Горячая зима

23-річний капітан Збройних сил Андрій Кизило загинув під Авдіївкою

Летом, когда жара выдавливала людей в тень, часть публики, разморенной июльским солнышком, бодро медитировала над тем, что война выгодна верховной власти и что войска рвутся в бой, но их не пускают. Отсюда делались выводы о том, что кому-то выгодно поддержание вялотекущего противостояния. Удивительно, но примерно в это же время с той стороны тоже пошел поток информации о том, что Киев отвергает любые предложения по прекращению военных действий. Чуть позже стало известно, от каких именно предложений отказался Киев.

Ими оказались: амнистия всем головорезам лугандона, проведение выборов в мятежном анклаве и внесение в законодательство Украины изменений, позволяющих создание подобных территорий, фактически управляемых Кремлем. Ну и, конечно же – отказ от евроинтеграции и евроатлантических перспектив. Чуть позже, с вариациями, эти вещи стал петь оппоблок, медведчуки-пинчуки, Гадя и прочая дрянь.

Собственно говоря, они предложили капитулировать и принять условия Кремля, а взамен Кремль  перестанет стрелять, но решать все вопросы будут по звонку Путина, примерно так, как он их решает в самой России, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Карабахе и Сирии. И вот когда был получен ответ: «спасибо, не надо», эта часть публика затянула унылую песню о «зраде».

Причем, тут были некие вариации. Диапазон был очень широким, от медведчуковского «Украины вообще нет» и пинчуковского «а давайте сдадимся», до псевдо-патриотического: «а давайте сейчас ринемся и все решим одним рывком». Постепенно стало формироваться мнение о том, что армию специально не пускают в бой, ибо уже обо всем договорились и все порешали.

И вот прошла серия боев на Светлодарском направлении. Насколько можно судить, тактика руководства ВСУ сводилась к двум основным моментом. Первое, проводилась фиксация того, кто, когда и откуда начинает военные действия. Думаю, что имеются специальные архивы, где все это задокументировано и обвязано объективными доказательствами. То есть, ВСУ дожидались, когда боевикам приспичит продемонстрировать Москве свою активность и тогда – потихоньку идти в контратаку. Таким образом, определялся зачинщик каждого конкретного обострения, и раз оно уже произошло, ВСУ наносили ответный удар, а когда позволяли обстоятельства, проводили контр-наступление коротким и неглубоким наступлением. При этом, либо занимались новые выгодные позиции, либо уничтожались, либо занимались позиции противника. То есть, противник начинал обострение, и мы уже не только отвечали, но и шли вперед.

Второй момент – тоже очень важен и выверен. Продвижение вперед происходит (пока) на участках, которые по Минску, закреплены за нашими войсками. Де-юре, мы не нарушаем Минска, а силой исправляем нарушения договора противником. С любой точки зрения это – выгодная и обоснованная тактика. Все, что делает противник – нарушения Минска. Даже когда он спокойно стоял на старых позициях, он и тогда нарушал Минск. Но когда все тихо, это никого из «гарантов» особо не волновало. Другое дело, когда начинаются активные боевые действия, все берут карты и внимательно смотрят, где именно идут бои. В результате выясняется, что бои идут на отведенной ВСУ территории. Это вызывает серию вопросов о том, что там делают российские оккупанты и почему они сами не освободили территории, как это предусмотрено Минском.

И вот теперь, когда войска пришли в движение и началось наступление малыми силами, те же самые люди, которые летом изнывали от бездеятельности ВСУ, теперь – воют о потерях. Да, парней не вернешь и каждая жизнь – рана в теле Украины. Но наступление без потерь не обойдется, это скажет любой курсант военного училища. Наступательный бой несет большие потери, чем оборонительный. А теперь представим, что летом мы пошли крушить врага всеми силами, а не теми малыми горстками, которые мы видим сейчас. Потери были бы несравненно большими. Тем не менее, как это не цинично звучит, наши потери имеют соотношение оборонительного боя. То есть, даже неся потери, ВСУ воюют на порядок более успешно. И еще один важный момент. Контратака обеспечивается силами тех же подразделений, которые стоят в обороне. То есть, новые позиции захватываются силами взвода или роты. Еще раз, в наступление идет пехота, которая врылась в окопы. Ударные группировки ВСУ даже не намекают на свое присутствие. Если пойдет большая драка, лугандонцы увидят совсем другую армию и другую картину. Пока это лишь легкий намек.

Что из этого следует? Надо не мешать военным ни паникой, ни шапкозакидательскими призывами. Им виднее, как, где и что делать в каждый конкретный момент. Мы можем лишь помогать им, передавая на передовую то, что можем передать или собирая деньги на особо нужные вещи, типа тепловизоров и прочих ништяков. Мы можем отнести в госпиталь фрукты или просто испеченный дома пирог. Да мы можем просто заплатить в кафе или в харчевне за наших бойцов!  А верующие – пускай поставят свечку, знают за что. Вот это мы можем сделать. Остальное, они делают и сделают лучше, чем кто бы то ни был. И главное, они сами вычислят момент, когда надо будет бить так, чтобы в Россию вернулись все «отпускники», путь даже частями!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4 комментария to “Горячая зима”

  1. Виктор Цой:

    Незнаю один человек пишет все на этом сайте или вас несколько. Но какую бы тему вы бы не затронули, мыслите вы трезво и выверенно. Явно видно что в слова вы вкладываете именно то, что вы думаете. Говоря коротко, читать вас и размышлять над этим бывает интересно, тем более почти во всем с вами можно согласиться.

  2. Vlad:

    2Виктор Цой:
    Ну.. если несколько месяцев помониторить публикации, то понять сколько «их» тут, авторов — несложно. )

    А так, да, — с вашей оценкой соглашусь..

  3. Vasya:

    Сам раньше так считал (сговор двух «нацлидеров», каждому выгоден вялотекущий конфликт и т.д.).
    Поверхностное мнение в стиле «любая кухарка знает, как управлять государством».

    Потом почитал этот сайт, подумал получше, поглубже. Мнение изменилось, стало более точным (что не исключает названную выше выгоду «нацлидеров»).

    Что же, мы почти все – спецы в своих сферах.
    Но если начинает «заносить» и начинаешь считать себя экспертом вообще по любым вопросам – со стороны смотрится глупо.
    А возвращаешься к своей теме – опять всё ок.

  4. Madaziop:

    Навіяло. Кремль досить відверто висловлює свої «хотелки», щодо України. Чи мало б сенс сформулювати та озвучити свої побажання/межі компромісу щодо кремля? Хоча б через якогось неформалнього представника влади? По типу: — Україна може погодитись на нейтральний статус, за умови: відновлення територіальної цілісності, відшкодування збитків, вивозу рашистів в росію з України та Придністровя, звільнення вязнів, економічної свободи та рівноправних відносин, тому подібне.
    Демонстрація публічної, конструктивної позиції завше краща од невнятних, колуарних договорняків. Зрозуміло, що кремлівським це до лампочки. Та для свого, і населення союзників, це мало б значення, зменшуючи сіру зону в якій і оперують згадані автором «діячі».

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: