С расстояния в год (Часть 3)

У японцев был совершенно другой менталитет, и они считали честью сразиться с сильным и упорным врагом, и только это внушало им уважение. С учетом того, что в японской армии было заведено, что гибель в бою – лучшая смерть для мужчины, им было сначала удивительно, а потом и мерзко наблюдать за бегством противника, который упорно не намерен был защищать даже свои крупные города, где остается масса мирного населения.

Вот именно поведение китайской армии было причиной полного презрения к мирному китайскому населению, которое и подверглось избиению в Нанкине. Об этом не принято было говорить после войны, поскольку историю пишут победители и в ней они указывают лишь то, что будет представлять их в героическом или сугубо положительно свете. Кстати, японцы так и не добились генерального сражения с китайскими войсками. А самым выдающимся мастером тактики «изматывания противника бегом» был ни кто иной, как основоположник нынешней КНР – Мао Цзе Дун.

Понятно, что такой мотив никак не оправдывает кошмара, который творили японцы, но если уже говорить об этом историческом эпизоде, то надо говорить все. Китайские войска попросту отказались защищать собственный город и собственных соотечественников и предпочли выжить самими, принеся в жертву Нанкин.

Этот пример мы привели просто для того, чтобы термин «капитуляция» понимать правильно и видеть в нем разницу смыслов, поскольку позорная капитуляция и боевая капитуляция все равно обозначены одним и тем же словом, поэтому дальше мы будем вести речь о первой разновидности капитуляции – позорной. Как это не странно, но именно Франция стала основоположницей тактики позорной капитуляции еще до прямого военного столкновения с Германией. Всем хорошо известен «Мюнхенский пакт», который стал венцом политики «умиротворения Германии», которая потом вылилась во Вторую мировую войну.

Германию тогда «умиротворяли» Англия и Франция, но все же Франция имела решающее слово в этом процессе. Дело в том, что после окончания Первой Мировой войны, согласно Версальскому договору, именно эти две страны взяли на себя роль блюстителей новых европейских порядков. Причем, по вполне очевидным причинам, Великобритания брала на себя функции обеспечения этого порядка во всех вопросах, связанных с морем. У нее был крупнейший и мощнейший в мире военно-морской флот и в то же время, совсем незначительная сухопутная армия. Оно и понятно, поскольку Великобритания практически не имела сухопутных границ, будучи островным государством. Колониальные войска – не в счет.

Франция же – наоборот имела не слишком большой, хоть и не маленький ВМФ, но куда более мощную и оснащенную сухопутную армию. Собственно говоря, все проблемы, которые могли возникнуть на континенте, должна была решать Франция, при поддержке Великобритании. И если первый тест, связанный с тихим захватом германскими войсками рейнской демилитаризованной зоны, в принципе не привел к изменению конфигурации европейских границ, а лишь изменил статус этой области, то в Мюнхене все было иначе.

Здесь речь прямо шла об изменении границ и передаче части территории Чехословакии в пользу Германии. Причем, договоренности эти были за спиной чехословацкого правительства, представителя которого в Мюнхене просто не было. Поскольку речь шла о событиях внутри континента, то решающую роль в переговорах играла Франция, и именно премьер-министр Франции Деладье взял на себя миссию уговорить президента Чехословакии Бенеша не оказывать сопротивления оккупации Судетской области.

Между прочим, это было крайне важно потому, что численность чехословацкой армии была равна численности германской армии вторжения, а вот в техническом плане, в первую очередь – по части оснащения бронетехникой, чехословацкая армия представляла собой куда более мощную силу. Более того, чешские танки были лучше бронированы и имели более мощное вооружение, а промышленность страны всегда славилась своими оружейными производствами.

Это значит, что именно в тот момент Чехословакия имела все возможности дать отпор Германии, поскольку ведя оборонительную войну на заранее подготовленных позициях, она могла нанести Вермахту просто непоправимый ущерб. Но Бенеш дал себя уговорить Деладье и вскоре, вместе с Судетами, была аннексирована вся Чехословакия, без единого выстрела и сопротивления. Причем Деладье, уговаривая Бенеша, убеждал его в том, что уступка Германии – единственный шанс избежать захвата всей Чехословакии, и если Бенеш не согласится с его предложением, то Франция не сможет гарантировать безопасность всего мероприятия, а так – он дает эти гарантии от имени своей страны.

В итоге, позиция Франции оказалась просто деструктивной и по сути, открывшей ворота Второй Мировой войны. Чехословакия, усилиями Франции, почти мгновенно исчезла с карт Европы, а Париж не предпринял ровно никаких действий для того, чтобы как-то повлиять на ситуацию. То есть, Чехословакия, наученная Францией – позорно капитулировала, даже не сделав попытки защитить себя.

В связи с этим, в послевоенной Европе был сгенерирован миф о том, что ни в случае с захватом Германией Чехословакии, ни в случае с захватом Польши ни Франция, ни Англия, ни они вместе ничего не могли поделать, поскольку жертвы агрессии находились на восточной границе Германии, в то время как Франция находится на западной.

Удивительно, что эта легенда вообще была успешно использования для смещения точки внимания. Ведь именно Франция имеет общую сухопутную границу с Германией и дважды в описанных выше случаях практически вся наличная военная мощь Германии отводилась на Восток еще до вторжения во Францию. То есть, Париж дважды имел возможность нанести удар по территории Германии с рубежей своих границ и между прочим, был обязан это сделать потому, что Германия начала войну со странами – союзницами Франции.

То есть был формальный повод для активных боевых действий и были все военные условия для того, чтобы эти боевые действия были успешными. Но оба раза Франция спокойно смотрела на то, как весь Вермахт ушел на Восток и дождалась того, что он таки вернулся, и в мае 1940 года теперь уже собрался на западных границах. Это был первый крупный опыт Франции к склонению других стран к позорной капитуляции. Первый, но не последний.

***

Все это мы напоминаем потому, что янелох время от времени что-то такое рассказывает о «прямых переговорах с Путиным», но судя по тому, как он позорно провалил все, за что брался, ему на пушечный выстрел к этому нельзя подходить. Но можно не сомневаться в том, что есть отдельные персонажи, не только в Украине, которые нашептывают ему о том, что надо учитывать интересы друга Владимира. Причем, это имя они выговаривают с хорошо знакомым «р», как это бывает во французском языке. Они имеют обширный опыт в таких позорных делах.

11 Comments on "С расстояния в год (Часть 3)"

  1. Янелох спит и видит как бы встретиться с Хуйлом и совершенно не скрывает этого.

  2. Вот и тема для раздумий – когда начнём рашку жестко п@@tь придётся гонятся за ними по их бескрайним просторам. Наполеон и Гитлер это видели. Я думаю только исключительная бедность может лечить придурков. Надо выкинуть с рынка нефти и газа. Пусть пушниной и девками торгуют

    • Бедность и голод у них уже были и не раз. Вылечились?

      • шалтай-болтай | 6 Листопада, 2021 at 14:10 |

        Штаты ТРИ раза помогали им не здохнуть от голода, может в четвёртый – не станут?

  3. Дєвічьїм пухом чи пушистими дєвками??

  4. У дописі автора не вказано, що до влади у Франції 1936-1939 прийшли майже комуністи(Народний фронт), а французькою кишеньковою ФКП маніпулювала СССР. Що робили майжекомуністи – валили свою економіку. Французький політикум, як і суспільство, і військові розривалися між трьома сторонами – США та ОК, нацистська Німеччина й комуністична СССР зі своїми інтернаціоналами та комінтернами. Тому анексія Чехословаччини та мюнхенська угода відбулися за часи правління майжекомуністів начолі з Деладьє.

  5. Шановні, іменами Тимура і Олени закликаю!

    Ніколи не називаймо чорний квадрат білим кругом і навпаки!

    Цей Підхуйлик завжди був вправним солдатом кремля, а не кимось іншим.

    Тільки ця знаннєва складова дає вірними усі передбаченя поведінки риминого викидка.

    Все інше – геть похідне.
    Так, тупе, але поруч приставии єрмака.
    Все.

    Так що задача – освіта виборця. Власне чим займається Антіколорадос з товариством.

    Але припускаючи, що у Ніщо є думки – потрапляємо у пастку можливої розмови з “Ніщом”.
    А це – програш.
    Називати його нищівними назвами.
    Ось просто Ніщо. Або Ніхто.
    І робити своє грунтуючись на цьому.

    Ніхто, Ніщо і звати його – Ніяк.

    🙂

  6. Дмитро Нікітін | 6 Листопада, 2021 at 09:38 |

    Якесь постійне дежавю. Січень 1919 року, нота протесту уряду УНР до рсфрр – про вторгнення радянськіх військ до Укрїни. Відповідь з московії: “нас там нєт, ето ви воюєтє со своімі”. Відповідь УНР з фактами про регулярне військо рос. армії – китайців, латишів, мадяр і трохи московитів. Відповідь з москви: “ви всьо врьотє, приєзжайтє в москву, пагаварім”. Побалакали, московити все заблокували і запропонували спільно боротися проти Антанти, Війська Донського і Денікіна. А французькі генерали з Антанти кажуть керівництву УНР – змініть керівництво, будьте поміркованішими, віддайте під контроль фінанси і залізницю… Традиція французька.

  7. Вот шикарная фраза Автора, которую, считаю, нужно вообще вынести в эпиграф сайта с минимальными авторскими правками:
    “В эпоху, когда технологии сдвига массового сознания работают с неотвратимостью парового катка и когда оценка события может быть напрочь оторванной от его сути, есть смысл разобраться в том…” (с)
    Технологии. Сдвига. Массового. Сознания. В этом самая суть, это то, с чем боремся, что нас окружает, и без победы над чем, мы ВСЕ забредем в тааакие неведомые смысловые глубеня, откуда просто больных достают с помощью галоперидола. Просто здоровым что поможет? Превентивный расстрел?

Comments are closed.