Тайное совещание борцов (Часть 1)

К восемнадцати часам большой зал был заполнен полностью. Посреди зала стоял огромный стол для конференций, а у двух стен — по ряду мягких зеленых кресел. За столом сидели люди в костюмах и галстуках, а под стенами – кто в чем, не так строго, но и не бедно. Когда часы пикнули «ровно восемнадцать», в зал вошли двое сотрудников какой-то серьезной охранной конторы в черных комбинезонах и с овчаркой. Собака была в подобие жилета, в котором различалась какая-то компактная аппаратура. К носу овчарки было приспособлено неизвестное устройство, горящее зеленым светом.

Мужчина во главе стола  в дорогом синем костюме, явно не от дешевого Бриони, до этого молча сидевший, упершись подбородком в сомкнутые руки, упертые локтями в стол, вдруг оживился и деловито сказал:

— Господа, не волнуйтесь. Нынешнее совещание имеет исключительную важность и здесь мы подведем некоторые итоги работы и наметим перспективы. Сами понимаете, лишних ушей и глаз нам не нужно. Поэтому ребята сейчас проверят помещение на предмет наличия закладок.

Люди стали переглядываться и перешептываться. На входе здания они прошли скобу металлоискателя и оставили в ячейках свои электронные устройства, включая телефоны и часы. На входе в зал их еще раз проверяли ручным металлоискателем, и потому собак они явно не ожидали. Между тем, председательствующий, некто Жритник, решил немного отвлечь публику и продолжил.

— Собачий нос – непревзойденный по чуткости инструмент. – Он покосился на собаку и продолжил, – он слышит буквально все, что находится рядом, в этом помещении. Другое дело, что собака не всегда может понять, что ей нужно искать. Она легко найдет и подаст сигнал, если обнаружит наркотики или оружие, но с «жучками» — сложнее. Собака их находит даже вмонтированными в стены, но не может понять, что именно это мы и ищем.

Публика перестала шептаться и стала рассматривать собаку и ее амуницию.

— Но ученые, – продолжил Жритник, – создали прибор, способный перехватывать сигналы обонятельных нервов собаки и интерпретировать их в образы. Это позволяет микрокомпьютеру интерпретировать все то, что учуяла собака, и независимо от ее выучки он может давать полную картину обонятельного окружения. Программный комплекс легко настраивается на обнаружение тех или иных предметов и вместо привычного собачьего «гав-гав», он переводит световую панель в режим предупреждения, подавая красный световой сигнал.

Тем временем собака обошла ряд кресел под стеной и приблизилась к людям, сидящим за столом.

— Прибор создан в Израиле и стоит не дешево – двадцать пять миллионов долларов. Когда мы его заказывали, нам предложили на выбор обычную версию и вариант «плюс». В отличие от простого варианта, продвинутый стоит пятьдесят миллионов…

— Прошу прощения, — отозвался высокий господин с бородой и в пенсне. Он что-то записывал в блокнот, который организаторы положили вместе с ручкой на каждое кресло, – значит вы решили сэкономить бюджетные средства и купить вариант подешевле?

Жритник покосился на гостя, но ничего не ответил, а сделал такой вид, что бородач сразу успокоился.

— Старшая модель, стоящая в двое дороже, вместо красной лампочки способна говорить женским голосом «Аларм», а если доплатить еще десять миллионов, то она будет говорить предупреждающую фразу, например – «шухер».

— А можно уточнить, — не унимался бородач, подняв над головой руку с блокнотом и ручкой, – именно поэтому вы взяли младшую модель?

— Нет, — назидательно ответил Жритник – мы заказали обе модели, только старшую надо ждать шесть месяцев,  младшую нам предложили взять сразу. Тянуть было некуда и мы ее взяли, а старшую – заказали и внесли аванс. На самом деле, вопросы информационной безопасности деятельности нашего органа, более чем актуальны. Многочисленные утечки подробностей наших расследований не позволили нам показать результаты, на которые мы надеялись и рассчитывали.

На этом охрана с собакой закончили, и тихо покинули зал секретных заседаний. Когда за ними закрылась дверь, Жритник продолжил:

— Кажется с прослушкой у нас все нормально и теперь можно говорить прямо и откровенно. Я воспользуюсь опытом наших американских коллег и предлагаю провести совещание  в необычном формате. Сначала мы дадим возможность высказаться младшим сотрудникам, потом – старшим, и только после них – выступит руководство службы. Это важно для того, чтобы не сковать инициативу подчиненных. Каждый может озвучить волнующую его проблему, не оглядываясь на мнение руководства. Так мы сможем  выйти на какие-то решения, которые сегодня важны как никогда.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария to “Тайное совещание борцов (Часть 1)”

  1. шалтай-болтай:

    «…в дорогом синем костюме, явно не от дешевого Бриони…» — автор постебался, а мне вдруг вспомнились несколько фраз, на подобие этой,услышанных в течение последних лет 20-ти, после которых в мозгу всплывают одни и те же ассоциации, и отделаться от них очень непросто:
    1) О Мерседесах..В середине 90-х по ТВ наши журналисты в штатах брали интервью у одного бизнесмена, уехавшего из Украины сразу после развала совка и поднявшегося там нехило. На вопрос «А машина у вас какая? наверное Мерседес?» чувак ответил:»Это когда я был БЕДНЫМ — я ездил на Мерседесе…»
    2) «Мазерати — это Феррари для бедных..»(!)
    3) О Лексусах…В статье журналиста Выдрина о наших нардепах как-то прочитал: «…это здесь он(нардеп) ездит на ЗАДРИПАНОМ Лексусе, а у себя «дома», в Монако, он выкатывает из гаража Майбах!..»,
    Наверное еще кто-то слышал что-то подобное — поделитесь, чего-чего, а юмора нашему народу — не занимать. 🙂

    • Lady.ua:

      Не совсем в тему, но о юморе нашего народа.
      В советское дефицитное время на «чёрном» рынке:
      -Какой магнитофон хотите?
      -Да мне бы всего лишь какой-нибудь заШАРПанный.
      🙂

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: