О “съезде шахтеров” G-20

Foto-reuters

Китайский саммит G-20 навел на размышления о некотором концептуальном сбое, произошедшем в его рамках. Грубо говоря, императору доложили, что в еще дружественном Пекине, где не оденут кандалы прямо на трапе самолета, пройдет всемирный слет гинекологов, где можно попробовать продавить собственную, оригинальную точку зрения, на предмет изучения. Были подготовлены речи, шутки, картинки и даже видео, по данной теме. Но уже топая по ступенькам трапа самолета в аэропорту Пекина, император понял, что ситуация изменилась и придется жестко импровизировать. С этим у самодержца всегда было туго. Если приходилось выходить за пределы заученного и согласованного текста, всегда получалось как-то не комильфо, а без мата закончить мысль и вовсе не удавалось. На этот случай было несколько домашних заготовок типа: «она утонула» или «это не мы», но было подозрение, что кто-то мог их уже вычислить.

Дело в том, что на огромных транспарантах, написанных на пяти языках, в том числе – понятных императору, были размещены тексты, приветствующие участников всемирного слета шахтеров. Короче говоря, речи пришлось резко корректировать, заменяя глубину, названия инструментов и некоторые другие детали, но все равно, спичи императора выглядели, для присутствующих, очень странно и даже – подозрительно, а в двусторонних, кулуарных разговорах ему просто указывали на место и не давали выйти на просторы подготовленной им темы о гинекологии.

Единственным исключением из всех этих  неприятных разговоров было общение с китайским лидером. Тот конечно заметил, что император попал, что называется «не в тему», но поддерживал его как мог. Он заявил, что поддерживает тот оригинальный курс, который избрала для себя империя и будет его поддерживать, куда бы он не вел. Тут надо отметить, что Китай имеет несколько тысячелетий оттачивания дипломатического искусства, а будучи принимающей стороной, он и вовсе показал высший пилотаж. Однако в сухом остатке получилось следующее. В Пекине императора поочередно послали по известному адресу лидеры всех ведущих стран, включая США, Великобританию, Германию и Францию. Что характерно, у империи нет выбора и она вынуждена идти туда, куда ее послали. Видя это, Китай от души поддерживает путь, по которому пошла империя, и товарищ Си даже слезу платочком смахивает.

Тем не менее, самый содержательный разговор императора, состоялся с президентом США. Говорят, что начало разговора выглядело примерно так:

– «Житие мое…» (тут Путин решительно двинул в область гинекологии с разделом мира на сферы влияния). Но собеседник его резко перебил:

– «Какое жите твое, пес смердящий? Ты посмотри на себя…»! И разговор перешел на темы шахтного оборудования и прочего.

Если более детально, то Обама высказал Путину свою глубокую озабоченность, выявленными попытками российских спецслужб вмешаться в предвыборный процесс США. Тут надо заметить, что за два с половиной года смех по поводу штатовской озабоченности потихоньку стих. Особенно в России. Там уже точно знают, сколько десятков миллиардов долларов она стоит. Поэтому глубокая озабоченность наверняка будет стоить еще больше. Путин, сглотнув ком в горле, прошамкал домашнюю заготовку:

– Это не мы…

А после общения с Обамой он пошел за рамки привычной импровизации и выдал, что Россия ожидает, что в Штатах будет избран ответственный президент. Что он имел в виду – не известно, ибо с ответственностью у него очень сложные отношения.

Тем не менее, предупреждение Обамы прозвучало довольно емко и конкретно. Даже в американской прессе появились описания того, к чему привел скандал, когда хакеры из российских спецслужб были пойманы за руку в попытках подыграть одному из кандидатов в президенты США.

Надо заметить, что в Штатах сразу вспомнили о вмешательстве россиян в выборы президента Украины в 2014 году, а теперь это произошло и в самих США. Кстати, накануне саммита Путин давал интервью агентству Bloomberg News. По поводу взлома электронной почты Хиллари Клинтон, Путин заявил: “Это на самом деле не имеет значения, кто взломал эти данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон”.  То же самое говорилось и о сбитом малазийском лайнере.

Но фокус в том, что Штаты – не Украина. Там просто нет сил, которые даже имея целью протолкнуть своего кандидата в президенты, станут покрывать факт постороннего вмешательства в предвыборную кампанию и сами выборы. Независимо от партийной принадлежности, американцы жестко становятся на защиту основ своей государственности. Как только стало известно о фактах взлома почты предвыборного штаба Клинтон, конгрессмены и сенаторы демократов и республиканцев направили соответствующие запросы в спецслужбы и получили развернутые ответы, которые содержали конкретные факты, указывающие на ФСБ и ГРУ РФ как инициаторов взлома.

Так, лидер сенатского меньшинства Harry M. Reid провел получасовую видеоконференцию, по защищенной линии, с одним из руководителей ФБР, непосредственно курирующим данное расследование и был «глубоко потрясен» услышанным.

Конгрессмен демократ от штата Калифорния, член комитета по разведке, получивший доступ к материалам расследования, Adam B. Schiff, заявил: «Мы наблюдали беспрецедентное вторжение и попытку повлиять на или нарушить наш политический процесс».

Сенатор республиканец от штата Индиана, член комитета по разведке Daniel Coats заметил, что действия Москвы вопиющим образом нарушают нормы международного права и не останутся без надлежащей реакции.

А сенатор Ben Sasse вообще призвал президента Обаму публично огласить ряд фактов и прямо обвинить Москву в попытках расшатать устои демократии в США. Этого требует сенатор республиканец, на минуточку!

При этом отмечается, что децентрализованный механизм выборов в США не дает возможности прямо повлиять на результаты выборов в целом, тем не менее, уже коренным образом пересматривается работа ФБР, ЦРУ, АНБ и департамента внутренней безопасности, учитывая задокументированный факт кибер-агрессии со стороны РФ.

Напомним, на последнем саммите НАТО было принято решение о том, чтобы приравнять кибератаки на государственные учреждения или критические узлы жизнедеятельности стран Альянса, к атакам, с использованием летального оружия и соответственно – реагировать на них как на военную агрессию.

Так что тема разговора о разделе «сфер влияния» была не просто неуместной, а откровенно глупой. Это никого не интересовало вообще, а то, что действительно представляло интерес, Путин оказался не готовым обсуждать. У него не было что предложить по деоккупации Крыма, выводу войск из Донбасса и Сирии, а по остальным вопросам он просто ушел от разговора, своим фирменным: «это не мы». В результате, он сам выбрал тональность общения, при котором уже не учитываются ни его личные интересы, ни интересы России.

Так что император напрасно конспектировал речи по гинекологии и делал рисунки на полях. Не пригодилось. И последнее. Из-за за “паребрика” пошли сообщения о том, что в последние недели Москва выводит из стран Запада, в первую очередь США, своих нелегалов, которые там прикидывались бизнесменами или журналистами. Похоже на то, что ситуация изменилась и теперь крупнейшая спецоперация, которую РФ развернула к выборам США – резко сворачивается.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

17 Comments on "О “съезде шахтеров” G-20"

  1. Россия в целом отстает от мирового цивилизационного процесса в различных сферах жизни от 50 до 250 лет. Сам “великий кесарь” походу отстал на все 300, руководствуясь принципами средневековых терок между “великими правителями”. В тему попался отрывок из летописи одного “исконно русского” народа Чор. Много удивительного в этом писании, раскрывающем всю “исконность традиций”. Привожу, только читайте внимательно :

