Сделайте нам красиво, или место имения (Часть 1)

22823bf-post-3-12827207378338

Тема этой статьи, с одной стороны, очевидна, а с другой- сама ее очевидность делает ее трудной к восприятию. Так происходит с воздухом или водой, которые мы не видим и не ощущаем ни запаха, ни вкуса, но, тем не менее, отсутствие того или другого неизбежно ведет к печальным последствиям.

Мы хотели бы, чтобы читатели вспомнили ощущение, которое, наверняка,  хоть раз испытывал каждый из нас. Оно возникает тогда, когда чего-то сильно хочется и потом вроде бы уже и получил это, но потом выясняется, что это совсем не то. А самые ценные ощущения возникают чуть позже, когда на холодную голову оцениваешь ситуацию и понимаешь, что таким путем ты просто не мог достичь цели или еще хуже – цель вообще оказалась глупой.

Жители восточной части Донецкой области, которые хорошо помнят совковые времена, еще до появления коммерческих рынков подтвердят следующий факт. В Донецке и восточнее было всего два места, где можно было купить (а не «достать») фирменные, импортные вещи. Первое место было скорее мифическим, чем реальным, для большинства людей. Недалеко от автовокзала «Северный», в первом этаже многоэтажки, был чековый магазин «Каштан». Там продавались натуральные импортные вещи и продукты. Купить их можно было исключительно на чеки внешпосылторга. Обладателями чеков были те, кто бывал в зарубежных командировках и получал зарплату в валюте. Поскольку прямо за валюту продавать и покупать товар было нельзя, ибо это по тем временам — уголовное преступление, то валюта менялась на чеки, а уже за них можно было покупать вожделенный товар. Но большинству людей даже зайти в магазин было невозможно, поскольку на входе стоял милиционер и пропускал только по предъявлению чеков. Так что даже витрин простой смертный никак не мог увидеть. Те, кто получил чеки от родственников, друзей или просто нашел, как их купить, попадая в магазин получали психологическую травму. Одного похода в такой магазин было достаточно, чтобы навсегда потерять иллюзии о совке.

Но нас интересует другое  место. Восточнее центра Макеевки, вдоль дороги, ведущей в сторону Харцызска, а далее – Шахтерска или Амвросиевки, раскинулся рынок «Нахаловка». Как утверждали современники, там можно было купит всё. Понятно, что самая бойкая торговля шла с рук, ибо попадала под другую статью УК – спекуляция. Понятно, что милиция вылавливала спекулянтов и, как минимум – отнимала товар, а иногда и тащила в цугундер. Поэтому все происходило в спешке, в закутках и других темных местах. Как люди меряли джинсы, надо было видеть – то еще зрелище.

Надо заметить, что импортной «контрабандой» торговали цыгане со всеми, вытекающими из этого факта, последствиями. Не все читали роман «12 стульев», ибо хорошие книжки тоже были жутким дефицитом, а потому знаменитое пояснение Остапа Бендера об истинном месте изготовления контрабанды, им было неизвестно, потому и не вняли этому предупреждению. В итоге, покупатели часто меряли действительно импортную вещь, но потом создавалась суета, в связи с «облавой», и в спешке подменялся пакет с товаром, который покупатель тщательно прятал от милиции. В итоге, на руках покупателя оказывалась одна штанина, а вторую цыгане ловко продавали следующему покупателю. Так же часто  покупатель привозил домой целые джинсы, которые линяли и садились при первой стирке. Глубину потрясения можно ощутить по такому сравнению. Джинсы стоили 250-300 рублей, а средняя зарплата была до 100 рублей, часто – 70, 80. Инженеры зарабатывали 120 рублей. Шахтеры – 200 и лишь не многие – больше этой суммы. Назвать это ощущение разочарованием, значит соврать. Это более глубокое и фундаментальное чувство. Ехать на Нахаловку это всегда был риск. Покупать там что-то – игра в покер с шулером, а покупать там что-то на взятое в долг – верх идиотизма, в котором даже признаться стыдно! Вот примерно такой спектр чувств.

Теперь представим, что жители (не все) Крыма, Лугандона и часть жителей других областей решили кардинально изменить свою жизнь, поставив на кон свое текущее положение, но самое главное – в залог этой идее было поставлено свое завтра и завтра своих детей и внуков. Согласимся, такая цель и такая ставка намного выше, чем джинсы и 300 рублей, встретившиеся 40 лет назад на Макеевском рынке Нахаловка.

Понятно, что эти жители хотели получить что-то гораздо более ценное, чем они имели на тот момент. И тут – главный момент. Они именно хотели получить что-то большее, лучшее, крутое, сильное и великое. Это значит, что сами они не знают, не умеют и не хотят создать себе это великое, но уверены в том, что кто-то придет и сделает им красиво. Сама эта формула уже создает механизм упомянутой выше Нахаловки или игры с карточными каталами, но перед игрой или поездкой на базар каждый считает себя самым умным и уверен, что уж он то не даст себя обмануть и смело бросается навстречу приключениям.

Нам же важно то, кем себя хотел видеть житель Севастополя или той же Макеевки. А хотел он быть непременно богатым. Понятие это растяжимое, но именно жители Крыма вполне могли сформулировать то, какой они хотели бы видеть свою жизнь. Деньги должны приходить сами и в достаточном количестве. Достаточность денег определятся обозримыми расходами. Это значит, должно хватать на еду, одежду, лекарства, бензин к машине, саму машину, пусть и не частые, но поездки в разные интересные места и, конечно же, на ежедневную выпивку и закуску. Эти деньги обязаны появляться из двух мест. Первое место – государство. Оно обязано платить социалку и обеспечивать медицину, учебу и прочие вещи. Второе место – отдыхающая сволочь, которая должна везти деньги и безропотно ютиться в сараях, которые великодушный крымчанин предоставляет им для жилья. Квартиры не сильно отличаются от сараев, но это – не важно. Возьмут и такое, никуда не денутся. Горбатить на заводе или в поле он не желает. Пускай татары горбатят или придурки. Настоящий крымчанин должен взирать на все вприщур, и тихо ворчать на приезжих скотов, которые готовы жить в хлеву, как скот. Понятно, что будучи рантье, приходят мысли о сортах людей и себя они записывают в высший сорт. Это низшие сорта будут чистить нужники и ковыряться в грядках. Со временем становится заметно, что руками хотят работать другие национальности, но не русские. Русские же могут лишь руководить и надзирать. Так возникает взгляд на остальных, как на унтерменш. Единственное, что раздражает – центральная власть, состоящая отнюдь не из соплеменников и обладателей голубой крови.

На Донбассе эта ситуация выглядит несколько иначе, но и там устали от Ахметова и его братвы, которая не давала дышать и, в конце концов, превратила крутых шахтеров и сталеваров в попрошаек. Им хотелось бы, чтобы кто-то пришел и навел порядок, и тогда они могли бы зажить как в далекие совковые времена. Тогда шахтеры были действительно богаче остальных, исключая рабочих Крайнего Севера. То есть, подоплека была другая, но в итоге они пришли к той же мысли, что и в Крыму. Кто-то должен был им сделать все красиво.

(продолжение следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

5 комментариев to “Сделайте нам красиво, или место имения (Часть 1)”

  1. Наталия:

    anti-colorados: @»Им хотелось бы, чтобы кто-то пришел и навел порядок, и тогда они могли бы зажить как в далекие совковые времена. Тогда шахтеры были действительно богаче остальных, исключая рабочих Крайнего Севера». Поверьте, даже сегодня, по сведениям отдельных работников Пенсионного фонда нашего города, пенсия у переселенцев из Донбасса заоблачно отличается на фоне малых пенсий в нашем городе, хотя, у нас есть и крупный химкомбинат, и крупный меткомбинат. А наши пенсии — оставляют желать лучшего. Да я вижу даже по хронике «убитого» Донбасса, какие там были просторные, добротные, частные дома. Особенно, в Широкино: там как-то частные подворья особенно выделялись своими большими размерами.
    Большие дома, большие пенсии…Вот, что людям не хватало?

  2. grutar:

    Широкино, это поселок под Донецком типа К.-Заспы под Киевом, там строились отнюдь не шахтеры:-)

  3. Бенцион:

    Ну, ей-богу! От Донецка до Широкино 140 км. А от центра Мариуполя 25 км. И Широкино разное. Старое Широкино, где жили рыбаки (и неплохо жили на осетровых и белой рыбе!) и новое, где построили прекрасные дома мариупольцы. Сейчас все вдребезги-пополам. Впрочем, моему знакомому повезло, дом и гараж посекло осколками и все. Внутри почти все цело.

  4. Бенцион:

    В применительно к Донецку… возможно Вы имеете ввиду бывший хутор Широкий на выезде из Донецка на Мариуполь? Там да…особняки

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: