О правильных вопросах

Предлагаем короткий и простой эксперимент. Киевлянам это сделать проще, поскольку можно воспользоваться удобным городским транспортом и доехав да станции метро «Лукьяновская», выйти на улицу и пройтись еще метров триста по улице Дегтяревская, до комплекса зданий с почтовым номером 13. Это СИЗО или следственный изолятор. Подойдите на КПП и скажите, что вы – исследователь и хотите осмотреть подземные туннели СИЗО или как его там называют «тюремное метро». Можете иначе сформулировать свои намерения. Скажите, что вам нужно пообщаться с каким-то конкретным арестантом.

Результатом этого вояжа станет либо стандартная формула, которой посылают бестолковых пациентов по известному адресу, или вам вызовут «Скорую», чтобы она срочно довезла вас в Павловскую больницу. Благо дело, она там рядом находится. Но одно можно утверждать со всей определенностью, вас туда не пустят.

Если же вы решите подойти к этому вопросу фундаментально, то обнаружите, что допуск лиц на территорию СИЗО – строго ограничен. Кроме самих сотрудников СИЗО и обслуживающего персонала, туда допускается очень узкий круг лиц – прокуроры, адвокаты, следователи и лица, которые имеют право проверять работу пенетенциарных учреждений. На этом – все.

Причем, каждый из таких посетителей, должен иметь соответствующий документ, в котором четко указана цель визита, например – допрос подозреваемого Иванова, или адвокат идет общаться с тем же подозреваемым. Никакой вольницы. Даже если бы в Киев приехал Стив Джобс и пожелал встретиться с подозреваемым Ивановым, официально это у него никогда не получилось бы. Да, за деньги – можно организовать что угодно, только вот рассказывать об этом – не комильфо. Мне рассказывали очевидцы, что лет двадцать назад, ночью, одна известная дама приходила прямо в камеру СИЗО к своему мужу, который теперь живет за границей. Кстати, потом она тоже в СИЗО сидела. Но от нее никто не слышал этих историй.

Но вот из РФ поступила такая информация:

«Депутаты Верховной Рады от партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктор Медведчук и Вадим Рабинович посетили в московском СИЗО Лефортово украинцев Станислава Клыха и Николая Карпюка».

Как же им это удалось? В каком качестве они туда ходили? Неужто они имели документы известного ведомства? Или может кто-то что-то не понял? Но нет, вот приводят слова самого Рабиновича:
«Мы с ними пообщались. Я думаю, что ребята в нормальной форме, хорошо выглядят, оптимистично настроены. Конечно, никого не красит это все, но тем не менее все нормально».

Если это так, то эти двое, не имеющие никакого права посещать арестантов иностранного СИЗО,  только что расписались в том, что они имеют у спецслужб страны-агрессора какой-то непонятный, но однозначно – особый статус. И – тишина… Никому не интересно, что же это за статус такой, что они могут спокойно ходить по российским тюрьмам. Но думаю, что время этих вопросов скоро придет. Очень скоро.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

9 Comments on "О правильных вопросах"

  1. Ведмедчук і Габінович такі наглі тому, що думають, що за ними стоїть Москва. Але вона за ними стоїть, поки їй вигідно. А стане невігідно – вона їх кине, як кинула Захарчнека-Плотницького. І неочікувано для себе пацани стануть ніким – і хай радіють, що не стануть безименними тілами десь у технологічній водоймі…

  2. Статус Боширова и Чепиги. Они имеют в спецслужбах РФ звания и должности, разрешающие им посещения любых тюрем.

  3. Ответ очень прост – их туда пригласили. Им сказали: “Слыш ты, Медведчук и ты Рабинович! Едете в Лефортово. Зайдете в СИЗО, встреттесь, поговорите, скажите “в хорошей форме”.
    Кто сказал? Понятно кто – х@йло приказало. А эти Виктор и Вадим простые “кудапошлют”… И уже давно.

  4. Не драматизируйте! Почитайте уголовно-процессуальный и пенитенциарный кодекс РФ, там разрешается кому угодно прийти на свидание с зэком, нужно заранее уведомлять администрацию и всё. Вопрос только как они сало пронесли, это насколько помню санкционный продукт, и ввозить его на территорию РФ нельзя. Наверняка у Мертвечука и Рабиновича есть дипломатические паспорта и они его привезли под иммунитетом, но для захода в зону это уже не канает, там общие правила для всех посетителей, и сало не должны были разрешать)))

  5. В том-то и состоит, по всей видимости, гибридность войны, что вражеские агенты влияния и просто агенты в купе с диверсантами всех мастей, могут ошиваться на территории противника без риска зависнуть на ближайшем подъемном кране, или на крепком суку в ближайшем к месту поимки перелеске.
    В период предыдущих мировых войн, как писали называвшие себя очевидцами и непосредственными участниками действа, подобный риск составлял львиную долю характерных особенностей профессии разведчика в те времена.
    Но, как известно, времена меняются и нас тоже меняют.
    Что лично у меня в данном случае вызывает весьма ощутимое сожаление…
    Особенности же всевозможных кодексов нынешней эрэфии в сравнении с таковыми в нашей Украине, есть, применительно к данной ситуации вещь глубоко вторичная.
    Тем более, что и противники наши и наши , отечественные их разношерстые приспешники, судя по всему, никакими заумными комбинациями не заморачиваются, считая всех остальных, кого пиндосами, кого чурками, кого бандерами, и так далее.
    Как бы им подоходчивее, да пожелезобетоннее раз и на всегда разъяснить всю ошибочность такой позиции.

  6. Насчёт СИЗО – пас, даже нормативку смотреть не буду, но ОСУЖДЕННЫХ посещал. По месту сидения. На общих, ессно, основаниях. Единственный момент – нарассии, таких вот “общих оснований”, для сильно “необщих” случаев – не бывает.

  7. “Если же вы решите подойти к этому вопросу фундаментально, то обнаружите, что допуск лиц на территорию СИЗО – строго ограничен. Кроме самих сотрудников СИЗО и обслуживающего персонала, туда допускается очень узкий круг лиц – прокуроры, адвокаты, следователи и лица, которые имеют право проверять работу пенетенциарных учреждений. На этом – все”. (с)
    *****
    Тим не менш, я иам якось побував, причому не у вказаних якостях, а… в якості письменника.
    Отже в середині 2000-х до національної Спілки письменників України звернувся очільник Української міжконфесійної християнської місії “Духовна та благодійна опіка в місцях позбавлення волі”. Він повідомив, що тюремні бібліотеки України перебувають в жахливому стані. Сидячи за ґратами, люди дуріють від неробства, а тому прагнуть багато читати. А література, що є по тюремних бібліотеках – “совкова” і російськомовна. До того ж книжки жахливо зношені… Цього добродія тоді палко підтримав Борис Гуменюк – письменник, який під час російсько-української війни став заступником командира добробату ОУН, а з 2015 року очолює УВО.
    Результатом стало те, що в НСПУ розпочалася багаторічна акція “Українські письменники – українським тюрмам”. Підкреслюю, що це сталося на кілька років раніше того, як люди збирали книжки для ЮВТ і Луценка, і все це піарилося по телебаченню. Ні! В київський Будинок письменника в бібліотеку українські письменники приносили як свої книжки, так і ті, що могли, з хатніх бібліотек, а потім все це розвозилося по пенітенціарним закладам України.
    А Лук’янівське СІЗО наші письменники делегації відвідували щорічно в період різдвяно-новорічних свят. Зокрема, я брав участь у відвідинах Лук’янівського СІЗО в суботу, 29 грудня 2007 року. У мене є фотки з тих відвідин (тюремна капличка, актова зала) – але тут в каментах фотки не чіпляються, на жаль… З відомих осіб з нами тоді була Ольга Богомолець. Вона не письменниця – просто приєдналася до нашої групи, мотивуючи це тим, що її знаменитий предок – академік Олександр Богомолець (1881-1946) народився в стінах Лук’янівки. Ольга Вадимівна співала присутнім під акомпанемент фортепіано, а ми виступали по черзі. Ну, і книжки дарували також…
    До речі, про наші книжки, зібрані в рамках багаторічної акції “Українські письменники – українським тюрмам”. Вони справді розходилися потім по всій країні. Мені навіть якось з однієї колонії прилетіла СМСка як автору одного з романів, які я передавав на пункт збирання книжок. Причому після першої ж моєї СМСки тамтешні “мужики” вмить перейшли на українську (щоправда, писали з помилками), а також продемонстрували знання сюжету роману. Отже, справді читали! Тому ми тоді мило поспілкувалися )))

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: