И снова 17-е сентября (Часть 2)

Поскольку именно в этот день исполняется очередная годовщина вторжение красной армии в Польшу, на стороне Германии, мы предлагаем статью, которую мы готовили несколько лет назад к этому дню. Она не утратила актуальности и сегодня. В ней мы что-то изменим, что-то дополним, но общий смысл ее, от этого – не изменится. А потом – сделаем небольшой вывод из всего, что написано в этом материале.

ПОРА НЕВЫУЧЕННЫХ УРОКОВ от 17.09.17 г.

Братская встреча в Польше

Сегодня – важная историческая дата, которая почти нигде не фигурирует и о ней вспоминают лишь узкие специалисты из области военной истории, а между тем она весьма поучительна и как никогда актуальна именно сейчас. 17 сентября 1939 года войска РККА перешли границу Польши и в рамках договора, подписанного месяцем раньше с Германией, совок приступил к перекройке Европы. Собственно говоря, РККА входила в свою оккупационную зону, предусмотренную картами о разделении зон влияния в Европе, являющимися секретными приложениями к пакту «Молотов-Риббентроп». Поскольку Вермахт уже 17 дней вел боевые действия на территории Польши, то ряд его подразделений в ходе преследование отступающих польских войск вошли в зону отвественности совка и к этой дате находились уже на территории, отведенной их партнеру, а де-факто – союзнику.

Казалось бы, если уже война идет, не важно с чего она началась, то победитель останавливается там, куда дошел его солдат и тогда, когда он получил на то приказ. В данном случае, так и было. Германские войска зашли дальше, чем это было им положено и по идее, это был их трофей, но потом Вермахт под протокол сдал оккупированные его войсками территории представителям РККА. Все как положено, с соблюдением формальностей. Захваченный немцами Брест-Литовск передавался совковым военным с парадом, фуршетом и прочими приятными мелочами, которые обычно происходят между союзниками. Посему, упорство, с которым Москва пытается откинуть договорняк совка и Германии опровергается массой фактических обстоятельств, которые не могли иметь место при любом другом раскладе. Все это уже хорошо описано и вряд ли к этому стоит что-то добавлять. Нас интересуют уроки, которые надо было извлечь именно из этой знаменательной даты.

Постоянно обозревая польскую прессу, освещающую вопросы обороны, мы приходим к выводу о том, что именно Польша извлекла максимум уроков из осени 1939 года и сегодня имеет самую адекватную позицию, с точки зрения непомерно возросшего российского милитаризма. Самое главное, что бросается в глаза, поляки пытаются модернизировать свою армию не абы как, чтобы хвастаться какими-то новыми или необычными образцами вооружений, а делают это для усиления конкретных возможностей и для отражения агрессивных действий конкретного противника. Там не играются в политкорректность и главной угрозой военного характера называют российский реваншизм. Отсюда и очередность постановки вопросов, по мере актуальности тех или иных проблем. Имея на своей границе два сухопутных участка границы, а именно – Калининградскую область и Беларусь, которая может использоваться в качестве плацдарма как с согласия Минска, так и без такового, поляки наращивают свои возможности в плане противотанковых средств и ПВО. Причем, поляки прекрасно понимают несопоставимость военных потенциалов двух стран и у них нет иллюзий по поводу мер коллективной безопасности в рамках НАТО. Они понимают, что в случае вооруженного конфликта, им надо как можно дольше выстоять, используя собственные силы, пока НАТО сможет развернуться и что-то сделать уже силами Альянса. Это потому, что знаменитый Сувалкинский коридор, который во всех агрессивных планах совка фигурировал как место прохода танковых лавин, проходит по их территории.

Это понимание ситуации возникло именно в сентябре 1939 года, когда связанные союзническими обязательствами и статусом гарантов мира в Европе – Англия и Франция, ограничились лишь объявлением войны Берлину, но никаких конкретных действий не предприняли. Тогда Польша пала, в частности и потому, что недостаточно точно оценила фактор помощи союзников.

Сейчас приходится читать о том, что ни Великобритания, ни Франция, объявив войну Германии, ничего не могли сделать для помощи Польше, ибо география работала против них. Имеется ввиду, что Польша территориально отделена от них именно Германией. На это мы возразим таким образом. К осени 1939 года Вермахт развернулся на границе с Польшей и ждал сигнала для начала наступательной операции. Уже закончилась стадия развертывания, а логистика была повернута на Восток. Об этом промежутке времени можно подробно почитать у Франца Гальдера, начальника генерального штаба сухопутных войск, который в своих мемуарах подробно описывал доклады всех ключевых фигур, в тот или иной промежуток времени. Структура изложения событий того периода такова, что он брал важную дату и описывал сначала собственные впечатления, а потом то, что приносили ежедневные доклады начальников ключевых соединений и управлений. В частности, обязательно присутствуют регулярные доклады обер-квартирмейстера, соответствующего начальнику тыла. Кстати, в свое время он сам возглавлял эту службу, а потому – скрупулёзно описывал его доклады.

Так вот, Франция могла нанести серию сухопутных ударов вглубь Германии. Она имела все основания сделать это хотя бы в направлении Рейнской Демилитаризованной области, куда Гитлер ввел свои войска, в нарушение Версальского соглашения. Англия могла начать блокаду Германии, в том числе – начать рушить морские коммуникации в Швецию, откуда немецкая промышленность получала всю железную руду. Мало того, обе страны имели авиацию, которая могла отбомбиться по ключевым военным объектам Германии. Но никто и ничего не сделал именно тогда, когда надо было предпринимать решительные меры, дабы задавить агрессию в самом начале. Тогда этого не было сделано в надежде на то, что их сия участь минет и началась печально известная пора «Странной войны».

В и тоге, чаша таки пришла к ним и все это пришлось делать позже, но Вермахт уже разделался с Польшей и успел развернуться на Запад. Теперь мы знаем, чем все закончилось, в первую очередь – для Франции. Посему, далее мы приведем несколько так и не извлеченных уроков из этого дня 1939 года, разными странами, вольно или невольно, оказавшимися втянутыми в эту гигантскую битву.

Итак, поляки тогда допустили ошибку в том, что довольно вяло реагировали на территориальные претензии Германии, которая хотела забрать себе приморский Гданьск. Она избрала исключительно порочную тактику «стоим не провоцируем». Причем, просто у них на глазах и с их участием произошло то же самое с Чехословакией. Она имела и до сих пор имеет довольно мощные предприятия по производству прекрасного оружия, имела армию, которая была готова сражаться, но стояли и не провоцировали, когда отняли «Судеты», а потом заняли остальную территорию. Примерно то же самое делала и Польша, чтобы масштабные передвижения войск до начала войны не стали провокацией для немецкого вторжения.

И вот быстрое поражение поляков было обусловлено, в частности, тем, что Люфтваффе разбомбило военные эшелоны польской армии в фазе развертывания и концентрации войск у границ с Германией. То есть, полностью развернутая ударная группировка Вермахта имела перед собой только выдвигающуюся польскую армию. Ясно, что собранную на марше в нескольких местах польскую армию можно было крошить просто с воздуха силами Люфтваффе, а когда польская армия утратила целостность и управление – вперед пошел Вермахт.

То есть поляки, видимо, не хотели верить в то, что Германия реально нападет, с учетом союзнических договоров с Лондоном и Парижем. Правильная реакция возникла слишком поздно и все закончилось очень плохо. Такая тактика тем более вызывает удивление потому, что задолго до 1939 года совок уже пытался захватить Польшу и никогда не скрывал желания повторить это мероприятие, и Польша своевременно и адекватно реагировала, что неизменно давало положительный результат. Здесь же произошло нечто иное и не вполне объяснимое. В общем, этот урок говорит о том, что, если ты имеешь соседа, который выдвигает территориальные претензии – готовься к войне и делай это серьезно и ответственно. К сожалению, именно этот урок не выучили и мы. Иногда создается впечатление, что он и сейчас нам не сильно дается.

(Окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

8 Comments on "И снова 17-е сентября (Часть 2)"

  1. Доречно було б згадати що Польща в 1938 році теж не була “білою і пухнастою”. Про що свідчать сепаратні домовленості з Німеччиною за результатами яких Польща в жовтні 1938 року, скориставшись ситуацією (“іншим можна, а мені ні?!”), окупувала Заользье (Тешинська область Чехословаччини). (чесно кажучи сам про це взнав читаючи мемуари У.Черчилля)

    • Ще десь у 1989-90 роках мені довелось читати якусь статтю сумновідомого Е.Лимонова на тему політичних дій різних євростран у період між двома війнами. “білих та пухнастих”, здається, не було взагалі. Майже усі були досить тоталітарними країнами, і багато хто мав, а прі першій нагоди вирішував теріторіальні претензії до сусідів.

  2. “Мало того, обе страны имели авиацию, которая могла отбомбиться по ключевым военным объектам Германии.”
    А какими именно самолетами и в каком количестве Англия и Франция могли наносить удары
    “по ключевым военным объектам Германии”? Так наносить, чтоб сами немцы эти удары заметили?
    Какими силами Англия должна была “предпринимать решительные меры” 4 сентабря 1939 года? И каике именно эти меры могли бы быть?
    При этом французы таковые меры начали предепринимать – см. “Саарское наступление”. И силы под эту операцию были выделены весьма солидные. точно не помню, но где-то по 40 французских дивизий.

  3. “Итак, поляки тогда допустили ошибку в том, что довольно вяло реагировали на территориальные претензии Германии, которая хотела забрать себе приморский Гданьск.” Гданьска тогда не было, а был вольный город Данциг.”Помимо самого Данцига, территория города-государства включала Цоппот (Сопот), Олива, Тигенхоф (Новы-Двур-Гданьский), Нойтайх (Новы-Став). Кроме того, Данцигу подчинялись 252 деревни и 62 хутора. Вся территория имела площадь 1966 км². Длина границы составляла 290,5 км, из которых береговая линия составляла 66,35 км. Вольный город Данциг являлся парламентской республикой. На уу территории не действовало ни законодательство Польши, ни Германии.” Немцы составляли 95% населения, поэтому естественно парламент был немецким. Польше в городе принадлежала только почта, на которую и напали в начале войны. Вообще поляки пытались закрепиться в Данциге, а может и захватить его. На полуострове Вестерпла́тте в бухте они разместили военные склады и постепенно вводили туда войска, под видом складских рабочих. Эти “складские рабочие” отбивали немецкое наступление с 1 по 7 сентября. Так что не такие уж поляки были лохи.

  4. На фото чи не Львів зображений (розвилка теперішніх вулиць Городоцької та Шевченка?

  5. Лариса здорового человека | 18 Вересня, 2021 at 10:19 | Відповіcти

    Эту статью надо печатать традиционно по два раза в год: 22 июня и 17 сентября.
    И проходить в школе на уроках истории в по теме 2МВ.

  6. “Итак, поляки тогда допустили ошибку в том, что довольно вяло реагировали на территориальные претензии Германии, которая хотела забрать себе приморский Гданьск. Она избрала исключительно порочную тактику «стоим не провоцируем». Причем, просто у них на глазах и с их участием произошло то же самое с Чехословакией.”
    ——-
    Ну не зовсім в”яло. Вони, під шумок німців, відібрали у Чехословаччини Тешинську область. https://uk.wikipedia.org/w/index.php?curid=290484

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: