Ереван. Унижение фюрера (Часть 2)

И все было хорошо ровно до тех пор, пока прутин не предложил подписать бумагу, которую он заготовил еще дома, и тут она должна была пройти на ура, но не тут-то было. Пашинян заявил о том, что всецело поддерживает прутина в его стремлении уберечь не только честь, но и достоинство его чемодана, но подписывать эту бумагу он не станет. От такого поворота событий лукашенко издал пронзительный звук, подобный тому, что подает отчаливающий пароход или трактор, летящий на низкой околоземной орбите со скоростью 280 км/ч, и разведя руки в стороны, как это делают на счет «раз» пациенты на сеансе лечебной физкультуры, уставился на фюрера с немым вопросом: «Как так? Ты это слышал?»

В это время камера выхватила портрет фюрера, который поймал самообладание только в последний момент и не сломал ручку так, как это однажды сделал Федорович, которого фюрер всегда считал дебилом. Он был недалек от истины, и потому взять и уподобиться Янукевичу он не хотел. Ведь сейчас ты ломаешь ручку, завтра кричишь «Астанавитись!», а послезавтра что? На вертолет и ходу? Но зэку хоть было куда бежать, а у прутина такой опции нет. Если он сядет в вертолет, то дальше будет совсем нехорошая аналогия с Чаушеску, который тоже пытался смыться на вертолете, но и улетел недалеко и кончилось все не очень весело.

Но варежку все же раскрыл, от удивления, поскольку такой публичной подляны от Пашиняна он явно не ожидал. Ему явно захотелось высказать все в чемодан, но не при всех и потому делал ртом как рыба, которая оказалась на берегу. Это же надо было так вляпаться! Все шоу было рассчитано на слегка засомневавшихся холуев, которые наблюдают за тем, как их шефа все чаще и конкретнее посылают вслед за его же кораблем и поясняют, что переговоры с ним будут вести судьи в Гааге, если он до этого времени доживет, и потому эту печаль надо было срочно разбавить, но это не просто не удалось, а превратилось в какой-то публичный скандал.

Фюрер наверняка прикинул, сколько ракет он может выделить для удара по Еревану, чтобы по-тихому размолотить гражданскую инфраструктуру, но тут его мысли были прерваны самим Пашиняном. Он пояснил, что изложенный в бумаге текст Азербайджан воспримет как намерение продолжать агрессию, а у него уже нет никакого желания продолжать заведомо проиграшную драку.

Тем самым он как бы напомнил прутину о том, что как-то обращался за помощью к его ОДКБ и к нему лично и был послан куда подальше. После этого Армения разруливала ситуацию самостоятельно, хоть и при посредничестве Франции, ЕС и США. В результате – были достигнуты договоренности, устроившие и Армению, и Азербайджан, рисковать которыми ради этой писульки он не намерен.

Более того, на правах хозяина мероприятия, Пашинян закончил мероприятие словами: «На этом – все». Было это сказано так, как уже однажды было: «Всем – спасибо, все – свободны». В последнее время у прутина были всякие неприятные моменты, например – на «двадцатке» его ждал полный игнор всех участников и в общем, за него позорился лавров. Лидеры крупнейших стран мира прямо называют его военным преступником, а его страну – террористическим анклавом, но вот чтобы так ему указали на дверь, такого еще не было. Нет, он уже привык, что теперь не его ждут всякие важные персоны, а он ждет и часто – не слишком уж и важных персон, но во так, чтобы кто-то сказал: «Все, можете валить!», это – впервые.

(Окончание следует)

2 Comments on "Ереван. Унижение фюрера (Часть 2)"

  1. <>, – это не впервой , по моему его более жестко и по известному адресу посылал только Порох .

Leave a comment

Your email address will not be published.


*