    “Чор – тюркский титул. Дёрбёты – это живут в Синцзяне
    и в Западной Монголии. Мингаты в Зап Монголии.
    Торгоуты – потомки кереитов живут в России около Астрахана.
    Их ханство куда входило Московское царство называлось
    Калмыцким.( Были разогнаны Сталиным из за помощи Гитлеру.(?!?!?!?) – так в добавленом коментарии)
    Хошоуты живут в Тибете. В 17 в. брань между этими племенами
    дошла до того, что преследуя друг друга они проносились
    от Тибета до Кавказа, по пути захватывая русские крепости
    и разгоняя толпы черкесов и казахов. Вдруг заметили
    что Цины дауры и солоны с Амура уничтожили до корня всех
    джунгар. А там одни ойраты дербеты помогали маньчжурам против
    чоросов Амурсаны. Но есть поверие что придет Амурсана,
    восстановит ханство народа Йаха от края до края.”

    Видать, таки да, – в лике императора воплотился сам Амурсана из 17 века …

  2. anti-colorados
    Спасибо за интересное мнение.
    Подскажите, а почему у вас на сайте если нажать на статью, то запрос очень долго обрабатывается. Бывает и на страницу с ошибкой выкидывает.

    • Это вчера было. Наш хостинг не в Украине, и когда пытаются что-то делать, чтобы мы накрылись, приходится туда звонить. Занимает время, но лечат жестко и все нормализуется. Мы у многих стоим поперек горла.

  3. ))) Радянські газети потрібно було читати між рядків. Цей текст не зрозуміє людина, яка останні 10 років впритул не розглядала світові події та політичні процеси.

  4. Каспаров и грани и цензор сразу открываются. Может у вас стоит блок по айпи.
    anti-colorados
    Советую про Варяг рассказать.
    Тема золотая.

  5. выше росспропаганда

  6. История одного поражения. За что экипаж «Варяга» объявили героями?

    Командир русского крейсера был удостоен японского ордена.

  7. Линкор “Шарнхорст” сравните с Варягом.
    Шедший головным Gneisenau открыл огонь главным калибром по авианосцу, а вспомогательным левого борта по ближайшему эсминцу HMS Ardent. Спустя 4 минуты к флагману огонь своего ГК присоединил Scharnhorst, чьи 150-мм орудия вели огонь по эсминцу HMS Acasta. HMS Glorious повернул на юго-запад, а эсминцы попытались прикрыть его дымовой завесой. Выпущенные HMS Ardent 4 торпеды немцы вовремя заметили и смогли уклониться. Хотя дым и мешал стрельбе, немецкие корабли, используя в помощь оптическим дальномерам свои радары, быстро нанесли авианосцу тяжелые повреждения. Вскоре в бой вступили и 105-мм пушки. Начиная с 17:38 в HMS Glorious с дистанции около 23 000 м один за другим попали три снаряда. Начавшийся пожар помешал закончить вооружение торпедоносцев Swordfish.

    В 17:52 HMS Glorious был охвачен огнем, но продолжал держать высокую скорость. Выскочивший из-за дыма HMS Ardent выпустил последние 4 торпеды, от которых немцы также увернулись. Тут же снаряды всех калибров стали поражать эсминец, он остановился весь в огне и с большим креном и в 18:22 пошел ко дну.

    HMS Acasta в 18:33, как раз перед попаданием в него первого снаряда, сумел выпустить 4 торпеды. Gneisenau от них уклонился, но спустя 6 минут одна из торпед попала в корму Scharnhorst, который резко снизил скорость. Около 19:08 HMS Glorious перевернулся и затонул. Всего на 9 минут пережил его доблестный HMS Acasta, до конца выполнивший свой долг эсминца сопровождения. Поскольку HMS Glorious постоянно радировал свое место, призывая на помощь корабли Флота метрополии, германские корабли поспешили укрыться в Тронхейме. Интересно, что это было первое столкновение линкоров с авианосцем и единственное, в котором первые одержали верх.

    Несмотря на резкий отворот одна из торпед в 18:39 под углом 15 градусов ударила в правый борт Scharnhorst у башни «Цезарь» в трех метрах под главным поясом. Повреждение оказалось очень серьезным. Попадание пришлось в место прохода гребного вала через противоторпедную переборку. Всего 30 отсеков в районе взрыва приняли 2500 т забортной воды. Scharnhorst получил крен на правый борт в 3 градуса и осел кормой на 3 м. При взрыве погибло 48 членов экипажа.

  8. Большие затопления и повреждения сказались на энергетической установке. Была уничтожена часть правого гребного вала, которая проходила через нижние отсеки противоторпедной защиты около башни «Цезарь», а весь коридор его быстро заполнила вода. Кормовое машинное отделение, дававшее энергию на средний гребной вал, стало быстро затапливаться. Корабль остался только с левым работающим валом.

    Вышла из строя и башня «Цезарь», некоторые отсеки под ее погребами заполнило водой, большая часть оборудования в погребах оказалась поврежденной. Кормовая 150-мм башня правого борта вышла из строя из-за затопления подбашенных помещений и повреждения электросистем. Отказала и система управления огнем кормовой группы 105-мм орудий.

    На пути в Тронхейм корабль с трудом мог держать 20 узлов. Оба корабля достигли Тронхейма около полуночи 9 июня. Там на швартовах стояло ремонтное судно Huascaran, экипаж которого приступил к временному ремонту Scharnhorst.

    10 июня самолет-разведчик Берегового командования Королевских ВВС обнаружил немецкие корабли и на следующий день дюжина бомбардировщиков Lockheed Hudson с высоты 4570 м сбросила 36 227-кг бронебойных бомб по Scharnhorst, ни одна из которых не достигла цели. Два самолета были сбили.

    Затем настала очередь британского соединения в составе линкора HMS Nelson и авианосца HMS Ark Royal, которые 13 июня находились в 170 милях от Тронхейма. Поднятые в воздух 15 бомбардировщиков Blackburn Skua были перехвачены германскими истребителями, и англичане потеряли восемь машин. Остальные прорвались к цели, но в Scharnhorst попала всего одна бомба, которая, к тому же, не взорвалась, хотя и пробила верхнюю палубу.

    Ремонт турбин среднего вала Scharnhorst занял 10 суток. Отремонтировать правый вал можно было только в сухом доке. На пробах 18 июня при скорости свыше 13 узлов наблюдалась такая вибрация, что оставалось надеяться только на два вала и максимальную скорость в 24 узла. 20 июня корабль вышел в Германию в сопровождении эскорта. На следующий день соединение у о. Утсир обнаружили самолеты британского Берегового командования и около 15:00 шесть торпедоносцев Swordfish 821-й и 823-й эскадрилий Королевского флота вышли в атаку, которую немцы легко отразили зенитным огнем. Английские летчики не имели практики, и эта атака крупного корабля была их первой в жизни. Все торпеды пошли практически параллельно курсу кораблей, которым ничего не стоило от них уклониться, сбив при этом два торпедоносца зенитками. Почти тут же четыре Lockheed Hudson с большой высоты со столь же большой неточностью сбросили 227-кг бомбы. Спустя полтора часа над соединением появилось девять Bristol Beaufort, вооруженных 227-кг бронебойными бомбами, но и они были отбиты зенитным огнем и истребителями, потеряв три самолета. А последнюю безуспешную атаку провели еще шесть Lockheed Hudson. Отражая налеты, Scharnhorst выпустил 900 105-мм и 3600 более мелких снарядов.

    Вскоре немцы перехватили британское сообщение, из которого стало понятно, что в море находятся крупные силы Флота метрополии. Scharnhorst получил приказ укрыться в порту Ставангер. В этот момент некоторые британские корабли находились всего в 35 милях от него. 22 июня Scharnhorst вышел из Ставангера в Киль, где следующие шесть месяцев проходил ремонт, часто прерываемый налетами британской авиации. 21 ноября корабль вышел в пробное плавание по Балтике, но 19 декабря вернулся в Киль, чтобы еще четверо суток заканчивать ремонтные работы.

  9. Ремонт турбин среднего вала Scharnhorst занял 10 суток. Отремонтировать правый вал можно было только в сухом доке. На пробах 18 июня при скорости свыше 13 узлов наблюдалась такая вибрация, что оставалось надеяться только на два вала и максимальную скорость в 24 узла. 20 июня корабль вышел в Германию в сопровождении эскорта. На следующий день соединение у о. Утсир обнаружили самолеты британского Берегового командования и около 15:00 шесть торпедоносцев Swordfish 821-й и 823-й эскадрилий Королевского флота вышли в атаку, которую немцы легко отразили зенитным огнем. Английские летчики не имели практики, и эта атака крупного корабля была их первой в жизни. Все торпеды пошли практически параллельно курсу кораблей, которым ничего не стоило от них уклониться, сбив при этом два торпедоносца зенитками. Почти тут же четыре Lockheed Hudson с большой высоты со столь же большой неточностью сбросили 227-кг бомбы. Спустя полтора часа над соединением появилось девять Bristol Beaufort, вооруженных 227-кг бронебойными бомбами, но и они были отбиты зенитным огнем и истребителями, потеряв три самолета. А последнюю безуспешную атаку провели еще шесть Lockheed Hudson. Отражая налеты, Scharnhorst выпустил 900 105-мм и 3600 более мелких снарядов.

    Вскоре немцы перехватили британское сообщение, из которого стало понятно, что в море находятся крупные силы Флота метрополии. Scharnhorst получил приказ укрыться в порту Ставангер. В этот момент некоторые британские корабли находились всего в 35 милях от него. 22 июня Scharnhorst вышел из Ставангера в Киль, где следующие шесть месяцев проходил ремонт, часто прерываемый налетами британской авиации. 21 ноября корабль вышел в пробное плавание по Балтике, но 19 декабря вернулся в Киль, чтобы еще четверо суток заканчивать ремонтные работы.

  10. Когда в 16:47 в небе разорвались снаряды первого залпа, англичане обнаружили, что на Scharnhorst башни главного калибра развернуты в походное положение. Спустя минуту HMS Duke of York открыл стрельбу осветительными 133-мм снарядами, а еще через две начал стрельбу залпами с дистанции 11 000 м. В 16:52 к нему с дистанции 12 000 м присоединился крейсер HMS Jamaica, добившись накрытия третьим залпом (одно попадание). Хотя Scharnhorst и оказался застигнутым врасплох, после разрыва осветительных снарядов он быстро открыл ответный огонь и повернул на север. Дуэль между ним и линкором HMS Duke of York была неравной — немецкие 283-мм снаряды не могли пробить толстую броню, защищавшую жизненно важные части английского линкора.

    В 16:55 356-мм снаряд первого же залпа попал в правый борт Scharnhorst напротив башни «Антон». Башню заклинило. Несмотря на повреждения, корабль поддерживал высокую скорость. Второй снаряд повредил вентиляционный канал башни «Бруно», из-за чего ее боевое отделение после каждого открытия орудийного замка заполнялось газами и дымом. Еще один снаряд ударил рядом с башней «Цезарь» и пробил в батарейной палубе отверстие диаметром 0,5 м. Отверстие быстро заделали, но отсеки, где разорвался снаряд, затопили водой и не осушили.

    Эти попадания пока не представляли опасности для Scharnhorst. Он сохранял преимущество в скорости и начал отрываться от противника. Попав под обстрел HMS Belfast и HMS Norfolk, Scharnhorst повернул на восток и 30-узловым ходом быстро увеличил дистанцию. Фрезер приказал эсминцам провести атаку, но те никак не могли сблизиться с целью. HMS Savage и HMS Saumarez держались слева сзади, а HMS Scorpion и HMS Stord — справа-сзади от преследуемого противника. В 17:42 из-за увеличившейся дистанции прекратил огонь HMS Jamaica и только флагман Фрэзера продолжал выпускать залпы по удаляющемуся Scharnhorst.

    К счастью для англичан, стрельба HMS Duke of York была точной. Одна за другой выходили на немецком корабле орудийные башни, осколки тяжелых снарядов проникали даже в погреба, выбивая работавшую на подаче прислугу. А около 18:00 в котельном отделении № 1 произошел взрыв. На корабле сначала показалось, что это торпедное попадание — настолько сильными были удар и взрыв. Разорвало множество паропроводов четырех находящихся в этом отделении котлов. Осколки снаряда пробили двойное дно, из-за чего отделение затопило до уровня настила пола. Скорость корабля упала до 8 узлов. Аварийные меры были приняты быстро и эффективно, давление пара увеличили, и старший механик фрегаттен-капитан Отто Кёниг доложил на мостик: «Могу дать ход 22 узла», на что командир корабля Хинтце ответил: «Браво, держите его!»

    Scharnhorst вел огонь с дистанции 15 000-20 000 м и несколькими залпами накрыл HMS Duke of York, борт которого засыпало осколками, а прямым попаданием в фок-мачту снесло за борт одну из ее опор и временно вывело из строя артиллерийский радар типа 284. Взобравшемуся на мачту лейтенанту Бейтсу удалось починить перебитый кабель между антенной и экраном радара, и огонь удалось продолжить с прежней эффективностью.

    Артиллерийская дуэль длилась уже почти 90 минут, и Scharnhorst получил значительные повреждения. Его надстройки были во многих местах пробиты осколками, а кое-где разрушены прямыми попаданиями 152-мм, 203-мм и 356-мм снарядов. Начались пожары, иногда сопровождавшиеся взрывами. Разрушило или вывело из строя почти все артиллерийские установки и торпедный аппарат левого борта. Уцелевшей прислуге приказали укрыться и бороться с пожарами. В 17:30 356-мм снаряды попали в обе носовые 150-мм башни: правую полностью разрушило, причем погибли все люди в башне и на подаче, а левую заклинило, и спустя 10 минут она полностью вышла из строя.

    Контр-адмирал Бей теперь точно знал, что его загнали в угол и в 18.24 приказал отправить последнюю радиограмму:
    « «Мы будем сражаться до последнего снаряда». »

  11. В 18:42 HMS Duke of York прекратил огонь, выпустив 52 залпа, из которых 31 лег накрытием и дал, по меньшей мере, 13 прямых попаданий. Этими снарядами и снарядами с крейсеров убило и ранило на борту Scharnhorst большое количество людей, вывело из строя почти все 150-мм орудия. Однако Scharnhorst все еще держал высокую скорость, и адмирал Фрезер, опасаясь, что противнику удастся ускользнуть, отдал приказ эсминцам на торпедную атаку.

    Благодаря падению скорости Scharnhorst, эсминцам типа S из Соединения 2 удалось приблизиться к нему на 60 кабельтовых. Германский корабль уже не имел средств отражения таких атак, что позволило эсминцам подойти на дистанцию торпедного залпа почти без противодействия. Около 18:50 HMS Scorpion и HMS Stord выпустили по 8 торпед. Scharnhorst резко повернул вправо, но три торпеды все же достигли цели. Этим поворотом он подставил борт эсминцам HMS Savage и HMS Saumarez. Первый выпустил восемь торпед, а второй, сблизившись до 1600 м, попал под огонь немногих уцелевших мелких орудий правого борта и одной башни ГК германского корабля. Снаряды пробили на эсминце директор и дальномер, осколки изрешетили борт и надстройки, скорость его упала до 10 узлов. Выпустив четыре торпеды, HMS Saumarez отвернул, ставя дымовую завесу.

    В результате попаданий 4 торпед скорость Scharnhorst упала до 12 узлов. HMS Duke of York смог снова сблизиться, теперь уже на «пистолетную» для 356-мм снарядов дистанцию 9100 м. Начался окончательный расстрел германского корабля, который даже не мог достойно отвечать: две его носовых башни заклинило, а третья испытывала нехватку снарядов. Все свободные члены экипажа (вероятно, прислуга 105-мм орудий) работали на передаче боезапаса из погребов башни «Бруно» в башню «Цезарь», которая спустя несколько минут возобновила огонь.

    По мере заполнения корпуса водой скорость Scharnhorst упала до 5 узлов, и он почти не слушался руля. Адмирал Фрезер приказал крейсерам добить Scharnhorst торпедами.

    В 19:25 HMS Jamaica, до этого давший по врагу 22 бортовых залпа, выпустил две торпеды из левого аппарата (третья труба оказалась неисправной). Спустя две минуты еще три выпустил HMS Belfast. Затем HMS Jamaica через 10 минут выстрелила тремя торпедами с другого борта. Попадания различить было невозможно из-за дыма и тумана. Крейсера оставили арену боя, на которую вышли эсминцы 36-го дивизиона. HMS Musketeer выпустил 4 торпеды на правый борт в 19:33 и видел три взрыва между трубой и грот-мачтой. HMS Opportune разрядил один аппарат в 19:31, другой — спустя две минуты, и его наблюдатели ясно видели по одному попаданию с каждого залпа в правый борт линкора между грот-мачтой и трубой. Эффект от их взрыва был незначителен, так как Scharnhorst уже глубоко сидел в воде, и торпеды попали в главный броневой пояс. В 19:34 семь торпед выпустил HMS Virago, также претендующий на два попадания. После этих атак немецкий корабль практически остановился, окутавшись густым дымом и паром.

    Около 19 часов командир Scharnhorst приказал сжечь все секретные документы. Корабль кренился на правый борт и погружался носом. Последняя башня 150-мм орудий стреляла, пока у нее не заклинило подъемник боезапаса. Продолжало стрелять 20-мм орудие на крыше башни «Бруно». К 19:40 крен сильно увеличился, а носовая часть почти ушла под воду. Все люки и водонепроницаемые двери подкреплялись, чтобы сдерживать затопление и дать экипажу больше времени для спасения. Однако, торпедные повреждения лишили корабль большей части запаса плавучести. В 19:45 Scharnhorst носом ушел под воду с медленно вращавшимися винтами. Англичане зафиксировали перед затоплением сильный взрыв, приписав его погребам. HMS Belfast в 19:48 намеревался провести вторую атаку торпедами, но цель пропала. HMS HMS Matchless также не нашел Scharnhorst и вместе с HMS Scorpion начал подбирать барахтавшихся в ледяной воде людей. До 20:40 эсминцы HMS Belfast и HMS Norfolk искали спасшихся. Из экипажа в 1968 человек спасти удалось только 36.

    При потоплении Scharnhorst англичане израсходовали 446 356-мм снарядов, 161 203-мм, 974 152-мм, 531 133-мм (плюс 155 осветительных) и 83 102-мм, а также 55 торпед, из которых 11 попали в цель.

    Место гибели

    3 октября 2000 года затонувший Scharnhorst был обнаружен в точке (72.16° с. ш. 28.41° в. д.), почти в 130 километрах (70 морских миль) на северо-северо-восток от Нордкапа и был сфотографирован на глубине около 300 метров норвежскими ВМС.

  12. Стоят два российских пограничника, и один другому говорит: “- Нет, ты только вдумайся!, сколько в этих словах нашего, славянского, исконно русского – Кунашир, Шикотан, Ітуруп, Хабома!”

  13. 2 Талия:
    А в чем, собственно, заключается героизм “Варяга”?

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: