Сирия. Путь домой

7acaadb-5fced02e060ab29da1d79d623aa45

Многие смотрели фильм – явку с повинной Путина о Крыме, но не многие знают, что фильм был заготовлен заранее, потом был показан к годовщине оккупации Крыма. Теперь уже снят фильм о Сирии, но пока он хранится в тайном месте, ожидая своего часа. Сам фильм нам добыть не удалось, но инсайдеры слили нам кусок текста интервью, который мы и приводим ниже.

Фильм в стиле: “Стёбнутое интервью”

Журналист: – Владимир Владимирович, уже стало традицией, когда вы даете интервью о возвращенных исконных территориях в своей сочинской резиденции “Бычаров ручей”, почему это происходит именно здесь? Это – ваше сакральное место силы?

Путин: – Можно и так сказать, но в основном потому, что у меня здесь тренировочный комплекс.

Ж: – Это значит, что вы в своем достаточно зрелом возрасте продолжаете тренировки и занятия спортом?

П: – Нет, просто здесь я могу спокойно ходить в трениках. Ко мне как-то приехал Рамзан в трениках, прямо в Кремль. Я его спросил о том, почему он в полосатых штанах, а он ответил, что очень удобно в них. Я попробовал – действительно – очень удобно. Но сами понимаете, этикет, протокол и все такое. А тут – хожу себе в адидасах и все тут. Ну и спорт я тоже люблю. Бывало, одену кимоно, взмахну руками и ну летать со стерхами.

Ж: – Вы наверное знаете, что все россияне вас невыносимо любят, но более всех вас любят деятели искусств. А как вы относитесь к искусству?

П: – К искусству я отношусь так, как и ко всему исконно русскому. Ведь нигде в мире больше настоящего искусства нет…

Ж. – Неужели?

П. – Представьте себе! Я не эксперт в этих вопросах, я больше по безопасности и газу специализируюсь, но вот Иосиф Давидович Кобзон специально исследовал этот вопрос и обнаружил, что в Америке нет ни одного заслуженного или народного деятеля искусств США. Ни одного! А у нас их вон сколько! Так что искусство смогло выжить только в России.

Ж. – Говорят, что вы дружите с Кобзоном?

П. – Больше того, он так душевно спел молчание Штирлица, что у меня до сих пор слезы наворачиваются. Я с детства мечтал стать Штирлицем и мне это удалось. Правда, не только мне этого хотелось, вот и патриарх тоже хотел Штирлицем быть, мы до сих пор с ним здороваемся как в фильме, поднимаем руку и вскрикиваем “хайль”! Но у него ничего не получилось и он согласился на пастора Шлага.

Ж. – Так это он вам подсказал, что Сирия – исконная русская земля?

П. – И он – тоже. Все описания распятия и вознесения Христа были иносказательными. Помните, кто дал приказ на казнь? Прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Улавливаете? Там все в тексте! С понтом – Пилат. С понтом – Голгофа. Все с понтом. На самом деле, все было где-то в Сирии. Мы туда сейчас войска послали, чтобы искали это место. Они пока с воздуха все осматривают.

Ж. – А патриарх откуда это узнал?

П. – Ну это у него лучше спросить. Есть сакральный текст, то ли Копатьевская летопись, то ли Коптское Евангелие. Там все это записано. Патриарх лично читал. Или даже писал.

Ж. – То есть – патриарх все устроил?

П. – Отчего же, есть у нас очень мощные историки и филологи, вот хотя бы Задорнов. Он точно установил связь между убийцей Чикотило и Сирией.

Ж. – И в чем же она состоит?

П. – В том то и дело, что все лежит на поверхности, но не все это видят. Чикотило был серийным убийцей. Сразу ведь Сирия читается. Просто надо правильно думать!

Ж. – В связи с Сирией, возникает еще один вопрос. Нас обвиняют в том, что Россия не выполняет Будапештский протокол по ядерному оружию и Украине. Что можно сказать по этому поводу?

П. – Я уже говорил об этом, повторю еще. В феврале-марте 2014 года я лично отдал приказ о перебазировании с авиабазы в г. Энгельс на аэродром в Борисоглебск некоторого количества стратегических бомбардировщиков. Не секрет, что именно там находится арсенал ядерных боеголовок для авиационных боеприпасов, в частности – вывезенных с территории Украины. Мы не отказались от защиты русского языка в Украине и готовы были применить силу. Но чтобы не нарушать Будапештский протокол мы решили вернуть часть боеголовок Украине. Мы собирались вернуть ей ядерный статус.

Ж. – Да, но вы говорили, что были готовы взорвать их над Украиной!

П. – Нельзя быть таким наивным. В Украине везде американцы. Если бы мы дали националистам исправное ядерное оружие, то они бы его уже применили против нас. Поэтому было принято решение вернуть его в нерабочем состоянии, то есть – взорванными. Юридически – все чисто. Я сам юрист и могу четко заявить, что это был бы акт реституции. Мы вернули ядерное оружие и отказались от гарантий безопасности, которые мы дали Украине по этому протоколу. Тот факт, что оно оказалось бы неисправным – взорванным, ни о чем не говорит. Возможно они нам сдали боеголовки неисправными, актов об исправности нет…

Ж. – А Сирия?

П. – Сирию мы вернем и если надо – применим ядерное оружие. Мы уже на пробу запустили несколько ракет, чтобы они дорогу показывали, а следом, готовы запустить ракеты с ядерным зарядом.

Ж. – Так будет же много жертв.

П. -Великих дел без жертв, не бывает. Вот я, какое великое дело не возьмусь делать, обязательно жертвы появляются….

И так текста на два с половиной часа фильма.

 

 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Be the first to comment on "Сирия. Путь домой"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*


Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: