Судьба баркаса (Часть 1)

Мы оставили тему с потопленным баркасом «Аполлинарий Грех» или как там он назывался, поскольку было не до него, надо было отмечать день рождения ресурса и все такое. Но когда море успокоилось и стало понятно, что никакого баркаса на поверхности уже и нет, то пришлось как бы подвести черту под этой темой. Как и говорилось ранее, личный состав противника, всякого рода спецназы и прочие, недавно еще яркие и одиозные вояки, которых деклассировали под Киевом, а теперь – на Донбассе, сами себя могут считать крутыми, как вареные яйца, и никто им в этом мешать не собирается. Другое дело, что на самом деле их сейчас используют как часть рыболовной снасти, когда рыбак ловит рыбу «на живца».

Как мы уже убедились за эти три-четыре дня, наша артиллерия стала валить намного дальше, чем это было раньше, но без потери точности. И если речь идет о каких-то командных центрах, узлах связи или скоплении личного состава, то здесь важной является переменная времени. Скажем так, сегодня вагнеровцы квартируют в условном спортивном комплексе, условного оккупированного города, а завтра могут переместиться куда-то еще. То же самое и со связистами или с командным пунктом, чьи координаты оказались засвеченными, а вот с островом Змеиный – не так. 

Противник его назвал непотопляемым авианосцем, указывая на его стойкость и нерушимость, но на самом деле, если уже и употреблять сравнение с авианосцем, то скорее, он является неподвижным авианосцем. При этом, размер его настолько мал, а координаты – настолько известны, что можно не сомневаться в том, что два-три залпа из того, что сделало шашлык из вагнеровцев, штабников в Изюме или тыловиков в Красном Луче – и там не будет ни спецназа, ни разведчиков, а ПВО превратится в ПВА. Но заметим, наши их там не трогают, а внимательно смотрят, что там к ним плывет, чтобы продолжить операцию «Черноморский бычок».

Между прочим, мало кому известно, но международная организация по охране морской флоры и фауны, сокращенно ФИФА, уже высказала свою серьезную обеспокоенность тем, что морские рыбы в районе острова Змеиный подвергаются запредельной нагрузке. Например, после потопления флагмана черноморского флота «Москва» черноморский бычок стал резко меняться как в размерах так и в форме и теперь его не узнают даже одесские торговки с привоза, ну а если его фото показать не специалисту в области морской биологии, то в этой рыбе вообще сложно узнать бычка.

Оно конечно, мородоские власти объявили, что моряки с флагмана пропали без вести, но мы, кое что понимающие в организации пищевых цепочек, все же понимаем, что никто и никуда не пропал, просто мордорчане плохо искали. А вот у бычков были час і натхнення, а потому мы и наблюдаем такие изменения в форме рыб. И вот стало известно о том, что в мордоре баркас уже списали полностью. Если о флагмане какое-то время говорили, что он хоть и на буксире, но все же едет в Севас, то тут все пошло не так и в москву ушла шифровка в стиле: «Ша! Уже никто, никуда не едет». Или как говорят опытные моряки: «Оно уже не плавает, хоть и не должно было тонуть».

(Окончание следует)

6 Comments on "Судьба баркаса (Часть 1)"

  1. Did Groza Moderator | 19 Червня, 2022 at 22:33 |

    Интересно, можно ли считать людоедами тех, кто питается бычками, отъевшимися на росплавсоставе? Или через посредников простительно?

Comments are closed.