Аватары “Красной Москвы” (Часть 2)

Тем не мене, часть этих деятелей действительно ведут себя как в игровом режиме «бессмертный». Один – ведет себя как в собственном сортире с судами и правоохранительными органами, другой – вообще, где только можно, и у каждого из них есть какой-то резон, по поводу своей «бессмертности».

Первый уже хорошо протоптал тропинку на родину одеколона и наверняка полагает, что в случае шухера, снова и легко пройдет хорошо известный маршрут. Но тут есть варианты. Дело в том, что это в первый раз он легко преодолел эту дистанцию, потому что мало кто ожидал такого фокуса, но шутка, повторенная дважды – перестает быть смешной.

А что касается его хозяев, они могут и побрезговать дважды подтираться одной и той же туалетной бумагой, от которой уже сейчас дурно пахнет, а вернее – разит. И кроме того, его могут использовать как разменную монету для получения собственной выгоды. Ведь каким бы полезным изменник не был, он останется изменником, ибо изменив раз, он легко это сделает дважды и трижды. Поэтому их личные дела всегда идут с особой пометкой.

Что касается второго персонажа, то он наверняка полагает, что выдача его в другую страну, США например – не возможна в принципе, поскольку это – запрещено Конституцией. Но тут не все так просто.

Дело в том, что наши депутаты никогда не отличались особым умом, а сейчас у них его просто нету, а это влияет на качество законодательных актов, которые они принимают. На самом деле, в этой сфере уже давно сложилась позорная ситуация, которая закреплена тем самым законодательством и вот почему.

Известно, что всего в мире существует две основные системы права – англо-американская (прецедентная) и романо-германска (писаная). В первой системе основополагающим является прецедент или уже принятое и вступившее в силу решение суда по однотипному делу или спору. Во второй – все отталкивается от буквы закона. Вот как его прописали, так он и будет работать, даже если это будет приносить прямой вред или ущерб. Для того, чтобы исправить ситуацию, надо внести правку в сам закон и тогда он станет работать иначе.

Но во втором случае, правильность работы нормативно-правового акта обусловлена не только тем, что в нем изложено по сути регулируемого права, но и его взаимодействием с другими законами, которые соприкасаются с ним в определенных точках. А вот с этим – беда. Для того, чтобы равносильные нормативно-правовые акты не противоречили друг другу, при их принятии надо хотя бы знать о том, какие из них касаются предмета, изложенного в принимаемом законе.

Вроде бы предусмотрен механизм разрешения таких конфликтов, когда нормативно-правовые акты ранжируются по своему значению, от Конституции и вниз, через законы и подзаконные акты до каких-то инструкций. А с другой стороны, есть норма, которая дает приоритет более новым законам, перед старыми.

Уже одно это говорит о том, что принимая новый закон, его автор не вполне ориентируется в том, какие законы касаются этой темы и в какие из них надо сразу внести поправки, чтобы не возникало конфликтов. То есть, уже этот механизм говорит о качестве законодательной власти.

Но и это еще не все! Есть масса случаев, когда указанные выше механизмы не срабатывают, и те же суды по-разному применяют либо одну норму права, либо несколько, но регулирующие один и тот же предмет спора. И тогда эту коллизию решает Верховный Суд. То есть, суд подчищает за депутатами, которые не смогли написать нормальных законов. Но принимая такое решение, суд… формирует прецедент! И наша, романо-германская система права становится слегка англо-американской! Это, по большому счету – «неуд» работе парламента.

(окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Be the first to comment on "Аватары “Красной Москвы” (Часть 2)"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: