И снова первое сентября (Часть 1)

Сегодня исполнилось 79 лет со дня начала Второй Мировой Войны, и пройти мимо этой даты никак нельзя. Дело в том, что война никому не принесла того, что хотела каждая из сторон, так или иначе принявших в ней участие. Агрессоры не получили того, чего хотели перед ее началом, а формальный агрессор и вовсе получил обратный результат, но и остальные участники войны вряд ли могли бы праздновать Викторию без оглядки на все то, что пошло не так.

Первого сентября Германия начала вторжение в Польшу с провокации, которая потом была достаточно хорошо описана и вошла в историю как Гляйвицкий инцидент. Но этот момент обычно описывается повествовательно, мол, люди Гиммлера все подстроили и тот самый непонятный обстрел радиостанции оказался спусковым крючком всех последующих событий. Но зачем вообще нужен был этот фокус, обычно никого не интересует. В принципе – понятно, надо было создать видимость, что именно Польша создала казус белли, на который отреагировала Германия.

Тем не менее, сама конструкция вторжения вызывает закономерный вопрос о том, зачем нужно было так мудрить, и не проще ли было начать войну с ее объявления или просто – без объявления (что и было сделано), но без лишнего цирка. Даже если бы Германия не устраивала провокацию, а просто вручила соответствующую ноту и через час начала вторжение, ничего бы не изменилось.

Польша начала мобилизацию 30 августа, но так и не успела отмобилизоваться. Люфваффе утюжили эшелоны с призывниками от западной до восточной границы. Но это не значит, что поляки сдались. Польские войска вели активные боевые действия, и в первые два дня даже Люфтваффе несли ощутимые потери. Но Германия имела неоспоримое преимущество в географии. Наиболее важным для нее было северное направление, ибо помощь союзников можно было принять только с этой стороны, поскольку к тому времени с Запада и Юга была территория противника, с востока – территория враждебного совка, но и Север оказался уж слишком уязвимым. Дело в том, что Вермахт атаковал с двух направлений: с материнской части Германии и из Северной Пруссии, отрезая Польшу от моря. В общем, это и стало тем фатальным моментом, после которого у поляков не было возможности выстоять.

В общем, операция «Вайс» была проведена примерно так, как и планировалось, а вот Гляйвицкое представление должно было обеспечить Берлину алиби и выглядеть более или менее прилично, чтобы не нарваться на объявление войны со стороны Англии и Франции. Говорят, что когда Гитлер узнал о том, что план не сработал и он получил объявление войны, он не мог в это поверить. Похоже на то, что он ожидал другой реакции, а Польша должна была пасть без особых международных последствий. Не важно, что через год Гитлер уже разгромил Францию с английским экспедиционным корпусом, война уже стала диктовать свой сценарий, и Гитлер вел Германию уже не так по собственной воле, как по воле самой войны.

Великобритания, в лице Невила Чемберлена, вообще не хотела этой войны и делала все возможное и даже невозможное, чтобы ее избежать. То невозможное, что Британия сделала руками Чемберлена, оказалось еще и позорным. По этому поводу Уинстон Черчилль изрек свою знаменитую фразу о том, что выбирая между позором и войной, получишь и то, и другое. Так что и Англия получила не ту войну, которую хотела бы, а в конце войны – перестала быть империей, над которой никогда не заходило солнце.

Франция поучила от войны позор, который неумело скрывает и сейчас. Имея самую мощную континентальную армию, она не только умудрилась проиграть Германии, но даже не смогла оказать соответствующего сопротивления. В когорту победителей она затесалась как мошенник, и ей там  было не место, но уже ничего не изменишь. Как бы там французы не воспевали свое Сопротивление и де Голля, пытаясь спрятать самые мрачные и позорные страницы этой войны, их легко поднять любому, кто интересуется ходом войны.

Совок получил вместо Европы на блюдечке – ее огрызок, разрушенный и замученный, но заплатил за это чудовищную цену не только людскими и другими потерями. Война исключительно и успешную провела обратную селекцию и довоенный ублюдочный совок стал детским садом после того, как соотношение конторских ко всем остальным стало просто феноменальным. Ублюдочный совок, избитый, голодный и ненавидящий всех, оказался настолько живучим, что его остов в виде Московии продолжает люто ненавидеть весь остальной мир и желать все того же – залить весь мир кровью. В любом случае, изначальные цели войны, которые рисовались 1 сентября 1939 года не просто не были достигнуты, а утрачены навсегда, как реальная и достижимая возможность.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария to “И снова первое сентября (Часть 1)”

  1. Микола:

    У мене друзі у Львові. Та і не тільки там на західній.
    Коли совєцька армєя «освобождала» Польщу, то німці прагнули здатися в полон (якщо так ставалося) саме совєтам.
    Але не полякам…
    Старі люди розповідали, що поляки були просто звірі по відношенню до німців.

  2. Константин:

    Меня тоже всегда интересовал вопрос: зачем гитлер полез в Польшу? Что давал ему захват, например, Поморья? Коридор в Кенигсберг? Так там и сейчас нормальных дорог еще нет, а что уж 100 лет назад? Морем быстрее и дешевле…

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: