22 июня. Хроника одного дня (Часть 11) | Линия обороны

22 июня. Хроника одного дня (Часть 11)

«Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий.»

То есть, можно понять, когда тотальному разгрому подверглись подразделения, стоявшие прямо у границы и доступные для полевой артиллерии и даже стрелкового оружия противника. Со множеством оговорок, но можно понять, почему они были мгновенно разгромлены. В первый день войны произошел вовсе феноменальный случай, когда пехотная дивизия Вермахта разгромила танковую часть РККА прямо у границы.

Но в первый день войны ничего подобного не произошло. В подавляющем количестве случаев, командование расположенных у границы частей просто драпануло, бросив своих солдат и технику на месте. Мало того, примерно то же самое исполнили и коллеги, стоящие в 20-30 километров от линии фронта, у которых было время занять оборону. Сейчас это оправдывается тем, что из Москвы не было директивы, а когда она пришла, то в ней речь шла о наступлении. Все это замечательно, но из этого следует очень неутешительный вывод фундаментального характера. Любое воинское подразделение или соединение, в первую очередь, обязано обеспечить собственную безопасность и безопасность своего вооружения.

Это – императивная установка либо действует, либо это – не армия. Уже после того, как обеспечена собственная безопасность, путем охраны и обороны, можно вести речь о выполнении боевых задач. Никого из исследователей не смущает, что драпали батальоны, полки и дивизии. Причем, в первые дни войны германские войска не занимались пленными. Они просто распускали на все четыре стороны тех, кто сложил оружие. Это было важно для поддержания высокого темпа продвижения. Уже через несколько дней – ситуация изменилась, но сначала было именно так. Об этом свидетельствует эпопея Брестской крепости, где почти половина личного состава, находившегося в ней, было отпущено по домам.

И в общем, картина была одинаковой и повсеместной. Это при том, что когда Сталин вышел из нирваны, он отправил на фронт своих проверенных военачальников, Буденного, Ворошилова и прочих товарищей, что абсолютно никак не повлияло на ход событий. Поэтому мы не можем полностью принять версию Виктора Суворова о том, что разгром был обусловлен тем, что войска готовились к наступлению, а оказались в ситуации, когда надо переходить к обороне. С первой частью утверждения не поспоришь, а вот вторая – кажется надуманной. Хорошо, допустим, что в районе Минска стоит условно – стрелковая дивизия, руководство которой уже понимает, что с наступлением не сложилось и грохот боя становится все ближе, указывая на подход противника. Что должен делать комдив, даже не имея указаний сверху? Он должен организовать оборону там, где прямо сейчас находится. Но он садится в служебную машину и смывается с места драки. Но на нем не заканчиваются офицеры в дивизии. Там есть начальник штаба, командиры полков, наконец, батальонов, которые тоже все это видят и слышат и вполне могут принимать меры, на собственном уровне, а кто-то должен заменить убывшего в пампасы комдива.

Но в массовом порядке такого не происходит. Возникают отдельные очаги, где безымянные офицеры вспоминают эту прописную истину и переводят свой личный состав в режим обороны. Гальдер упоминает о таких эпизодах все первые дни войны, но говорит об их эпизодичности. Отсюда следует вывод о качестве офицерского состава РККА.

В самом деле, они имели не очень приятный опыт боевых действий в уже разбитой немцами Польше и видели, как противник легко продавливается. В Финляндии, где противник был не сопоставимо слабее и события разворачивались не слишком удачно, они даже не думали о том, что в случае провала какой-то части операции, финны перейдут в наступление и нанесут удар в район Казани. Те же самые офицеры, без выстрелов овладели странами Балтии, а затем Буковиной и Бессарабией. Примерно такой они себе представляли и войну с Германией, ведь товарищ Сталин им четко рассказал 5 мая – проблем не будет. Вот его дословная характеристика противника:

«Действительно ли германская армия непобедима?

Нет. В мире нет и не было непобедимых армий. Есть армии лучшие, хорошие и слабые. Германия начала войну и шла в первый период под лозунгом освобождения от гнета Версальского мира. Этот лозунг был популярен, встречал поддержку и сочувствие всех обиженных Версалем. Сейчас обстановка изменилась. Сейчас германская армия идет с другими лозунгами. Она сменила лозунги освобождения от Версаля на захватнические. Германская армия не будет иметь успеха под лозунгами захватнической завоевательной войны. Эти лозунги опасные.»

И далее, после погружений в ленинские цитаты, заканчивает:

«С точки зрения военной, в германской армии ничего особенного нет и в танках, и в артиллерии, и в авиации. Значительная часть германской армии теряет свой пыл, имевшийся в начале войны. Кроме того, в германской армии появилось хвастовство, самодовольство, зазнайство. Военная мысль Германии не идет вперед, военная техника отстает не только от нашей, но Германию в отношении авиации начинает обгонять Америка.»

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

11 комментариев to “22 июня. Хроника одного дня (Часть 11)”

  1. Андрій Харків:

    https://petrimazepa.com/finlandia_uroki_dla_ukrainy. Дуже цікава стаття на ПіМ.Основний тезіс,що не треба заглядаться на інші страни,а крім нас ніхто страшну не побудує.

  2. Сергей М Г:

    Андрій Харків; 🙂 …країну не побудує.

    • Андрій Харків:

      Дякую! Давно вже просимо Автора можливості модерації своїх дописів.Але буває Гугл підставить досить кумедно-писав десепаратізація,а вийшло дератизаці,тобто знищення пацюків,що майже те ж саме.

  3. yuriy:

    Прекрасная статья, в которой больше вопросов, чем ответов. А в последней части наглядная картина,как захватывался Крым. Там тоже ждали команд из Киева, когда нужно было просто выполнять свои прямые обязанности! Попробуйте блокировать батальон морской пехоты, когда он развернулся и занял свой район сосредоточения! Или аэродром, приведенный в полную боевую готовность!
    Это совковая военная школа — никакой инициативы, ибо она наказуема. И таки да, от такой наследственности надо срочно избавляться, т.к. на данном этапе это вопрос жизни и смерти. Я так думаю.

  4. Сергій:

    Одразу пригадується роль генерала Литвина в іловайських подіях

  5. Игорь Украина:

    Жду окончания цикла этих прекрасных статей чтобы вставить «свои 5 копеек». Но одна фраза Сралина, приведенная Автором здесь меня потрясла: «…военная техника отстает не только от нашей, но Германию в отношении авиации начинает обгонять Америка».
    Этот сын сапожника всерьёз считал в 1941-м, что авиационная техника совка лучше американской???
    Как говорит Лавров: дебил, б*я.

  6. yuriy:

    to Сергій. Трудно с Вами не согласиться. Кто струсил один раз, тот подведет и в последующем.

  7. Сергій:
    Июнь 23, 2018 в 08:51
    Одразу пригадується роль генерала Литвина в іловайських подіях
    ——————-
    Обидно,что заслужил расстрела перед строем,а получил посла.

  8. «Любое воинское подразделение или соединение, в первую очередь, обязано обеспечить собственную безопасность и безопасность своего вооружения.»
    ———————-
    Да в Уставе расписано все по пунктам: Солдат обязан: …и далее попунктам, ком.взвода обязан… далее по пунктам, командир роты обязан… и т.д. и т.п. Все случаи оговорены, действия определены.

  9. Victor:

    «Поэтому мы не можем полностью принять версию Виктора Суворова о том, что разгром был обусловлен тем, что войска готовились к наступлению, а оказались в ситуации, когда надо переходить к обороне.» Абсолютно не определённое логикой высказывание! Автор пытается убедить, что проблема в том, что главная проблема поражения в первые дни — в неправильной парадигме обучения командного состава. Так может мыслить Только кабинетный мечтатель! Поясняю — если солдат Абсолютно уверен в надёжности своего командира, он не побежит — понимает, что расплата неминуема и командир пойдёт до конца. Командование убежало, т.к. не имело доверия к руководству страны! Запрет не выдачу личному составу боезапасов не давал командиру шанса. Получилось — что бы он не делал, он виноват. А поиск крайнего — главный спорт нашей Системы управления. Это есть главным деморализующим фактором.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: