22 июня. Хроника одного дня (Часть 6)

Гальдер и фюрер

Теперь следует кое-что подытожить и постараться представить то, как себе представляло германское командование будущие боевые действия до 3:00 22 июня 1941 года. Там себе четко представляли, что перед ними стоит численно более мощная армия. Кроме того, было представление и о том, что мобилизационный потенциал совка – выше германского. Наверное, при подсчетах сил и средств противника германские генштабисты закладывали некий коэффициент, с учетом того, что часть сил противника не удастся вскрыть. Как видно из выкладок Гальдера, наиболее провальным оказался просчет количества танков.

Показательно то, как описывают обе стороны большое количество средних и тяжелых танков, которые были обнаружены в составе РККА уже в первую неделю боевых действий. Немцы однозначно указывают на то, что оказались абсолютно не готовыми к обилию средних танков Т-34. Напомним, самое крупное танковое сражение (по количеству бронетехники) состоялось как раз в первую неделю войны в районе города Дубно. В ходе этого сражения оказалось, что пушки немецких танков не способны пробивать броню совковых танков и для этого использовали мощные зенитные орудия. Причем, такой прием был вынужденным, и применение 88-мм орудий сил ПВО ни разу не ставилось на повестку дня при подготовке вторжения. Что касается танков КВ-2, то начальник генштаба Гальдер, получив первые сообщения о том, что войска столкнулись с машиной просто чудовищных размеров и чудовищной же огневой мощи – просто не поверил верности этих донесений. На самом деле, именно второй модификации танков КВ уже было выпущено и отправлено в войска более трех сотен и 152 мм пушка стала просто шоком для немцев, а зенитный пулемет, сверху башни – откровением.

Только 25 июня Гальдер отмечает донесение о том, что войска обнаружили наличие танков, о которых ни разведка, ни генштаб вообще ничего не знали перед началом наступления. Выглядит это примерно так:

«Получены некоторые данные о новом типе русского тяжелого танка: вес — 52 тонны, лобовая броня — 37 см (?), бортовая броня — 8 см. Вооружение: 152-мм пушка и три пулемета. Экипаж — 5 человек. Скорость движения — 30 км/час. Радиус действий — 100 км. Бронепробиваемость: 50-мм противотанковая пушка пробивает броню только под орудийной башней. 88-мм зенитная пушка, видимо, пробивает также бортовую броню (точно еще неизвестно). Получены сведения о появлении еще одного нового танка, вооруженного 75-мм пушкой и тремя пулеметами».

Это лишь небольшой пример того, что германское командование не имело полной картины состава противостоящей армии. Пример по танкам приведен просто потому, что именно при подсчете совковой бронетехники была допущена самая крупная ошибка. Но примерно то же самое было и по всем остальным позициям состава совковых войск.

По мере приближения ко времени начала наступательной операции, это уже должны были отмечать не только центральные органы разведки, которые, безусловно, фиксировали сосредоточение войск Германии у границ, о чем имеется масса подтверждений, но и последующее выдвижение их на исходные позиции.

Гудериан пишет о том, что после известного совещания у Гитлера 14 июня, 15 июня он уже прибыл в свой штаб, тогда еще расположенный в Варшаве. 17 июня он, вместе со штабом, уже выдвинулся на передовые позиции, где занялся контролем подготовки войск к наступлению и состоянием тех войск, которые находились на флангах его танковой группы.

Скорее всего, все остальные участники совещания у фюрера делали то же самое и в то же время. Это значит, что уже не только агентурная разведка центральных органов совка, но и полевая разведка войск, стоящих у границы, заметили изменения, происходящие с германскими войсками, о чем докладывали руководству.

Поскольку до сих пор эксплуатируется миф о внезапном нападении, то все эти данные либо были уничтожены прямо во время войны, либо сразу после нее для того, чтобы выстроить мифологему о мирном и грустном совке и злобных немцах, напавших на беззащитное государство рабочих и крестьян. Тем не менее, 20 июня Гальдер отмечает, что Молотов просил аудиенции у Гитлера 18 июня.

(продолжение следует)

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

5 Comments on "22 июня. Хроника одного дня (Часть 6)"

  1. Интересно будет дождаться выводов из всего описанного . Особенно , если они будут увязаны с сегодняшним днем .

  2. На самом деле, именно второй модификации танков КВ уже было выпущено и отправлено в войска, более трех сотен и 152 мм пушка стала просто шоком для немцев, а зенитный пулемет, сверху башни – откровением.
    === Гансам заканало, що не було підготовлених екіпажів. А бетонобойний снаряд (зроблено було висновки після фінської кампанії) розривався у стволі, бо до нього мали йти спеціальні якісь гільзи але інструкцію до користування танком, як завжди, кацапи не читали.

    • Так. По-перше – дочекайтеся завершення циклу. По-друге – читайте уважно. Тут мова йде про те, що німець не просто не врахували кількість танків супротивника, а навіть не знали про кілька типів танків, які вже на той час були. При чому тут екіпажі і снаряди? Мова про методику розрахунків. Ще раз – читайте уважно!

  3. Тут утверждается, что КВ-2 всего было сделано 203 штуки:

    http://www.tanks-encyclopedia.com/ww2/soviet/soviet_KV-2.php

    и, кстати, называют его не танком, а самоходным орудием…

    • Назовите хоть горшком, только в печку не совайте! Официальная советская классификация “тяжелый танк прорыва”. Броня 75мм ВЕЗДЕ! 150мм гаубица М-10т. Экипаж 6 человек. У совка таких 200 с хвостиком, а у немцев 0 целых 0 десятых. И да, размер может быть не важен при отсутствии умения.

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: