На 30-е июня (Часть 1)

В далекой юности, когда свободно почитать можно было только литературу, которая прошла цензуру, разобраться в том, что же случилось летом 1941 года – не представлялось возможным. Все, что было доступно – было написано исключительно совковыми военачальниками, которым не было никакого резону писать правду.

Хорошо помню, как дед, прошедший войну от ее первого и до последнего дня, читая мемуары Жукова не переставал улыбаться и только время от времени хмыкал и приговаривал – «паразит!». Это при том, что про войну он никогда и ничего не рассказывал, а улыбался только когда читал книги про войну.

Тогда же довелось и самому почитать Жукова и несколько других книг с мемуарами. Поскольку все это происходило, когда автор учился в старших классах школы, то чтиво давалось с трудом. Это сейчас понятно, что перегруз текста названиями воинских соединений и фамилиями их командиров и замполитов должен был придать этой чуши солидный вид и главное – утомить самого выдержанного читателя, что успешно работало.

Потом, намного позже, когда впервые появились книги Суворова и в частности та, в которой он анализировал несколько редакций жуковсих мемуаров, меня посетила мысль о том, как этот человек смог действительно прочесть этот бред и найти различия между последующими редакциями. Это не возможно читать в принципе.

Таким нехитрым образом совковой пропаганде удалось впихнуть в головы совков кашу о начальном периоде совково-германской войны, которая потом так и не рассеялась. Спроси сейчас тех, кто делает на своих ягодицах тату «На Берлин» и «Можно повторить» о том, что произошло на фронте с 22 по 30 июня 1941 года, практически никто не сможет сказать ничего толкового, разве что про Брестскую крепость вспомнит, о чем мы писали уже не раз.

Тем не менее, именно 30 июня был завершен первый этап плана Барбаросса. Возможно, это не до конца понимало само германское командование, но по факту это было именно так. Вермахт всего за неделю с небольшим успел перемолоть первый стратегический эшелон РККА, предназначенный для первого этапа вторжения в Европу. Часть войск была разбита и уничтожена, часть – окружена, но главное – к этому времени у границы были захвачены ресурсы, предназначенные для первого и второго стратегических эшелонов.

Следствием удачного  ведения той первой недели войны стало положение, когда красноармейцам весь следующий год не хватало всего – оружия, боеприпасов, обмундирования и даже полевых госпиталей, оборудование для которых было тоже захвачено германскими войсками у границы.

В связи с тем, что совок так и не удосужился описать именно эти первые дни войны, снова обратимся к дневнику начальника Генштаба сухопутных войск Германии, Франца Гальдера. В отличие от мемуаров, основанных на воспоминаниях уже деформированных временем, Гальдер вел именно дневник, делая записи просто по-горячему, а потому – информация эта имеет исключительную ценность.

Далее мы приведем несколько цитат Гальдера и сопроводим их своими комментариями. Надеемся, что тем самым мы заполним брешь, которая уже в виде наследственной болезни, передается от поколения к поколению совков и пост-совков.

Напомним, здесь мы приведем данные, зафиксированные в один день – тридцатого июня 1941 года.

(окончание утром)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

1 Comment on "На 30-е июня (Часть 1)"

  1. Скільки не читав мемуарів совкових вояків про початок війни вони усі геть як під копірку починалися: “… нас вивели на навчання…”
    Суворов на той час ще служив у радянському війську і ні про які його книги навіть видавці не здогадувались.
    .
    слідкуємо за поребріком – там цього року теж навчань багато заплановано.
    .
    “все буде Україна.” – О.Лютий (С)

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: