Недвижимость как ложный якорь (Часть 2)

Вот так десантники обходили мины и засады

Тем не менее, на выходе все это дало синтетическое представление о том, что делает противник, в условиях укрепрайона, созданного в плотной городской застройке, и что нужно делать атакующей стороне для того, чтобы добиться успеха. Фокус этого подхода заключается даже не в практических приемах, которые реализовали люди Кочави, а в понимании действий противника и в понимании того, что противник может ожидать от твоих действий. То есть, израильские военные используют инструмент, который доступен не просто высокотехнологичной армии, но высокоинтеллектуальной армии. Для того, чтобы ей противостоять, надо подняться на ее уровень развития. Если есть образец идеального применения принципа «не числом, а умением», так это примерно так и выглядит. Ты можешь захватить трофейное оружие, тебя даже могут научить им более или менее грамотно пользоваться, но научить думать как он – никто не сможет. Мало того, если ты начнешь думать как этот твой интеллектуальный противник, то ты поднимешься над теми убогими идеями, которые ты отстаиваешь и просто уйдешь с этой тупой войны, как минимум. (далее…)

Недвижимость как ложный якорь (Часть 1)

Авив Кочави

Недавно мы публиковали статью о том, как может выглядеть деоккупация Донбасса и чего ожидать тем, кто остался в оккупации. Как и ожидалось, эта тема вызвала дискуссию, причем – в прогнозируемом направлении. Старый совковый мультик, в котором пес уцепился за свое фоторужье и решил утонуть – ничему не научил.

Причем, все аргументы можно уложить в две категории. Первая – тут могилы предков и их нельзя покидать. Вторая – нам не обеспечат условий для эвакуации. Что касается могил, наверное, уже даже что-то пояснять бессмысленно. Достаточно посмотреть на кладбище возле ДАП, чтобы понять, насколько это слабый аргумент. Причем, русскомирцы любят подобные места для расположение своих минометов и прочих стрелялок. Поэтому использовать фактор кладбищ как аргумент можно только тем, кто является фанатам этого дела и кладбище для них – лучшее место в этой жизни. (далее…)

Ипохондрия (Часть 2)

Собственный рост, лысину и некоторые другие моменты утраты функциональности император списывал на неизвестные болезни, присущие только великим людям. Вот Коба, например, имел сухую руку и вообще – был перекошенный так, что фотографии и видео можно было делать лишь со строго условленного ракурса. Тот самый Ульянов-Ленин и вовсе был таким уродцем, что без ретуши его просто нельзя было показывать посторонним, особенно – впечатлительным и сердечникам.

Император имел доступ к архивам и мог видеть фотографии в том виде, в котором они никогда не попадали на глаза публики, а потому понимал, что великие вожди имеют необъяснимые и тайные болезни. Кстати, он тоже запретил снимать себя с произвольных ракурсов. Фотограф или телевизионный оператор обязаны снимать его с точки, расположенной чуть выше поверхности земли, снизу вверх. (далее…)

Ипохондрия (Часть 1)

Из серии «Неугомонный император»

Иногда император делал себе полный выходной и не принимал своих министров или других Миллеров. Он просто находился в состоянии созерцания и поиска новых решений, становящихся судьбоносными для империи. Он обнаружил себя у рояля, вдохновенно музицирующим и готовящимся затянуть песню из его молодости:

«Бывают дни, когда опустишь руки, и нет ни слов, ни музыки, ни сил…», но понял, что исполняет «Собачий вальс», а под него эту песню явно не споешь.

Тогда он встал и прошествовал на большой балкон, с которого открывался вид на море. За его спиной сразу произошло едва заметное движение, это будущие губернаторы, а пока – охранники, занимали новые позиции за колоннами и скульптурами. Они четко уяснили главное в искусстве охраны. Нельзя попадаться на глаза императора, когда он того не хочет и мгновенно представать пред его императорские очи, как только он того захочет. Предугадывать его желания и было наивысшим искусством, которое открывало дорогу к головокружительной карьере. Их начальник как-то сказал, что скоро посторонних губернаторов не останется и тогда в ход пойдут должности министров и глав центральных имперских органов власти. И везде их будут занимать они – охранники. (далее…)