О пропорциях тела и прессе (Часть 1)

Те, кто вплотную занимался изобразительным искусством или архитектурой, знают о магии пропорций, «золотом сечении и прочем». Эти самые пропорции окружают нас всю жизнь, и мы эту пропорциональность воспринимаем, как нечто само собой разумеющееся. Но постепенно они были формализованы в правила и законы, которые мало кто знает. Тем не менее, непропорциональность замечают практически все и сразу, даже не зная о том, что правильная пропорция уже давно описана и отражена на бумаге.

В эпоху Возрождения великие мыслители ринулись в эту сферу знаний и стали обнаруживать пропорции буквально во всем, и прежде всего – в строении человеческого тела. Одним из самых знаменитых, из этой области, является Леонардо да Винчи. Каждому хоть раз в жизни на глаза попадался рисунок его Витрувианского человека, который как раз и посвящен гармонии в пропорциях человеческого тела.

Мы часто с сожалением поминаем Франца Кафку, который сейчас нашел бы для своего творчества, посвященного абсурду, столько фактуры, что умирать ему было бы просто некогда. Но вот сегодня, в этом плане вспомним да Винчи, поскольку  сейчас он смог бы открыть новые пропорции там, где это трудно было себе представить.

В нашем случае, речь идет об отечественной прессе, или попросту, о журналистах. В нормальных странах пресса – священная корова, которую не принято пинать и уж тем более – закручивать ей гайки. Резон тут простой, пресса является противовесом для любой, а тем более – избыточной власти. Именно она является приводом предохранительного клапана, через который происходит сброс социального напряжения, неизбежного в любом обществе и на любой стадии его развития.

Например, общество устало от рутины и предсказуемости действий действующей власти. Оно формирует запрос на перемены, в том числе, и на смену власти. Власть меняется, и начинаются перемены,  или как их принято называть – реформы. Если их делать слишком медленно, то эффект не будет заметным, если делать быстро – люди устанут от реформ, и оглядываясь назад, начнут забрасывать реформаторов гнилыми овощами.

К сожалению, так устроен мир, и по-другому не бывает. Но вот пресса как раз и является тем рычагом, давя на который, общество заставляет власть задуматься о том, что и как она делает. Это важно, поскольку без этой коммуникации все будет гораздо жестче и связано с потрясениями.

Не зря прессу называют «четвертой властью», но это же одновременно означает и то, что пресса, по своему определению – критикует власть. Это – ее функция. Кстати, именно для того, чтобы власть не придушила прессу, как раз и введены нормы и правила, по которым  журналиста трудно «поставить в стойло». Его статус подобен стерильным перчаткам, в которых можно копаться в самых неприятных вещах, не боясь в них вымазаться.

Но вот прошло три месяца после смены власти в Украине, и мы наблюдаем, что та, вставшая на дыбы пресса, которая уничтожала предыдущую власть и все, что с нею хоть как-то связано, сейчас растворилась как утренний туман. Нет ни жестких расследований против нынешней верхушки власти, ни громких заявлений, ни скандальных публикаций доказательств, ничего!

Отсюда следует, что голос прессы пропал полностью и по причинам, непосредственно связанным с изысканиями Леонардо. У них отняло речь по той причине, что форма и размер их языка четко совпадает с местом, необычным для него, несколько ниже и сзади по телу. Они его туда удобно поместили, и настолько это одно место четко подогнано под  другое, что складывается впечатление, что так оно и было.

(окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Be the first to comment on "О пропорциях тела и прессе (Часть 1)"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: