Помидоры и тайная вечеря | Линия обороны

Помидоры и тайная вечеря

От редакции

Мы решили поднять несколько наших предыдущих статей, посвященных выборам. Сейчас очень забавно читать то, что было написано несколько месяцев назад. Над чем-то можно от души посмеяться, а что-то просто сбылось один в один, и наяву выглядит не так смешно, как в этой небольшой миниатюре, написанной 26 июля 2018 года.

Серия: “Из архива”

Пока политическая жизнь впала в летнюю кому и некому было призывать перекрывать Грушевского или где-то ставить редуты, в тихом ресторане, с верандой на улицу, по периметру которой разбрызгиваются облачка воды, собрались известные люди, назвавшие свое мероприятие «Новые лица – новая власть».

Правда, по большому счету, лица новыми не были. Их легко узнавали бы на улице, но ресторанчик был устроен таким образом, что надо было знать, куда смотреть, чтобы заметить знакомый портрет. На время мероприятия уличная веранда была закрыта от посетителей и вскоре вся публика была в сборе. В таком составе они никогда бы не собрались, поскольку недолюбливали, а иногда и ревновали друг друга к известности и Фортуне.

Тем не менее, игра стоила свеч. Надо было разработать правила игры на предстоящую кампанию выборов президента. Все они решили, что им непременно надо стать президентом и потому могли возникнуть  неприятности и даже скандалы. Вот и решили собраться, чтобы оговорить все детали предстоящей кампании.

Для того, чтобы все имело пристойный вид, они решили взять за основу формат встречи общества алкоголиков или наркоманов, где каждый говорит, что думает и не боится осуждения. Первым встал потертый, толстый и очень патлатый мужик старшего комсомольского возраста и откашлявшись представился:

– Я – Виво Штробул и я  – певец.

Все одобрительно и понимающе закивали. Затем поднялся манерный и тоже – далеко не юношеского возраста мужчина и продолжил обряд представления:

– Я Музыслав Ньютончук, и я – певец, – он на немного задумался и добавил, – а еще я физический квантист.

Публика слегка напряглась и у кого-то упала вилка. Поскольку их обслуживал хозяин заведения с явно армянской внешностью, следующая фраза прозвучала с добрым армянским акцентом:

– В моем доме попрошу не выражаться!

Ньютончук махнул рукой и присел. Щекастый парень, в женской одежде поднялся следующим, но представление начал с вопроса:

– Музыслав, так вы еще и спортсмен?

– Почему это?

– Ну вы же сами сказали, что вы – физический?

– Это не в том смысле.

– Извините, интимные подробности действительно никого не интересуют. Я – Мохрей Винилко и я  – певец, – он хитро обвел взглядом присутствующих и добавил – а еще я  – хохмист!

Тут кто-то усилил жевательные движения, вытер рот салфеткой, нервно бросил ее на стол, поднялся, и глотая порцию фирменной долмы выпалил:

– Минуточку! Тут произошло какое-то недоразумение! Хохмист это – я, и больше никто!

Винилко посмотрел на него сквозь бокал, наполовину заполненный Мартини Асти и уже садясь заметил:

– Ну да, хохмистов там и сейчас хоть пруд пруди. Там один даже с коровой хохмит.

– Я попросил бы без оскорблений! Если мы так будем и дальше, то ни до чего не договоримся…

– Тихо-тихо! – перебил его Виво Штробул – не надо горячиться и обижаться. Я же на Вирастюка не в обиде за его хохмы, вот и вы держите себя в руках.

Оратор выдохнул и представился

– Желтенский! – и сел.

Потом выступило еще несколько человек, но уже без особых эксцессов. После небольшой паузы поднялся Ньютончук и обращаясь ко всем сразу предложил программу действий.

– Господа, мы все хотим пойти в президенты, но есть в этом одна сложность…

– Концерты? Мы не сможем гастролировать? – забеспокоился Винилко.

Докладчик немного растерялся и найдя взглядом автора реплики, собрался с мыслями и продолжил.

– Нет, это – не проблема. Я уже когда-то депутатствовал и это никак не отразилось на графике гастролей. Просто в это время выходишь не на работу, а едешь на концерт. Мало того, господа! Просто представьте, как будет выглядеть сам концерт. Ты приезжаешь с кортежем, с охраной, выходишь из машины, а тебя встречают послы иностранных государств, если ты дома или первые лица страны зарубежных гастролей. Но лучше – дома. Ты только ставишь ногу на землю и – бац! Залп из 24 или лучше – 32 орудий. Красота!

– С этим будут сложности. – сказал кто-то из глубины зала – Орудия все на войне.

– Ничего, снимут. Не убудет от них. И вот вы выходите на сцену, все поют гимн и все такое. Так что это – не проблема. Проблема в другом. Никто из нас в одиночку не соберет голосов для победы. Поэтому – предлагаю объединить наши усилия.

По залу пошел гул, коллег такое предложение явно не впечатлило и Виво Штробул, на правах самого старого кандидата заявил:

– Вы хотите, чтобы мы тут сложили свои амбиции перед одним кандидатом? Не перед вами ли?

– Ну что вы, что вы? У меня и в мыслях не было, что кто-то из присутствующих может хоть на полшага поступиться своими личными интересами ради какой угодно идеи.Я предлагаю выступить объединенным кандидатом.

Вот все мы вместе будем единым кандидатом. Кто-то любит Виво, еще более кто-то – любит меня, кто-то жить не может без шухаристов и проголосует за них без вопросов. А вот если мы будем выступать все вместе, как единый кандидат, наши шансы увеличатся и станут бесспорными.

– Как вы это себе представляете? – донесся чей-то голос из дальнего конца зала – Например, как это будет выглядеть в формате предвыборного выступления?

– Очень просто. Я такой выхожу на сцену и пою: моя машина не пье бензина й кави…

– А смысл? – уточнил тот же голос.

– Я в основном живу в Штатах и там же учусь – в зале послышался смех – да-да, учусь. Так вот, за океаном все больше ездят на электромобилях и отказываются от бензина. У людей освобождаются огромные деньжищи. Представьте, мы кругом поставим розетки и машины смогут заряжаться в любом месте. Людям не надо будет тратить деньги на бензин.

– А если это не зацепит? – поинтересовался все тот же голос.

– Тогда быстро выхожу я, – с места добавляет Виво – и пою: есть только хм, между прошлым и будущим, есть только хм, за него и держись… Как?

– А что такое «хм»?

– Я посмотрю в слова песни. В последнее время я стал забывать некоторые из них. Помню, что из трех букв и мужского рода.

– О, да! Это женщинам должно понравиться, да и мужчинам… – согласился упертый оппонент.

– Минуточку! – снова поднялся Желтенский. – Чтобы понравиться женщинам, должен выйти я и с хрипотцой сказать: «И тут вместо официанта заходишь ты, а в руках у тебя  – маленькая коробочка…

– С калом? – уточнил Винилко.

– Это была шутка?

– Ну мы же шухаристы? Конечно – шутка.

– Неудачная шутка. Нет, в коробочке – кольцо с бриллиантом. И я такой – купи ей кольцо с бриллиантом. Все, женщины у моих ног.

– Да, но мужчины проклянут! – заметил Штробул.

– Тогда в этот момент на сцену выхожу я – резко поднялся Винилко – и пою: « А горилка –це горилка!» Все мужики сразу же начнут подпевать и они у нас в кармане.

И тут послышалось быстрое цоканье каблуков. К столу подошла молодящаяся бабуля и сказала:

– Вы что тут без меня все решили договориться?

– Представьтесь пожалуйста, – предложил Штробул – у нас тут такой протокол.

– Что вы знаете о протоколах? – в сердцах бросила гостья. – Юлия Августенко, далекая родственница Юлия Цезаря и Октавиана Августа – с гордостью ответила она и хотела было продолжить, но ей не дали этого сделать.

– Хвилиночку, шановна! – перебил Ньютончук – Вы трейлер президентских должностей в мире видели? Там надо быть или певцом, или хохмистом, если вы не подходите под трейлер, пожалуйста, покиньте помещение!

– Хорошо, и кто же тогда Путин по-вашему?

– Певец, конечно. Он под собственный аккомпанемент и а капелло  поет «Мурку» на английском и немецком языках. Есть записи этих выступлений, даже в чарт песня входила.

– А Трамп?

– Трамп – хохмист. Вот и у нас тут хохмисты присутствуют. – Он махнул рукой в сторону Винилко и Желтенского.

– Подходит! – тогда я – хохмист.

– Докажите!

– Легко! Я так прикидываюсь больной, что меня даже в больницу кладут. А когда я усаживаюсь на инвалидное кресло и еду по центру, то за двести метров от машины до стелы, набросали 150 гривен милостыни. Я такие концерты могу давать, что лох аж визжать будет… – И тут по ее отрихтованному лицу брызнул красный сок разбившегося о ее же очки помидора.

Дело в том, что хозяин заведения знал, кто к нему пришел и был уверен, что посетители будут петь, шутить и вообще, делать все те вещи, которые показывают по телевизору. Он решил, что ему выпал шанс всей его жизни и сейчас можно прославить заведение так, что туда будут круглосуточно ломиться толпы и заказывать столик за месяц вперед. В общем, он дал потоковое видео и звук с нескольких камер наблюдения в Ютуб. Оказалось, что перед террасой уже собралось несколько сотен человек, внимательно следящих за всем на своих гаджетах. Рядом стоял микроавтобус и оттуда выставили несколько ящиков с помидорами. Толпа быстро их разбирала, стараясь выбрать помягче и погнилее. И тут бабушка лет 60-ти визгливо заорала, швыряя помидор в бАгиню:

-За Винника!

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

1 Ответ to “Помидоры и тайная вечеря”

  1. Kasumi сказав:

    Музыслав оказался умнее. Ведь в отличии от всех, кого обвиняют в получении денег от юдомассонских рептилоидов, небызызвестный Джордж Сорос, обвиняемый во всех госпереворотах везде, был замечен на тех же форумах Пинчука, как и сам Ньютончук. Но похоже, даже Главмасону Госдеповскому жалко 2,5 лямов на ветер, и сдавшись Без Бою тут, его Квантовый Музыка отправится на парламентские выборы… Ведь за каждым кандидатом – стоит человек, и только за Порошенко – шоколад и инопланетяне-русофобы.

Написать комментарий



Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: