Место, где это случилось (Часть 4)

В общем, операция «Факел» была следствием всего того что было указано выше. После неудачи в Дьеппе, штабисты еще раз пересчитали все расстановки сил, посчитали силы и средства, необходимые для успешной высадки на севере Франции или в соседних Нидерландах или Бельгии, после чего подали примерную раскладку, в которых почти у каждого показателя, включая транспорт и личный состав, появилось по нолику к старым значениям. Ни таких сил, ни средств на тот момент попросту не было и стало понятно, что подготовка операции вторжения на северном фланге займет намного больше времени. Поэтому было решено начинать с южного фланга.

В общем, американцы готовили своих рейнджеров в Форт Брегг, а британцы – на своих базах. Плюс к тому, в их ряды влились бойцы «свободной Франции», с которыми всегда возникала одна и та же проблема, а именно – чего от них больше, пользы или вреда? Пользы было явно мало по причине их малочисленности. Мы уже писали о том, что поляков, в составе союзных войск, было намного больше и между прочим, они очень ярко себя показали везде, куда их заносила судьба, в частности – на итальянском фронте. Мы писали об этом подробно и желающие могут это почитать или перечитать здесь.

Но в данном случае, произошло то, чего больше не повторялось. «Свободные французы», во главе с Шарлем де Голлем, убедили политическое руководство союзников в том, что их соотечественники, находящиеся в Марокко, не станут сражаться со своими исконными союзниками и потому там никакой особой войны не случится. Понятно, что военные в эту чушь не верили и готовили операцию без учета мнения «свободных французов». Поэтому-то высадка началась в ночь с 7 на 8 ноября 1942 года.

Наверное, нет смысла пояснять, что высадка десанта на неподготовленный берег – дело непростое, ну а ночная высадка – тем более. Ведь надо соблюдать светомаскировку и тишину, чтобы обеспечить эффект внезапности. Все и так шло не очень хорошо, поскольку на бумаге все выглядело красиво, а когда началась реальная высадка, начались проблемы, но самую большую проблему озвучили связисты. Президент Рузвельт обратился к французским войскам в Марокко с речью, в которой призывал их вспомнить союзные узы и не чинить сопротивления высаживающимся американским войскам. Говорят, что в этот момент некоторые старшие офицеры даже сигареты свои проглотили.

Ну а дальше – началась драка. Французы встретили десант пулеметным и артиллерийским огнем, а первая волна десанта обнаружила, что пляжи зоны высадки укрыты минными полями. Потери пошли практически сразу. С рассветом, когда неся потери, рейнджеры захватили плацдарм и обеспечивали высадку основной части десанта, к месту высадки стали подтягиваться французские танки, а рейнджеры еще не успели разгрузить ни противотанковых пушек, ни своих танков. Пришлось уничтожать французские «Рено» накладными зарядами, которые рейнджеры укладывали на башню, выбираясь верхом на танк. Чуть легче стало, когда с эскортного авианосца поднялись самолеты и вступили в драку с французскими самолетами и начали атаковать их танки. Но главное, самолеты начали корректировать огонь главного калибра флотской группировки. Вот тогда французы начали нести огромные потери и постепенно сдавать позиции.

Наверное, в этот момент многие вспомнили не злым и тихим словом англичан, которые уделали французский флот на его базах, в том числе и в Касабланке. А ведь был момент, когда французы уже почти прижали десант к морю. Контратака была смелой, решительной и очень грамотной. Но американцам удалось установить взаимодействие с флотом и палубной авиацией так, что контратака французов захлебнулась и они стали отходить. Только тогда удалось выгрузить танки, артиллерию и все остальное, что позволило выполнять наступательные маневры.

В общем, через три дня боев французы вышли на предел своих резервов и их логистика захлебнулась, поскольку рейнджерам удалось захватить береговой аэродром и авиация союзников начала работать уже с берега. Тогда сопротивление ослабло и прекратилось. Французы запросили перемирия и в 8:00 11 ноября одетый с иголочки генерал Матенет с флагом перемирия в руках перешел линию фронта для подписания акта о перемирии. Так, после жестоких боев, французы перестали быть врагами, но не стали и союзниками. Если бы они так сражались с немцами в мае 1940 года, то война могла быть совсем другой, но это уже сослагательное наклонение, которое в таких случаях неуместно.

И вот этот момент Черчилль и Рузвельт считают местом и временем открытия «второго фронта», причем – имеют на это все основания. А то, что выдумывают московские параноики, устраивает лишь их стадо и некоторых пациентов, со сдвинутыми мозгами, в других странах. Тема большая и широкая и возможно, нам прийдется к ней вернуться не раз, но главное – отмыть историю от кремлевских помоев ибо это стоит всех усилий.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

12 Comments on "Место, где это случилось (Часть 4)"

  1. Автору спасибо за публикацию исторических очерков про эпизоды ВМВ, по которые у нас естественно есть пробелы, т.к. мы ее учили в совке. Хотелося бы прочитать про эпизод в истории, когда французы подсуетились и вошли в число победителей ВМВ. Вспоминаются всегда слова немецкого генерала – “И эти нас победили?”. Вот умеют они как то подсуетиться….

    • Вони скоріше просто виявились потрібні іншим переможцям. З оглядки вже не на воєнне минуле, а післявоєнне майбутнє. Де, ясно, неминуче мали бути якісь блоки, а в блоках мав значення статус переможця.

  2. На фото в другому ряду по центру – зовсім пацан!.. 🙁 Хоча, можливо, просто обличчя моложаве. Ех-х-х, війна, війна!.. 🙁

    • Так там все пацаны. А тот на кого Вы указали, он просто выделяется. Когда я глянул на фото, первое впечатление – а что девушка там делает? Потом понял,что этого быть не может-пацан.

  3. Интересно, а сколько в частях “иностранного легиона”, на тот момент, было французов? Я интересуюсь этим вопросом, чтобы определить, насколько вообще люди этой национальности способны были воевать.
    У меня уже давно есть такое впечатление, что после наполеоновских войн во Франции не осталось ни одного солдата. И что характерно, они там больше не рождаются

  4. Даааа.. Не знал такое про жабоедов. Но глядя теперь, на то что называется Францией-это не удивляет. Там проститутки и то приличнее военных были.

  5. Спасибо. Очень интересно. Блогер Одесская хунта говорил об иранской операции 1941 года. Тоже интересный эпизод ВМВ.

  6. Уважаемый Автор, большое спасибо за такие исторические правдивые очерки.Я – полный нуль в истории. Совковая пропаганда на меня уже давно не действует по причине её лживости, а новой реальности я не знаю. Поэтому с удовольствием читаю подобные материалы.

  7. По большому счету, второй фронт это война Германии и СССР. А первый фронт был у коалиции Польша+Франция+Великобритания. А с лета 1940 одна Британская империя против Грмании и Италии.

  8. Коментар Сергія точно в десятку! Англійці вели війну із рейхом з 1939 року, а після падіння Франції воювали з ним фактично один на один. До 1941 року. Це рік, коли Гітлер і СРСР і США об’явив війну. Східний фронт став другим фронтом на теренах Європи.

    • Семен Семеныч | 2 Серпня, 2021 at 00:34 | Відповіcти

      а параша считает иначе – мы угробили 40 миллионов своего народу, мы победители.
      хотя бежали до Волги, теряя лапти.
      беларуссия, Украина, полностью были оккупированы и разрушены, в хлам! По большей части своими же, при отступлении..сколько территорий параши было захвачено?

  9. Семен Семеныч | 2 Серпня, 2021 at 00:19 | Відповіcти

    Если бы они так сражались с немцами в мае 1940 года, то война могла быть совсем другой,
    ————–
    сраные французишки могли остановить 2 мировую, Гитлер был козявкой на момент нападения на хранцию,но духу не хватило жабоедам…
    тем более комично смотрится хранция, как “страна победитель”…

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: