Я бы добавил: «И до детей тоже».

  2. Игорь Украина:

    «Итак, лет 20 назад, по роду своей деятельности пришлось присутствовать на профессиональной пьянке очень специфической публики… Вся прелесть той ситуации заключалась в том, что автор не употребляет алкоголя и мог наблюдать весь пейзаж на трезвую голову». Мне в 1998 пришлось присутствовать на одной из серьёзных пьянок дАнецких. Нам тогда (и потом ещё 6-12 лет) пришлось с ними «работать», но я не буду раскрывать деталей- с кем, когда и где. Я употебляю алкоголь, но в тот день мне предстояло проехать за рулём 650 км, но тем не менее я был ими приглашён, поэтому сам не пил, но зато слушал их. Тогда впервые (для меня) прозвучало следующее: «когда мы придём к власти, то хохлам хватит миски баланды в день, а всё остальное в этой стране будем иметь мы». Чуть не блеванул, и с тех пор парафинил дАнецких гнид где только мог, причём в профессиональном плане чмурил их так, что только последний идиот мог бы с ними работать после этого. Не помогло тогда. В 2010 уехал из страны, вернулся в 2014, но не факт, что снова не уеду…

  3. Volodymyr:

    Автор не приймає, на відміну від мене, алкоголю. Не в тему. Якось в часи праці в шахті, відмічали день народження чийсь. Вибрана «жертва», тобто водій, що не буде пити, а тільки потім нас розвезе по домівках, бо в ті часи гаїшники драли три шкури за пиття. І от наступного дня, як спарави, як все було, той, хто возив нас і видав. Дивлюсь на вас, як ви п’єте і як все скотінєєте та скотінеєте. Він був російськомовний, але вже українізований, та й було це на початку 80-х. Оце його скотінєєте — запам’ятам на все життя, хоч і не покаявся, на жаль. Дякую.

  4. Богун:

    «Когда уничтожался Грозный, из него чеченцы вышли почти полностью, зато в городе осталось «русскоязычное население». Вот его-то и похоронила российская авиация и артиллерия.» В 2014 после первых обстрелов в голове родилась картина: на фоне ихтамнетов с автоматами слоган: Вы говорите по-русски? Тогда мы идем к вам!
    И еще вспомнила как женщина в Херсонской области спрашивала меня: «За что они вас убивают, вы же вроде бы за них?»

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: