Искусство «алаверды» (Часть 2) | Линия обороны

Искусство «алаверды» (Часть 2)

В данном случае, речь идет о США и партнерах по НАТО. В первую очередь – о партнерах. После развала совка, мотивация поддержания своих вооруженных сил, европейскими странами НАТО, отпала полностью. Винить за это европейцев вряд ли можно. Ведь любой оборонный бюджет завязан на оборонной доктрине каждой страны и Альянса в целом. В то время как таковую оборонную доктрину было очень сложно формализовать по вполне понятной причине. Ее основу всегда составляет механизм противодействия существующим угрозам. Конкретная угроза имеет свои четкие параметры по характеристикам атаки по суши, с моря, воздуха или космоса. Раз так, то военные высчитывают количество необходимых сил и средств, для эффективной нейтрализации этих угроз. При этом учитывается, какой результат противодействия можно считать приемлемым. Например, таковым можно считать возможность не допустить попадание на территорию Альянса живой силы и техники противника и нанесение ущерба артиллерией, авиацией или ракетами противника. Может быть и более широкое понятие приемлемого результата – способность не допустить развертывания опасных вооружений или крупных сил противника, на сопредельных территориях.

От этих параметров доктрины и отталкиваются расчеты плотности сил и средств, которые должны обеспечить нужный результат. Далее – ставится временной рубеж, когда эта готовность должна быть обеспечена и тогда видно, какие затраты ежегодно должны включаться в состав оборонного бюджета каждой страны и всего блока. Как известно, минимально допустимым пределом таких расходов страны условились считать 2% ВВП, при самых благоприятных раскладах.

Но тут следует учитывать еще один важный момент. Страны НАТО, одновременно являются и государствами с развитыми системами демократической власти. Это значит, что ветви власти разделены не условно, а фактически и правительство, в составе которого находится министерство обороны, не может произвольно, само себе выделять средства, которые оно решило. Бюджет утверждается парламентом, а перед ним надо уметь защищать все статьи расходов, ибо там, в отличие от пост совка, действительно – социально ориентированное общество и на социалку идет львиная часть бюджета. Вырезать из нее расходы на оборону, надо уметь и аргументировать фактами.

Вот с этим и оказалась главная проблема. Военные не смогли придумать угроз, которые надо отражать даже из расчета 2% ВВП. Причем, этого не могли сделать и дипломаты. Все угрозы были за тысячи километров, а раз так – теряли свою остроту. В конце концов, бюджеты европейских стран – членов Альянса, фиксировали снижение военных расходов ниже 2% и даже ниже 1%. Это привело к сокращению вооруженных сил, а главное – остановило большинство программ модернизации действующей техники и создание новой. Ситуация вошла в клинч, ибо подавляющее большинство стран имеет устоявшуюся практику, когда новейшие образцы вооружений, продаются либо своим военным, либо им и союзникам по НАТО, а другим странам продаются либо облегченные варианты, либо устаревшие модели. Но если нового не закупают ни свои вооруженные силы ни армии союзников, то разработчики и производители оружия вынуждены переключаться на другие сегменты рынка, замораживая свои возможности, для производства оружия, к самому минимуму.

С одной стороны, это положение научило оборонщиков экономить средства, выпуская изделия как можно дешевле, с другой стороны, пришло понимание того, что выпускать надо именно такую продукцию, которую военные могут заложить в бюджет и у парламентариев не будет аргументов для того, чтобы зарубить их программу. В общем, оборонщики научились работать в жесткой конкурентной борьбе и очень четко взаимодействовать с военными, ибо в противном случае, программа может не получить нужного финансирования.

Причем, производители оружия – очень мощный сектор экономики, который прямо влияет на социальное положение десятков тысяч рабочих и служащих, завязанных в производстве. Это значит, что они таки имеют определенное влияние как на правительство и парламент, так и на главу государства, а потому, при малейших признаках формализации реальной угрозы – не будут сидеть, сложа руки. Через своих лоббистов они обязательно будут продвигать идею расконсервации оборонных проектов, самого разного характера.

На роль такой угрозы, в последнее время, претендовал Китай, но справедливо полагая, что на него легко повлиять экономическими рычагами, ибо его экономика жестко интегрирована в мировую как импортом так и экспортом, эту кандидатуру аккуратно отклоняли. И вот Путин дал картину реальной угрозы у границ Альянса. Сознает он это или нет, но РФ сыграла ту самую роль, которая снимает вопросы у парламентов стран, к необходимости возвращения хотя бы на уровень минимальных затрат на оборону.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария to “Искусство «алаверды» (Часть 2)”

  1. Volodymyr:

    Виробники зброї країн НАТО ще скажуть своє дякую мордору, за те що той, фактично, відкрив двері до розгортання чергового кола холодної війни.

  2. SoldatYdachi:

    тим часом на мордорі знайшов — там в їх патякають за неимеющАоналагавАрмата:
    =================================================================

    » Стропорез 4 февраля 2018 19:40 ↑
    Цитата: Лексус
    Причём неоднократно: «показали журналистам», «выехал», «выстрелил», «ведутся переговоры», «обсуждается контракт», — одни «хэштеги». «Слон из мухи» готов.

    Приветствую Коллега! hi
    Я перед НГ побывал на одном из заводов ВПК. То ,что я увидел,повергло меня в некоторый шок.Оказалось ,что один из новейших
    ЗПРК (индекс ГРАУ — 96К6, на этапе разработки имел словесное название «Тунгуска-3», по кодификации НАТО — SA-22 Greyhound) тоже собирают «на коленке», т.е. массового производства нет. При разрушенных технологических цепочках, даже внутризаводских , возникают серьёзные сложности. у разработчика мощностей не хватает, а смежники работать разучились. Квалифицированных рабочих нехватка, вакансии есть ,а рабочих нет.ИТР комплектуются по «блату».По заводу шарится молодёжь с папками,а в цеху пожилой дядька (при разговоре оказалось 74 года ин.-констр) руководит производством.Зато в двух админ. зданиях не протолкнуться, менеджеры, блин.В общем один с ложкой ,семеро с сошкой.
    За истекшие 25 лет у меня лично складывается впечатление, что всё ненастоящее -слова, дела, обещания, заявления, цифры,отчёты, да и сама жизнь. Знающие люди говорят , что в столичных «обкомах» очень уважают южноамериканский «кокос» и скорее всего мы с ними живём в совершенно разных мирах.»
    =================================================================
    в нас ще є «час та натхнення» зламати за допомогою США ту що курву на сході.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: