Саммит ЕС: накануне

Высокопоставленный чиновник ЕС «оптимистичен» в отношении членства Украины на этой неделе

Ник Фурьезос Atlantic Council

Подготовка перевода: opponent

Пока главы европейских государств обсуждают на этой неделе вопрос о предоставлении Украине статуса кандидата в ее стремлении в Европейский союз (ЕС), генеральный секретарь Европейской службы внешних связей Стефано Саннино утверждает: «Я чувствую себя комфортно и оптимистично, говоря, что решение будет положительным, хотя и не хотел бы опережать «наших политических боссов».

Саннино вместе с заместителем госсекретаря США Венди Шерман выступили с программной речью на Форуме Атлантического совета «Оборона и будущее ЕС-США» в среду, в преддверии саммита ЕС, который начнется в четверг, и на котором членство Украины стоит на повестке дня. Хотя Саннино отказался подтвердить положительное решение наверняка, он сказал, что предоставление Киеву статуса кандидата «было бы очень сильным сигналом для народа Украины в этот конкретный момент, когда им необходима уверенность в том, что они будут там, где стремятся быть».

Шерман, частая коллега Саннино по координации «ответов» на агрессивную войну президента России Владимира Путина против Украины, сказала, что действия ЕС являются частью более масштабных дипломатических и военных усилий, направленных на то, чтобы заставить Путина отказаться от своего вторжения.

«Речь идет о том, чтобы Владимир Путин сделал выбор, который пойдет на пользу безопасности его страны и безопасности мира», — сказала Шерман, отметив, что встречи Большой семерки (G7), НАТО и Европейского союза на следующей неделе рассмотрят «все, что мы можем, чтобы побудить его сделать правильный выбор».

Шерман и Саннино обсудили возможность российского ядерного ответа, китайские технологии и усилия по прекращению энергетической зависимости Европы от Москвы, а также другие темы в беседе с корреспондентом PBS NewsHour Ником Шифрином во время мероприятия, организованного Представительством Европейского Союза в Соединенных Штатах Америки. США в партнерстве с Европейским центром Атлантического совета.

Вот еще несколько моментов из их разговора.

Чем ответит Россия?

С очередным траншем на прошлой неделе миллиарда долларов Соединенные Штаты направили Украине более 5,6 миллиардов долларов помощи в области безопасности с момента начала вторжения 24 февраля, при этом Конгресс санкционировал общую помощь в размере 40 миллиардов долларов. На этой неделе ЕС должен одобрить кредитный пакет на сумму 9,5 млрд долларов. Но и Шерман, и Саннино настаивали на том, что Украина, а не ее западные союзники, принимает решения о своем будущем, пока война продолжается. «Если вы также видите выводы нашего Европейского совета, мы даже не делаем никаких ссылок на какое-либо мирное урегулирование, потому что хотим дать понять, что никоим образом не подталкиваем Украину к принятию решений, которые, по ее мнению, преждевременны», — сказал Саннино.

Отвечая на вопрос о потенциальной эскалации со стороны России в ответ на путь Украины в ЕС, Шерман сказала, что Путину следует «более чем дважды подумать» о любой такой эскалации. «Мир наблюдает», — сказала она, и однажды он уже недооценил свою оппозицию: «Он хотел ослабления НАТО; он получил усиление НАТО. Он хотел ослабления Европейского Союза; он получил более сильный Европейский Союз».

Шермана раскритиковала заявления Путина о том, что НАТО («оборонительная организация», как она выразилась) и Украина представляют угрозу для России, учитывая ее постоянное место в Совете Безопасности ООН, большой ядерный арсенал и значительные ресурсы. «Во всем мире Путина оттесняют на второй план как человека, с которым нельзя вести дела», — сказала она, отметив спад в российской экономике. «Его люди страдают».

Экономические потрясения

Отвечая на вопрос о продолжающейся зависимости Европы от российских энергоносителей, Саннино указал на уже принятую резолюцию ЕС, в которой лидеры пообещали сократить импорт нефти и газа. «Это не то, что можно сделать за одну ночь. В противном случае, я имею в виду, возрастет риск коллапса экономик», — сказал он, но уверял, что сокращение будет осуществляться со временем.

Тем временем перед ЕС стоит сложный поиск баланса между стремлением достичь энергетической независимости и покончить с зависимостью от ископаемого топлива. Саннино упомянул, что Франция, Соединенные Штаты и даже некоторые страны Персидского залива добились успеха в использовании альтернативных источников. Приверженность к «зеленому» переходу не изменится, но странам, возможно, придется использовать менее благоприятные для климата варианты (например, возрождение старых угольных электростанций), чтобы удовлетворить свои потребности в мощностях в условиях конфликта с Россией.

Глядя вперед

Обсуждая проблемы, связанные с китайскими технологиями, Саннино назвал Совет по торговле и технологиям США-ЕС ответом Запада на гонку технических вооружений. «Мы думаем, что есть области, в которых мы можем сотрудничать, но мы не будем уклоняться, когда дело доходит до оспаривания решений или выбора, которые не отвечают интересам наших стран», — сказал Саннино.

Шерман заявила, что страны должны оставаться «открытыми» для проверки инвестиций и импорта и осознавать, что технологии могут использоваться враждебными странами для наблюдения или сбора данных с целью получения нечестной выгоды. Разговор состоялся на фоне сообщений о том, что президент США Джо Байден рассматривает возможность отмены тарифов администрации Трампа против Китая, чтобы помочь обуздать инфляцию. «Тарифы должны быть стратегическими, и это, безусловно, то, что мы рассматриваем», — сказала она.

Ник Фурьезос — автор из Атланты, известный в США и мире.

3 Comments on "Саммит ЕС: накануне"

  1. Владимир | 23 Червня, 2022 at 16:21 |

    По поводу места роиссии в ООН есть интересные рассуждения с одного, правда довольно специфического ресурса. Позволю себе обширную цитату:

    “Далее, то, что Россия является “правопреемником”, это некоторая юридическая фантазия. Для физических лиц, или для юридических лиц, есть несколько способов унаследовать какой-то контракт:

    Умерший мог оставить завещание. Например, может быть какая-то статья в Конституции СССР, что, в случае распада союза, все внешние обязательства и долги достанутся России.

    Можно быть неоспоримым единственным наследником. Это можно попробовать. Россия надо начать с заявления, что им очень стыдно, но они признаются, что СССР был не содружеством стран, а тюрьмой народов, и все “республики” помимо России были там на вассальном положении, фактическими колониями.

    Можно выкупить у других наследников их долю, дав им что-то взамен. Если контракт позволяет, чтобы его продавали, как, скажем вексель. Отнюдь не все контракты это позволяют. Особенно международные соглашения. Германия не может переписать безоговорочную капитуляцию 1945-го на имя Уругвая, пообещав им какую-то сумму за беспокойство. США не могут продать России соглашение с Польшей о пребывании там наших войск.

    Так или иначе, ничего такого просто не было. Распространенный вопрос, “а как же тогда Россия что-то получила, и забрала себе?” — Отвечаем: частично на основании соглашений, частично просто явочным порядком.

    В 1991-м году 11 республик распадающегося СССР собрались в Алма Ате и написали письмо в ООН, что членство СССР передается России. Плюс еще Литва, Латвия и Эстония отказались от какого-либо наследства СССР, сообщив, что никогда не были его законной частью, но оккупированной территорией. Грузия, однако, согласия не давала.

    Официально Россия в состав ООН не просилась, очевидно, решив, что не царское это дело, они просто их проинформировали, что они так решили. Официально она принята не была. Ее “членство” опирается на то, что до сих пор никто не возражал. Юридически его не существует.

    Статья 23 Хартии ООН в списке постоянных членов Совбеза с правом вето Россию не упоминает вообще. Там до сих пор прописан Советский Союз. В “supplemental” 7-9 упоминается, что “мы получили письмо от Белоруссии, что членство СССР получит Россия”, – но нет никаких документов, что ООН это как-то одобрила или утвердила.

    Прецедент тоже не в пользу России. После распада Чехословакии и Югославии никакого автоматического “преемничества” не было. Нету такой процедуры в ООН. В живую очередь, на общих основаниях.

    Членство России в ООН, и постоянное членство в Совбезе, вместе с прилагающимся “вето”, – основано исключительно на том, что “неохота связываться”. Эта юридическая конструкция, как легко догадаться, исчезает вместе с “неохота”. Как только станет “охота”, России нечего будет предъявить, мол, а как же так, вот же у нас бумажка есть, вот же на ней подписи, может, эти подписи уже ничего не значат?! Нету бумажки. Нету подписей.”

    • А как быть с россией, субъектом федерации? Где ее границы, каковы герб, флаг, конституция? Что произойдет в случае распада РФ? Кто чего унаследует?

    • +++ Владимир, спасибо!

      Такие факты (как и, например, аренду Кенигсберга) нужно муссировать в СМИ постоянно и громко.
      Пока общественное мнение не начнет воспринимать их как привычную реальность – никаких изменений не произойдет.
      Поэтому нужно настойчиво озвучивать эти очевидные вещи всеми возможными способами.
      Спасибо!

Comments are closed.