За трое суток до дня “Б” (Часть 1)

18 июня 1941 года. До начала вторжения Вермахта на территорию Совка осталось три дня. Из многочисленных, не совковых источников видно, что подготовка операции велась настолько широко, что не замечать этого мог не просто слепой, а пациент специально выколовший себе глаза.

Помнится, в классических трудах Виктора Суворова говорилось о том, что как раз в это время уже заканчивалась эвакуация мирного населения с прифронтовой германской стороны. Саперы снимали заграждения, обычно прикрывающие границу, а на близлежащие железнодорожные станции прибыли специальные железнодорожные отряды, снабженные всем необходимым для перешивки широкой, совковой железнодорожной колеи, на более узкую европейскую.

Собственно говоря, последнего факта было достаточно для того, чтобы оценить ситуацию. Совковая транспортная сеть была развита слабо, особенно это касалось автомобильных дорог и потому – быстрое переоборудование именно железной дороги было крайне важно для снабжения идущих вперед войск. Чуть позже это было подтверждено на практике, и одной из причин того, что немецкие танки не прошлись парадом по красной площади, как раз и была низкая пропускная способность совковых транспортных коммуникаций.

Но кроме указанных Суворовым фактов, были еще более красноречивые. По воспоминаниям офицеров Вермахта, практически на виду у красных армейцев, германские войска укрепляли, расширяли и наводили новые мосты и обустраивали паромные переправы на пограничных реках. Для того, чтобы понимать, что происходит, и когда все начнется, не нужен был ни Рихард Зорге, приславший телеграмму «Над огуречным полем – чистое небо», ни загадочный агент в Берлине, укравший ксерокопию плана «Барбаросса» и коробку любимых конфет фюрера.

Для этого надо было просто разуть глаза или просто – посмотреть в бинокль, чтобы все стало понятно. В общем, спрятать четыре миллиона военных с техникой и всем остальным в приграничных районах так, чтобы с той стороны об этом не догадался – физически невозможно. Тем не менее, товарищу Сталину это удалось, если верить в ту версию, которую потом вдалбливали в головы школярам, либо надо признаться себе в том, что официальная, совковая версия – бред сивой кобылы, в который может верить лишь психически нездоровый человек.

Все, более или менее добросовестные исследователи этого периода войны, давно пришли к выводу о том, что совок сам готовился напасть на Германию, и фюрер просто упредил его свои ударом, который оказался сокрушительным.

Мы не станем в очередной раз пересказывать обстоятельства начала войны и доказательства именно такого варианта событий, а просто обратим внимание на маленькие детали, оставленные в открытых источниках.

Итак. Численность красной армии у границы превышала численность войск противника (вместе с союзниками) на несколько сотен тысяч штыков, но обе армии имели более четырех миллионов человек у границ. Только вот совок развернул у границ только свой первый эшелон, который должен был взломать оборону противника и почти полностью погибнуть. В это же время, чуть дальше от границы – заканчивал развертывания второй стратегический эшелон. Именно он и вступил в оборонительные, а не наступательные (как планировалось) бои с противником.

Заточенность именно на наступление второго эшелона подтверждается тем, что вооружение, техника, топливо и боеприпасы второго эшелона, находились не в его тылу, а у границы, то есть – далеко впереди. Добраться до них можно было только двигаясь на Запад, вслед первому эшелону. Именно второй эшелон должен был переступить через взломанную оборону противника и начать развивать успех, а в это же время, в вагоны литерных поездов грузился третий стратегический эшелон, который и должен был окончательно разбить противника.

(окончание следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Be the first to comment on "За трое суток до дня “Б” (Часть 1)"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: