За калиткой “русского мира”


Мы привыкли к тому, что «русский мир» это война, обстрелы, бомбардировки и расстрелы. Это действительно так и есть, но является лишь частью более массивного явления. На самом деле, боевые действия – следствие экспансии «русского мира», то есть – процесс контаминации или заражения этой бациллой. Сам русский мир находится в тылу мясорубки, имея свои довольно устойчивые очертания, прочем, претерпевающие постепенные метаморфозы.

Собственно говоря, особенностью «русского мира» является постепенный отход от общепринятых ценностей и погружение в некое патриархальное состояние, некогда покрытое тонким налетом цивилизации. Глашатаем необходимости погружение в дикую смесь исконности и скреп, является некто Никита Михалков, хорошо известное, генетическое пресмыкающееся, знаменитое тем, что все его предки умели демонстрировать искусство засоса любой власти: царской, совковой или нынешней. Они угадывали, чего власть изволит и старались опередить ее на полшага в стремлении стать святее Папы Римского. Судя по тому, что при любом дворе их досыта кормили и никогда не подвергали гонениям, приспособление к новым властям у них происходило мгновенно, как у хамелеона.

Так вот, этот деятель, несколько лет назад высказал мысль о том, что в крепостничестве на самом деле, ничего плохого нет. По его мнению, население избыточно отягощено правами, которым не умеет пользоваться, а потому эти самые права следует изъять и передать крепостникам. Он полагает, что чернь просто развращается непонятными правами и от этого, несет вред себе, окружающим и государству. Всю полноту прав должны иметь отдельные лица, исполненные интеллекта и духовности, вот как сам он или Владимир Владимирович, которого он первым назвал «ваше превосходительство».

То есть, Михалков исподволь высказал концепцию идеального «русского мира». Чернь должна принадлежать барину, который по-отечески станет о ней заботиться и, если уж доведется – наказывать ее самостоятельно. А в ответ барин будет заботиться о том, чтобы человек был накормлен, напоен, обут, одет и благовоспитан. При этом, барин не даст его в обиду или наказание кому-либо, а если холоп натворит неприятностей – уладит их самостоятельно, а потом взыщет с виновника по своему усмотрению, либо простит негодяя, ибо он – барин.

Собственно говоря, такое в Российской империи уже было, а до этого примерно то же самое было и в Древнем Риме. Только там были не крепостные, а рабы. Положение этих двух категорий людей мало чем отличалась, и разница была лишь в мелких деталях. То есть, Михалков предложил откатиться к рабовладению, в его осовремененной форме.

Здесь лежит фундаментальное отличие нормального мира и России, которую построил Путин. В нормальных странах общество выстраивается от интересов личности, а потому его устойчивость зиждется на множестве опор – самостоятельных и самодостаточных людях. Россия же предлагает стереть личность как категорию, оперируя массами.

Для того, чтобы население не заметило направления деградации, оно усиленно спаивается и одурманивается уже более десятилетия. В самом деле, РФ захватила пальму первенства по употреблению тяжелых наркотиков, а алкоголизм стал визитной карточкой страны. Правительство способствует этому всеми способами. Для этого цены на спиртное удерживаются на минимально возможном уровне, а полностью опустившиеся слои общества, накачиваются суррогатами. Именно в таком состоянии, население не способно почувствовать подвох и увидеть, куда его тащат за рога.

Но у алкоголизма имеется неприятная особенность. Алкаш всегда проходит стадию повышенной агрессивности, когда его нестерпимо тянет на подвиги, в частности – на мордобой. Жертвами мордобоя, в первую очередь, становятся домочадцы. Чаще всего, пьяные мужики бьют жен и реже – детей. Впрочем, жены и дети уже тоже заливаются спиртным так, что уже и не совсем понятно, кто там главный алкаш. Но фокус в том, что такие пьяные дебоши часто приводят публику в суды и тюрьмы. А ведь это – побочный эффект государственной политики. Государство это осознало и декриминализовало домашние побои полностью. Путин уже подписал соответствующие бумаги и теперь битье морды дома – становится просто местным колоритом.

Но тут важен даже не сам факт узаконивания мордобоя, а тенденция. Никто не может дать гарантий тому, что завтра не будет разрешено, при определенных обстоятельствах, забивать домочадцев до смерти. Такие примеры существуют прямо сейчас, но в других местах. Этот опыт может быть обоснован, например, загруженностью судов и побитье камнями станет вполне легальным способом наказания, хоть и смертельным. В любом случае, в христианской литературе можно найти нечто подобное и к скрепам добавится духовность.

Так что кроме блинов с лопаты, сортиров с дыркой в полу, фекальных сталагмитов и прочих исконных вещей, «русский мир» уже сейчас равнозначен домашним душевным мордобоям и прочим исконным вещам, а завтра – кто знает?

Так вот, вот эти теткам, которые кричали «Путин введи» и кидались под колеса наших военных, должны себе представлять, что узаконенное битье их морд – неотъемлемая часть того, о чем они мечтали. Причем, такое положение уже не разрешается звонком в полицию, а производится по закону, от обеда и до забора.

Только после того, как общество проглотит это и еще парочку подобных вещей, оно просигнализирует на верх о том, что готово к оглашению указа о его переведении в холопы, смерды и прочие категории, о чем так настаивал кинорежиссер и актер Михалков. «Русский мир» движется в нужном направлении, а те, кто так его хочет – бежит вдогонку за этим сумасшедшим домом.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

12 Comments on "За калиткой “русского мира”"

  1. Михалковське кодло влучно описане епіграмою:
    Росія, слишиш етот зуд?
    Трі Міхалкових по тєбє ползут.

    А інший із вєльмож, Алєксєй Толстой, той що “Гіперболоїд…”, отримував від продажу книжок і сценаріїв. Потім розцінки за сценарії зменшили удвічи.
    Прийшов додому і проголосив:
    – Такога удара наша сємья нє пєрєживала с момєнта отмєни крєпостнога права!

  2. Вчера в Ютубе нашел выступление “певицы” которая слова рузского гимна забыла под аккомпонимент египетского оркестра, когда туда путлер приезжал – это просто нечто)))

  3. Така самовпевнена скотиняка – навіть не припускає того, що що сам стане тим кріпаком, який буде їсти кашу з ріпки і бігати на парашу.
    Треба зауважити, що ці міхалкови – кончаловські є справжніми кріпаками – рабами: прогинаються, лижуть дупу тим, хто за статусом вищі ніж вони. Гидко про них навіть писати. Тьху.

  4. Никита Михалков крайне гордится своим высокородным лакейским происхождениям, он всегда с гордостью подчеркивает, что его предок был придворным слугой ни кого нибудь, а второго Романова, Тишайшего, Алексея Михайловича:

    Мои предки восходят к очень высоким фамилиям. Мой пращур был постельничим у царя Алексея Михайловича, следовательно, являлся очень талантливым человеком, потому что постельничим не мог быть человек обделенный талантами

    Подтверждает уверенность в высокой значимости роли отведенной постельничому и российский писатель Григорий Чхартишвили, более известный как Борис Акунин, он в частности, в своей книге История Российского Государства пишет:

    Должность постельничих была заключена в том, что их с утра до вечера закармливали до отвала горохом с квашенной капустою, наделяя оных обильным газовыделением. Потом вечером, постельничих помещали на барское или царское ложе, и закрывали одеялом с головой. Там, в течении некоторого времени они занимались травлей насекомых: клопов, бельевых вшей, и им подобных, посредством своего необычного таланта. Заодно и разогревали ложе государю, так как центрального отопления тогда не было.

  5. Так дворяне в Московии были рабами царя. Царь владел всем.
    Это в Европе король был первым среди равных.

  6. Это ж как вонять надо, чтобы даже клопы передохли?!!!! Какие матерые человечищи!!!

  7. Россия удерживается целехонькой только благодаря насилию. Только через подавление любой свободы. Только применением насилия и навязывания искусственного консенсуса. У населения нет взаимосвязи собственных причин и желания жить вместе, а для того необходимы внешние вызовы и “угрозы”.

  8. Автор несколько упрощает, сравнивая российских крепостных с римскими рабами. Каждая страна и каждое время имели свои особенности. Нюанс российской системы заключался в том, что не только крепостные были в полной власти (вплоть до жизни и смерти) своего барина, но и сам этот барин (от мелкого помещика до Великого Князя) точно так же был во власти самодержца. Тот же Иван Васильевич любого боярина в любой момент мог посадить на кол. Невзирая на заслуги.
    В случае Михалкова юмор в том, что он же не только хочет иметь рабов, он и сам хочет быть рабом ! Причем, он вполне искренне мечтает целовать царский сапог. И, на колу сидя, славить царя за оказанную милость.
    Георг:
    Не стоит верить всему, что пишет Акунин – он тот еще баснописец. Постельничий, конюший, ключник, как это ни странно звучит для нашего уха, довольно высокие должности при Дворе, и означали совсем не то, что пишет этот клоун от истории. Вас не удивляет, что в летописях постоянно мелькают эти постельничие да конюшие, но напрочь отсутствуют, скажем, министры внутренних или иностранных дел ?

  9. Тут питання треба вирішувати радикально – обох михалкових записати в смерди і нехай їх пиздять кожного дня, якщо такий світовий устрій їх найбільш задовольняє. А барином над ними поставити хронічно нетверезого якута або ненця, на самий край чечена. От тоді ЗАЖИВЬЄМ!

  10. На Расєї тепер побільшає сиріт у результаті класичного нещасного сценарію:
    1.тато вдарив маму,
    2.мама від удару убилась об меблі,
    3.тата — в тюрягу за ненавмисне (?),
    4.дитину(дітей) — родичам чи в інтернат чи на вулицю…

    Тому то нормальний, передбачливий мужик завжди стримається, як би не було це важко…

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: