Ноябрь 10, 2018 | Линия обороны

Про вибухи

Принаймні, 7 людей загинули і 25 отримали поранення в п’ятницю в результаті вибуху на військовій базі, сформованій на південно-східній околиці турецької провінції Хаккарі, — оголосив у суботу президент Туреччини Реджеп Тайіп Ердоган. При цьому він назвав померлих «мучениками».

Причини вибуху наразі не зазначені. Посилаючись на інформацію Міністерстви оборони США, агентство Anadolu повідомило, що «аварія» у сховищі боєприпасів могла відбутися під час виконання стрільб з важкої зброї. Президент Туреччини Ердоган також висловив припущення про вибух при проведенні артилерійських стрільб. (далее…)

Искусство посылать (Часть 2)

В общем, такой резкий разворот событий поверг Москву в шок. Некто Сергей Лавров стал пояснять журналистам, что в принципе – ничего страшного не произошло. Ну, пошпионили немного – не отравили же никого, не взорвали и даже банально – не давили грузовиками на улице. Зачем шум поднимать-то? Надо было сообщить по дипломатическим каналам, так мол и так, поймали вашего агента, а мы – он не наш агент, а докажите! А они – вот документы, записи, счета, а мы – таких агентов в любом военторге пучок за трешку можно купить, а счета мы и сами вам напечатаем какие угодно. Глядишь, и проблема рассосалась в таком дружественном ключе, что никому не обидно. Так нет, надо было сразу хай поднимать. Австрийская пресса стала на уши и спекулирует на этой теме, ставя под вопрос дружеские отношения. Мы же дружим, правда?

Второй случай произошел с разрекламированной Путиным и его «пургометом» Песковым очередной встречей, как это красиво описывали в Москве «на полях Парижского саммита». Красотой это надо было обязательно притрусить, поскольку есть встречи специально подготовленные, когда согласовано место, встреча и повестка переговоров, а есть – двух, трехминутное общение на каком-то крупном мероприятии, где главы государств потискают друг другу руки и с учетом того, что Путин не говорит на английском, половина времени уйдет на перевод того, что будет сказано друг другу и этого времени хватит как раз на: «Как дела? Как семья? Ну хорошо, будь здоров, не кашляй!». Но и это можно преподать как «стороны обсудили широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества». Тем более, что этот момент заснимут десятки журналистов и картинка придаст эпичности событию. (далее…)

Искусство посылать (Часть 1)

Браунау ам Инн, Австрия

Наблюдая различные формы общения, в которых затрагивается тема агрессора, мы отмечаем достаточно сильный дрейф соотечественников в сторону Европы. В частности, все меньше употребляются матерные конструкции для пояснения того, что делает или не делает агрессор. Вместо этого, находятся не менее сочные и вполне литературные выражения, но чаще всего – из украинского языка, который, безусловно, более пластичный и динамичный, а потому – выдать трехэтажный эпитет без употребления известных ругательных слов удается вполне цивилизованно и более емко. В общем, потихоньку сметается наносное и украинцы возвращаются в свое естественное, европейское состояние, хоть и с хорошими американскими оптическими прицелами.

Тем не менее, мы действительно находимся в каком-то тренде, и можем сравнить то, как посылают всю РФ или отдельных ее официальных представителей в странах Запада, в перечень которых вот-вот войдет и Украина. Всего два последних примера показывают, как это делается в классическом стиле и с безусловным соблюдением всех дипломатических приличий, включая неизменные широкие улыбки и ровный, без соленых выражений, текст. (далее…)

Время, изменения и бокал (Часть 3)

Она все это внимательно слушала и уже поджала ноги на сиденье кресла, полностью укутавшись в плед. Если бы он мог видеть сквозь него, то он бы заметил, что она как-то странно улыбается. Эта улыбка не была родственницей смеха, а скорее наоборот, но все равно – она улыбалась. Она – сильная женщина, и может оценить любую игру или такое внезапное откровение, на которое она вообще никогда не рассчитывала.

Он же залпом допил свое вино и когда официант вынырнул снова, остановил его жестом ладони, как бы говоря – не сейчас. Парень был в деле не первый год и понимал, когда не стоит излишне активничать, мешая важным разговорам. Судя по всем внешним признакам, разговор был очень важным и он снова бесшумно исчез, в каком-то балетном поклоне. (далее…)

Время, изменения и бокал (Часть 2)

— Правда, нам придется все начинать сначала, – он уже не смотрел на нее, а рассматривал белую пену прибоя, которая становилась все белее, по мере того, как опускался вечер. И в этот момент, включилось наружное освещение, а набережная, вместе с пляжем оказалась во власти ночного освещения, хотя на небе стали появляться лишь первые звезды.

— Зачем? – спросила она, не отрывая бокал ото рта.

— Прости?

— Зачем начинать? Зачем все сначала?

— Ну как же? Мы оказались просто счастливчиками и вырвались оттуда совсем без потерь, даже материальных. Мы можем несколько дней отдохнуть, а потом подберем себе жилье поближе к берегу и будем обустраиваться. Работать нам не нужно, с языком проблем нет, хоть и коряво, но мы можем общаться, а со временем – он подтянется и не будет проблем. (далее…)

Время, изменения и бокал (Часть 1)

От редакции.

Это — совсем неформатный материал, который будет интересен только ценителям такого рода миниатюр. По крайней мере, один ценитель — точно есть, ему и посвящаю эту маленькую зарисовку.

ПРОЛОГ

Когда разрабатывается концепция какой-то крупной системы вооружений, увязываются ее тактико-технические характеристики, состоящие из массы параметров и в конце концов, эскиз переходит в раздел технического обоснования. То есть, заказчик должен понимать, во что ему обойдется этот самолет или корабль. Кроме стоимости самого изделия, закладываются суммы, которые будут необходимы в процессе его эксплуатации. Изделие может попасть в свою нишу финансирования на стадии его изготовления, но вывалиться из нее в части расходов на содержание.

Например, оно может поглощать слишком много топлива и это потянет за собой более сложную логистику. Или у него будет уходить много времени на пере заряжание и оно будет уязвимым неоправданно долгое время. А еще может оказаться, что критические узлы и агрегаты быстро выходят из строя и надо будет обеспечить частый ремонт, что в боевых условиях сделать нелегко, а возможно, эти ремонты окажутся настолько дорогими, что весь проект проще будет закрыть. Особенно важно это учитывать тогда, когда изделие эксплуатируется уже достаточно долго, а потому – ремонты становятся все более серьезными. (далее…)