Выборы или “Большая прогулка” (Часть 4)

К этому замечательному памфлету мы бы присовокупили результаты последних выборов во Франции, Италии, США и референдум по Брекзиту в Британии. Как видим, дело не в Порохе, не в уровне жизни, не в окружении или в том, что было взято и повешено на флаги бригадой Коломойского, а в качестве электората. Причем, не только украинского, но и того, чем располагают другие, в частности – указанные выше страны.

И вот здесь мы подходим к главному вопросу, который был упущен в предвыборной кампании Пороха – пониманию структуры и качества электората. В самом деле, его действия были рассчитаны на тех, кто умеет и хочет самостоятельно, без телевизора или чьей-то подсказки, делать собственные выводы о том, что за пять лет было сделано под руководством Пороха и какой оценки эти действия заслуживают. Вернее, заслуживает ли он переизбрания с этим багажом достижений. Именно этот слой и проголосовал за него. Но вот в чем тут проблема. Этим людям не нужна была его предвыборная агитация в принципе, поскольку они сами вышли (и давно) на эти же выводы и получилось, что вся предвыборная агитация была направлена не в ту сторону.

Дело тут вот в чем. Выборы – один из основных инструментов демократического общества и практическая цель в них предельно проста – собрать в свою пользу максимальное количество голосов. Иначе выборов не выиграть. В нормальном обществе это означает, что кандидат опирается на голоса своих сторонников и воюет за голоса оппонентов или не вполне определившуюся часть электората.

Для примера выберем Бельгию, население которой исторически сложилось из двух частей – фламандцев (60%) и валлонов (40%), говорящих соответственно на вариантах голландского и французского языков. Между ними нет особой любви и согласия. Они цепко держатся за свои различия и считают неприличным углубляться в культуру и язык друг друга, если только речь не идет о государственных служащих, обязанных владеет обоими языками одновременно.

Так вот, предположим, что в стране идут выборы. Кандидат-валлон игнорирует фламандскую часть населения и не ведет с нею диалог на понятном ей языке. Ясно, что победить он не сможет в принципе, поскольку понимающая его часть электората не располагает большинством и чтобы иметь шанс на победу, надо активно работать с электоратом противника, на понятном ему языке и обсуждать вопросы, которые этой части населения близки.

Та же ситуация сложилась и у нас. Предвыборная кампания Пороха была заточена на часть электората, который и так его поддерживал, а работа с оставшейся частью электората не велась в принципе. Причем, надо было четко представлять, что это за электорат, и что просто взять и пояснить ему, что вот это хорошо, а это – плохо, не получится. Тот инструмент, который был у Пороха, просто не работал в обратную сторону.

Тут возникает вопрос о том, что пять лет назад за него же проголосовали в один тур, значит инструмент работал и на ту часть электората? Такое допущение в корне ошибочно. Тогда было мобилизационное голосование. Легкое сплочение разных частей электората дается только и исключительно страхом или даже ужасом, которого всем одинаково хочется избежать, и тогда делается ставка на кандидата, который (по мнению электората) может гарантированно избавить от ужаса.

Не стану напоминать читателям те ощущения, которые захлестнули всех уже в далеком 2014 году, а приведу всего один пример из заглавного фото этой части. Когда наши СМИ оптом и в розницу еще не были скуплены противником или агентами противника, там шел поток новостей о реальных событиях (а не параллельной реальности, как сейчас), и я точно помню, что именно поставило людей в шоковое и то самое – мобилизационное состояние.

Речь в репортажах шла о боевых столкновениях на Востоке Украины, о том, как сдалась большая часть силовиков в Крыму и так далее, но контрольным выстрелом оказались репортажи с мест событий, где показывались бомбоубежища, уже перепрофилированные и заброшенные. А потом на стенах домов появились красные стрелки с надписью «убежище». Одну такую автор нашел совсем недавно и специально для этой статьи сфотографировал.

Вот что стояло тогда за 50+% Пороха, и то, что армия, под его руководством сняла с электората. Страх ушел, ушла и консолидация. А это значит, что надо было работать либо так, как в прошлый раз (что было достаточно просто обеспечить), либо искать ключи к электорату противника. Причем, искать их было несложно, а просто надо было внимательно посмотреть на то, что действует на него лучше всего и пользоваться этим же, да – вонючим, но рабочим рецептом.

(продолжение следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

6 Comments on "Выборы или “Большая прогулка” (Часть 4)"

  1. До последнего надеялся на такое развитие событий, каждый день перелистывая новости. Но нет.
    А теперь под шумок разберут армию на хрящи и у 76% страха это не вызовет. Страх приходит потом, когда понадобится это “излишнее имущество”.
    Что в общем-то ставит опять и опять вопрос ребром – какие были планы на армию и сотрудничество со Штатами, если в 5 лет не уложились, а на 10 лет не замахивались?
    Меня тут обвиняли в излишней оптимизма, но вот такой слив выборов в моём видение это скорее (90% вероятности) гамбит, нежели просчёт (10%). Ситуация с наблюдателями, агитацией и т.д. выглядит либо как слишком хитрый план, либо как уж слишком откровенный просчёт, граничащий с чем-то бОльшим…
    Я предпочитаю думать, что это план, учитывая, реакцию Штатов.

  2. Не перестаю не просто удивляться, а изумляться тупости нашего населения. Часто бываю в Торецке, это на линии фронта, до Горловки – 20 минут пешком. 5 лет их из Горловки обстреливают, убивают, разрушают их дома, но они топят за ДНР и в обстрелах обвиняют ВСУ. За Украину – единицы, основная масса -клинические идиоты! Это касается как пенсионеров, так и директоров школ. Их не учит даже собственный горький опыт, они глухи и слепы. А вы говорите, попугать их. Их даже могила не исправит.

    • Они на уровне подсознания понимают, что ВСУ их не убьёт, их нечего бояться, а вот “ДНР” убивает без колебаний — так за кого они будут топить?! Своеобразный “стокгольмский синдром”.

    • А що робити, коли там мокшанське телебачення?!
      Звісно все і вся будуть існувати у алгоритмі Стокгольмського синдрому, оправдовуючи агресора. На них справив би позитвний вплив лише такий фактор: якби Порох показово відправив до вязниці буд-якого олігарха, Медведчука, наприклад, чи Новінського. Таких чимало, на вибір. Цей рівень зворотнього звязку як раз відповідає рівню електората опонентів Пороха.
      А тепер я чую всяку х… про “притягнення до відповідальності”, чи то “виклик на допит” по відношенню до нього самого. Для перемоги потрібна своя пропаганда, яка висвітлювала б події у про-українському форматі. Потрібен закон, щодо складу інформації, яка подається ЗМІ під час воєного стану і сувора відповідальність за його порушення. Демократія демократією, але заграватись не потрібно.

  3. 90 % тех которые уехали с домбасса в Украину – ее ( Украину ) люто ненавидят и винит во всех своих бедах .Она ( Украина ) им все должна – они хорошо знают как получать 2 пенсии , где и кто раздает гуманитарку , какие им положены пособия и материальная помощь. И все что их интересует(((

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: