Родина, которой уже нет (Часть 3)

Складки лица старика прикрывали и так раскосые глаза, а потому – было непонятно, куда он смотрит. Но то, что он не спит – было очевидно. Во-первых, он размеренно попыхивал трубкой, а во-вторых, в узкой щелке все же блестели язычки костра. В общем, старик был полной загадкой, которая разрешилась самым неожиданным образом.

– Не напрягайся. Все равно ничего не поймешь.

– Не понял…

– Я о трубке. Мне ее подарили. Табак – тоже. Хороший табак. Недавно вернулся из Америки. Был на Аляске. Там, недалеко от Анкориджа было мероприятие, на котором собирались старики арктических народов. Я там был и оттуда все это привез.

– Но как вы догадались, что меня это поставило в тупик?

– Это было написано на твоем лице, – с улыбкой ответил старик.

– Знаете, я всю жизнь проработал в таких местах, где не имел бы успеха, если бы по моему лицу можно было прочесть мои мысли. Наверное, старею и теряю хватку.

– Шучу я! – засмеялся старик и похлопал его по плечу. – Шучу! Если бы я сидел на твоем месте, то тоже очень удивился вот этой трубке и запаху табака. Нравится?

– Очень, хоть я и не курю.

– Почему не куришь?

– Берегу здоровье.

– Для чего или для кого ты его бережешь?

– Трудно сказать. Наверное – для себя.

– Я для себя тоже берегу здоровье. И курю. Видишь, сколько я прожил?

– Да, но вы живете на чистом воздухе и табак не так на вас действует.

– А что тебе мешает жить на чистом воздухе или мешало прожить твои годы?

– Где?

– Ну хотя бы здесь. Ведь тебе давно нравится это место и ты сюда убегаешь из той жизни, когда тебе плохо или тяжело.

– Все так, но не знаю, что вам на это ответить. Наверное, привычка.

– Что такое привычка? Ты всю свою жизнь прожил не там, где тебе хорошо и ни с тем, с кем тебе хорошо. Жизнь пошла на излет, но ты и сейчас этого не хочешь принять? Видишь, а ты говоришь, что эта трубка отнимает мою жизнь.

– Возможно…

– Ведь ты здесь прячешься? И наверное, прячешься от себя?

– Я об этом не думал.

– А ты – подумай. Мы, – старик обвел рукой присутствующих – стремимся делать то, что нам нравится и как нравится, а главное – где нравится. Если нам сегодня здесь покажется не уютно, завтра нас здесь уже не будет, и мы не станем сожалеть об этом месте.

– Я так не могу. У нас разное понятие о родине, у вас оно намного шире, и потому вы не привязаны к одному какому-то месту.

– А ты привязан?

– Определенно.

– К какому?

Он задумался. Так он себе вопрос никогда не ставил, и теперь, когда его задал старик, он растерялся. Мысли почему-то стали путаться и его фирменная логика дала сбой. Похоже на то, что старик увидел или почувствовал то, что происходит в его голове и после продолжительного молчания, старик снова подал голос.

– Не получается? Давай с начала. Где ты родился?

– Очень далеко отсюда, в небольшом украинском городке на востоке Украины. Если вы знаете, где это.

– Не волнуйся, я знаю много. Больше чем ты можешь представить, и уж наверняка – больше, чем ты. Итак, твоя родина – Украина?

– Не думаю. Я там не был со времен молодости или даже юности.

– И поэтому она перестала быть родиной?

– Возможно.

– Хорошо, тогда какое другое место ты считаешь родиной?

– Наверное, тот город.

Он махнул рукой направлении города, из аэропорта которого его сюда доставил вертолет. Поскольку города здесь могли находиться друг от друга на расстояние не одной сотни километров, то именно в том направлении был один город.

– Уверен?

– Не очень.

– Вот и я не уверен. Если твоя родина там, то почему ты скрываешься здесь именно от того города и от того, что в том городе? Так?

– Выходит – так.

– Но и здесь – не твоя родина?

– Нет.

– Вот видишь, у тебя – нет родины, и потому – ты ни к чему не привязан в принципе.

– Но у человека должна быть родина?

– Конечно. И она есть у тебя – твоя Украина. Просто ты ее сам отрезал от себя. Ты ее не можешь выбрать, она тебя выбирает. Там, где ты родился и есть твоя родина. Видишь, как бы не складывались наши жизни, мы остались на своей родине. Мы в ней, а она – в нас, и так – все остальное. Мы не усложняли себе жизнь потому, что жизнь и без того – сложная штука. А ты ее себе перекрутил так, что из нее у тебя вывалилась родина, и ты этого даже не заметил.

– Ну я бы не сказал…

– Да, ты и не сказал. Это сказал я. Если бы я этого не сказал, ты бы не решился этого сделать. Поэтому у тебя никогда не будет покоя на душе. Ты отрезал себя от своих корней, от своей земли. Так всегда бывает. Наши, которые ушли жить в город – спились и умерли. Все. Это потому, что они поняли то, что сделали, а ты – не понял, поэтому мечешься, но живешь.

– Но я бы хотел восстановить равновесие и как-то вернуться к своим корням?

– Ничего не получится.

– Почему?

– Потому, что ты только думаешь, что хочешь этого, но не хочешь на самом деле.

– Да нет же, я действительно хочу!

В этот момент старик обнаружил, что табак в трубке уже выгорел и он аккуратно вычистил ее от табачного пепла. Потом подобрался и притих, сидя без движения. Все остальные уже спали и казалось, что старик тоже присоединился к ним. Но через несколько минут он уже не так громко сказал.

– Ты в курсе, что на твоей родине война?

Он кивнул.

– Ты знаешь, кто с твоей родиной воюет?

Хоть и нехотя, но он кивнул снова.

– Ты спрашивал, почему у тебя не получится? Я тебе ответил.

Старик замер и уже точно уснул, а он стеклянными глазами смотрел в угли догорающего костра, из которых нет-нет да и вырывался язык пламени. Тишина стала такой, что стал отчетливо слышен гул тысяч комаров, столбом стоящих над его головой. Они не решались его жалить потому, что дым костра все же держал их на расстоянии, а кроме того, чудесная мазь, которую делают местные женщины, не дала бы комарам шанса, даже если бы они прорвали дымную завесу и сели на его кожу.

Ночь, хоть и светлая, вступила в свои права, забрав с собой большую часть дневных звуков.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

15 Comments on "Родина, которой уже нет (Часть 3)"

  1. Нє, ну батьківщина цієї людини нікуди не поділася – і Україна, і Луганськ – існують. Але не лише один цей чоловік втратив відчуття батьківщини – в Україні таких – з різних причин – виявилось 72%. Тому дядьку в тундрі що – купив квиток, приїхав – і обживай новий дім, десь на підконтрольній території поблизу від Луганська. Тільки чи не проголосує він, порпри освіту, розум і логіку за Зе?
    ЗЬІ: Процедура пристосування до життя на пенсії добре описана. Наче з перших рук 🙂

  2. Разбередили вы снова душу своими рассказами “со смыслом”… Уже не первый раз 🙂 А мы? Вот мы живем здесь, это наша Родина, и отлично знаем что идет воцна, и не надо задумываться чтобы нехотя сказать кто эту войну начал, а покоя на душе нет и нет… Что такое Родина? Земля? Да, несомненно, но чио такое земля без людей, это разве Родина? А люди? Еще не утихла боль от осознания что большая часть этих людей – негодяи и подлецы, ведущиеся на обещание “колбасы по два двадцать”, в лучшем случае самодовольные ублюдки, думающие что они “за Украину, надо только барыгу убрать”. И это – наша Родина, и другой у нас нет… Друзья, это карма, кара за гордыню, когда мы презирали донецких за то, что они “позвали путина”, а мы то не такие. Вот теперь и чувствуем то, что чувствует адекватный человек когда вокруг него разгоряченная предчувствием халявы толпа, линчевала свою страну, продала совесть и покрыла себя позором. Они в Донецке и Луганске чувствовали то же, когда ты понимаешь, а толпа все равно сильнее и ничего не можешь сделать. Я это для себя понял так – как божью кару за гордыню. Вот такая у нас Родина…
    Спасибо за рассказ!
    PS Если покажется слишком грустным мой пост – удалите, я не в претензии.

  3. Мне это эссе показалось автобиографичным. Ну, как минимум, частично.
    Относительно же Родины, скажу так: многие ошибочно полагают, что в лесу живут муравьи. На самом же деле, лес заселён муравейниками.
    Так вот, наш муравейник – это и есть наша Родина.

  4. Дуже насичені Образи. Гадаю, багато українців проходять зараз через подібне очищення. Очищення свідомості і світогляду від наносного охлоського сприйняття подій, що відбуваються навколо України. А тим часом, з паном Зе може початися треш? Французьке видання поставило його на лічильник. Вимагає вибачення за 30 днів. https://enovosty.com/news_politics/full/1805-francuzskoe-smi-dalo-zelenskomu-30-dnej-dlya-izvinenij-dumajte

  5. В Северную Америку переселялись британцы, германцы, французы, ирландцы и понемногу другие Европейцы. Родина — там где менталитет и культура близки тебе, там, где ты свой труд вложил при выстраивании своей жизни; и при этом тебе перечисленное нравится.
    Для китайцев, приехавших в Новую Зеландию и не желающих воспроизводить там всё тот же Китай (со всеми его “прелестями”) — Родина — это Новая Зеландия. Там они строят свой новый мир, как умеют и понимают, почти в согласии с местными. Работают, точнее вкалывают. Вот это и есть реальность.

  6. “Одна Батьківщина, і двох не буває,
    Місця, де родилися, завжди святі.
    Хто рідну оселю свою забуває,
    Той долі не знайде в своєму житті.”
    М.Бакай

  7. Родина – там, где могилы родных и там, где дети. У некоторых не совпадает. А не там, где какая-то любовь (это ностальгия по мечте) или вкусная рыба (ностальгия по комфорту, не обязательно общепринятому).
    Есть народы без Родины в каких-то границах – цыгане, например, кочевники…
    Но в муравейнике должны быть “свои”, раз уж мы социальные животные, иначе тяжко. Потому у нас и “не клеются” некоторые регионы, что не чувствуют общности, которую еще нужно подать, как привлекательный символ. Глечики не прокатили. Земля?

  8. У хантов, и нельма – мусорная рыба. Они едят муксуна.

  9. Родина, это где тепло твоей душе, а не твоей жопе.

  10. Укр, як точно! Ми з чоловіком і донькою майже 3 роки були в Комі, на Вуктилі. Багато українців, та і взагалі тоді не було особливого розподілу, хіба що представники тих же малих народів, які зберегли свою ідентичність, чітко вирізнялись, як інші. Такі ж почуття були, коли попали на весілля к гагаузам. І там, на півночі, все було настільки чужим – цікавим, незвичним, але Україна просто снилася. Також було і в Ізрайлі (там закінчувала школу дочка по програмі “Наале-16”, і батьки могли приїхати 1 раз безкоштовно, проживали в інтернатах, де вчились діти, 10 днів возили по країні з дикою агітацією – тільки тут вам потрібно жити!), коли я придивлялась, чи зможу жити там. Не переїхали, і дочка повернулась. Не знаю, може, років за ….. звикли би. Я на півночі одну річ зрозуміла – ми тікаємо чи просто їдимо кудись не просто так, і у кожного є свої резони, але рідко це відбувається просто із цікавості чи скуки (молодь не маю на увазі, а коли вже є сім”я, чогось досяг у житті – чи не досяг?). А виходить, що тікаючи від одних проблем, отримуємо інші. Наприклад – відключили воду – аварія чи заміна чогось, тиждень незручностей, а ще коли жаріща чи родичі приїхали – все віддав би за ту воду! Включили, радість годину – дві, і далі інші проблеми цікавіші. Чи, як ми тоді – переїхали у час одних дефіцітів, а там у крамниці кава стоїть, вільно, і французські бройлери, і фінські вкуснючі джеми. Десь через тиждень – два – ну кава, ну розчинна, ну купили 2 чи 3 корбки, ну курку в різних видах поїли – все,чому там думати про ті харчи,як вони постійно є, інші нагальні питання встали. Була така надія, що почала Україна шлях до нормального життя, ну там ще 10 років, якщо такими темпами, а було сподівання, що Порох ці 5 років вже не буде оглядатися, і всі реформи і зміни пришвидчаться…Не сталось. Де б його зараз того оптімізму набратися? Вибачайте за сумбур

  11. Интересная философская притча от Автора. В стиле рассуждений дона Хуана от Кастанеды.

    Почему то некоторые народности, которые живут ближе к земле и природным условиям, очень мудро рассуждают. У них есть чему поучиться, но всё равно это марно. Мы послушаем, согласимся, но сделаем с точностью до наоборот потому, что “все так делают”.

    Даже у первобытных племён, которых упорно продолжает “раскапывать”/открывать наш путешественник Дима Комаров, есть свой “кодекс чести”.
    Например, прежде, чем срубить дерево для того, чтобы сделать из неё лодку, они просят извинения у деревьев и объясняют им необходимость своего решения. И только тогда приступают к работе.

    И зверя и рыбы они добывают столько, чтобы все покушали, но не обожрались. Нет в них алчности, жадности и зависти. Но мы так не сможем, мы – другие… мы – дети своей цивилизации….

  12. а пенсионер бы ему и возразил: я родился в савецком союзе, и родины у меня больше не существует…

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: