Уханьский менталитет (Часть 1)

Несколько раз, по разным поводам, у нас разворачивалась дискуссия о Китае, вернее, не о Китае, как таковом, а о населении этой страны, которое покрошено конфуцианством и окончательно отполировано коммунизмом в форме маоизма. Вердикт, в основном, был совсем печальный и гласил о том, что отдельно конфуцианство – мощная отрава, и не менее мощная отрава – маоизм, а вот соединенные вместе они дают некую мега-отраву, которой еще никто не видел.

Возможно, так оно и есть. Скажем так, феномен Китая меня никогда не интересовал. Коллеги, которые примкнули к ЛО, наверняка заметили, что именно в моих статьях (не в статьях коллег) тема Китая всегда возникает в связи с каким-то другим событием, центр которого вне его пределов. Будь то энергетические или военные вопросы, они все равно рассматривались «по касательной» и скорее всего, так оно и будет в обозримой перспективе.

Тем не менее два момента, которые стали очевидными именно в эти дни, вынудили просто более пристально взглянуть на эту тему, хоть и не сосредотачиваться на ней.

Первый из их – академического или даже теоретического характера, который бросается в глаза всем, у кого в основе его профессиональной деятельности лежат логические задачи, принимающие самые неожиданные формы. Но когда очень долго этим занимаешься, то легко их находишь в самых неожиданных местах, а их решение дает самые неожиданные результаты.

В данном случае, эта задача выглядит довольно просто. Мы принимаем как аксиому то утверждение, что маоистско-конфуцианская смесь, которой питались китайцы просто веками, сделала из них нечто особенное, перед чем меркнет все, что было до этого момента. И что их ничего не может изменить и толкнуть прочь от этих идей.

В данном случае просто не будем приводить сравнительный анализ с той же Германией, чтобы понять, насколько там все глубоко проникло и сработало и как они смогли от этого отплеваться. Нет, это мы оставим за скобками, а возьмем определение коллег о том, что с китайцами – вопрос окончательно закрыт и что толку от них не будет.

Если это утверждение верно, то в таком случае, просто нет нужды устанавливать тотальный контроль за всеми китайцами. Не нужно ограничение контента, поступающего в информационное пространство Китая, не нужны программы, стоимостью в десятки миллиардов долларов, чтобы держать руку на пульсе этих людей, вместе взятых и каждого по отдельности.

Если все уже так плохо и необратимо, то все эти тотально-контролирующие и фильтрующие системы – лишняя трата времени. С другой стороны, этот контроль ведь осуществляют не какие-то оккупанты, пришлые люди. Все эти программы, от их идеологии до практической реализации, исполняют сами же китайцы. А это значит, что у них нет вот такой терминальной уверенности в том, что мозги промыты окончательно и уже нет никаких вариантов.

Уж они-то наверняка знают о том, каким образом там все обстоит на самом деле и понимая, что никакого необратимого состояния нет, вливают гигантские суммы денег для того, чтобы толпа не выплюнула эту соску и не вытворила что-то типа демократической революции. Поэтому и полиция там такая многочисленная и вообще – огромный контрольно-карательный аппарат.

Ведь если ты уверен, что живешь в пристойном месте, а твои соседи – порядочные люди,  то перед твоим домом – лужайка, которую ты регулярно стрижешь. Если же у тебя такой уверенности нет хоть в одном из этих компонентов, то у тебя возникает хороший забор, вместо лужайки, а если дело еще хуже, то забор может быть пятиметровой высоты или с колючей проволокой, и по нему будет разбросана аппаратура охранной системы.

Если на Китай смотреть с этой точки зрения, то он не вызывает чувства монолита или населения, с необратимо деформированной психикой. Если его так контролируют и прессуют, то местные бонзы скорее сжимают пружину, чем держать виртуальный стержень общества.

(окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

3 Comments on "Уханьский менталитет (Часть 1)"

  1. Я не всегда понимаю запоребриковых соседей, где уж тут понимать китайцев. Но знаю, что в любом обществе есть пассионарная часть, которая может кардинально изменить весь путь и мыслительный процесс в стране. Для отслеживания пассионариев и существует вся подавляющая армия силовых структур. Как-то так, то что лежит на поверхности. А если в глубь – то это наверное уже социальная психология😀.

  2. Був в Китаї по роботі в 2017-му і спілкувався з колегами (IT галузь) з цього приводу. Спілкування йшло в приватній автівці, боятися мене їм резону не було, тому вони не приховувалися. Комуністів там біля 10%, решта дуже далека. За їхніми словами, діє суспільний договір: комуністи не сильно лізуть в суспільне життя (тобто, не промивають мізки власне комунізмом, як це було в совку), а натомість живуть окремо і не дражнять гусей (масу населення). В компартії все своє – свої лікарні, свої санаторії, місця проживання тощо. Головна проблема комуністів – економіка, котра є перегрітою. Населення вкладає гроші в нерухомість (тому що більше немає куди вкладати, а експортувати гроші заборонено як було колись і в Україні), а нерухомість потім стоїть пуста. Ціни на неї космічні (що завжди буває, коли гроші більше немає куди дівати). Землю купувати не можна (бо комунізм, приватна власність на землю відсутня). І всі сидять і тремтять, аби економіка не гавкнулася, бо тоді важко буде всім. І оце от закручування гайок і слідкування з камерами тощо – це для утримання ситуації під контролем. До речі, китайський файєрвол не такий вже й вол – ходять через VPN на Тайвань/Гонконг, а звідти вже на світ. Влада знає, але дозволяє такі речі. Загальне враження приблизно таке як було в часи Кучми чи Януковича – населення відокремлене від влади і живе своїм життям.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: