Донбасский лабиринт

imgres

Мы планируем опубликовать серию небольших очерков-наблюдений о том, что произошло и происходит сейчас на оккупированной территории Донбасса. Вся серия объединена общим названием “Донбасский тайник”.

Прошедшие полтора года войны дают представление о том, как себя ведут противники в бою, какие методы применяют и почему. Самый большой и дискуссионный вопрос всей кампании заключается в том, почему летом 2014 года наши войска не освободили Донецк и Луганск, хотя враг был деморализован и казалось, что еще одно усилие может выбить его из ключевых городов. Ответ на этот вопрос настолько очевиден, что многие даже не обращают на него внимания. Стороны воюют фундаментально разными методами.

Мы считаем, что изначально методика ведения боевых действий оговаривалась с нашими Западными партнерами, где были артикулированы базовые принципы. Сейчас очевидно, что Западная концепция применения военной силы обусловлена принципом минимизации сопутствующего ущерба. То есть, военные должны избегать потерь среди мирного населения, минимально разрушать инфраструктуру и даже оказывать минимальное давление на окружающую среду.

Соблюдения этих принципов можно достичь четкой координацией сил и средств на поле боя и применением высокоточного оружия, ограниченной мощности. Уже сейчас армия США имеет на вооружении миниатюрные снаряды, ракеты и бомбы, которые направляют всю свою разрушительную силу только на цель. Системы наведения дают погрешность, исчисляемую сантиметрами. Что характерно, все эти новые разработки высокоточного оружия стали ответом на смену противником тактики ведения боя. После “Бури в пустыне”, противник ушел с классического поля боя в городские кварталы, прикрывшись мирным населением. Расчет прост. Уличные бои дают слишком высокий уровень потерь как самой атакующей стороны, так и мирного населения в зоне боя. Все это будет давить на Западных военных и снизит эффективность их оружия. По этой причине и возникла потребность в разработке и внедрении высокоточного оружия.

Важно отметить, что почти во всех конфликтах, в которых принимали участие Западные военные, противник имеет командный состав, прошедший подготовку в СССР/РФ. Есть мнение, что тактика “стоять за спинами женщин и детей” – чисто российская разработка. Для такого заключения есть все основания, ибо сам Путин озвучил ее в своем знаменитом интервью.

Таким образом, когда ВСУ летом прошлого года осуществляли наступательную операцию, был введен в действие базовый принцип минимизации сопутствующих потерь. Поскольку огневыми средствами ВСУ вряд ли могли достичь такого качества ведения боевых действий, ввиду отсутствия высокоточного оружия, то были разработаны планы наступления без тяжелых уличных боев. Подтверждение этому – выдавливание противника из Славянска. То же самое планировалось для Донецка, Луганска и Горловки. Противник должен был остаться без снабжения, после чего либо сдаться, либо уйти. В этом случае был бы минимум жертв среди мирного населения, а инфраструктура почти не пострадала бы.

Это так выглядели наши наступательные бои. Наступление противника имеет совсем другой характер, ибо базовая концепция – вперед любой ценой. Для этого используется теория “огневого вала”, когда артиллерия перемалывает в песок передний край противника, а потом постепенно перемещает огонь в его тыл, а следом идет бронетехника и пехота. Именно это можно наблюдать в ДАП, Авдеевке, Дебальцево, Марьинке и других местах. Противник даже думать не желает, что рушит населенный пункт, в котором осталась часть мирного населения.

И тут важно понимать главный момент. Все это может осуществляться только в том случае, когда территорию, разрушенную в песок, не придется возвращать противнику. В случае возврата, обязательно будут назначены следственные комиссии, которые зафиксируют эти методы ведения войны. Однако СССР/РФ никогда не умели воевать иначе. В Афганистане реактивной артиллерией крупного калибра стирались с лица земли целые селения. Во 2-й Чеченской войне был применен принцип тотального уничтожения населенных пунктов. Название “Самашки” уже стало именем нарицательным. Но там все осталось под контролем РФ и никакого следствия проведено не было. Это не значит, что его не будет никогда, военные преступления не имеют сроков давности.

Прямо сейчас российская авиация и артиллерия превращают в пыль города и селения Сирии. Счет жертв тактики “огненного вала” уже пошел на сотни. Так что это – устойчивый почерк военного преступника. В Украине, в ближайшее время, будут проведены следственные действия, которые покажут разницу между наступательными действиями ВСУ и ВС РФ. Она очевидна и материальна. Последующий трибунал будет иметь все основания разделять тактику одной и другой стороны.

Есть мнение, что обстрел жилых кварталов, который устраивали российские военные и наемники, был способом разбавить ту чудовищную доказательную базу, которую уже создали прокремлевские террористы. Но такие вещи могут пройти один или два раза, если же это делать часто, то даже такой отвлекающий маневр будет зафиксирован. Подозреваем, что доказательная база по “блуждающим минометам” Донецка уже ждет своего часа. Мало того, знаменитый обстрел Мариуполя расставил все точки над “і”. Этот эпизод задокуметриван с тройным перекрытием и в нужный момент выстрелит в затылок Кремля.

Таким образом, можно понять почему ВСУ проводили летнюю кампанию прошлого года именно так, а не иначе и почему Донецк и Луганск пока под неприятелем.

P.S. Голосуем! https://petition.president.gov.ua/petition/14723

1 Comment on "Донбасский лабиринт"

  1. Верно замечено. И отноительно “блуждающих минометов” также. У себя в ЖЖ опубликовал большое количество доказательств по обстрелам Горловки прошлого года и зимы 2015-го. Учитывал ТТД, дальности, направления, фото, видео свидетельства. Могу однозначно заявить, что 90% всех повреждений и жертв в Горловке – дело рук кацапо-рашистских оккупантов. Теперь же касаемо освобождения городов ВСУ. В целом согласен с тем, что использовался принцип минимизации жертв. Будучи в той же Горловке в самый пик военных действий июля-августа-сентября 2014 года, наблюдал следующую картину в первых числах августа: еженочно сепары выводили свои соединения из города в сторону Енакиева, при этом вывозились ценности, награбленное и т.п. Бегство было явным. Фуры подгонялись к баковским хранилищам и забивались тем, что там хранилось. Местное в большинстве своем ватное население пребывало в панике и страхе от того, что со дня на день войдут каратели-правосеки. Примерно на 13-е августа сложилась ситуация, при которой город уже можно было брать “голыми руками”, ибо то количество оставшихся прикрывать отход сепаров никаким образом не могло бы противостоять слаженному наступлению наших. Более того, полукольцо вокруг города было сжато до таких размеров, что кацапо-рашистам оставалась для отступления лишь дорога на Енакиево. Знаю АБСОЛЮТНО ТОЧНО, что наши сидели чуть ли не с включенными двигателями каждый день, ожидая приказа взять город. Однако… даный приказ так и не поступил, а военное руководство – вместо того, чтобы взять такой мощнейший плацдарм в виде Горловки и готовиться окружать Макеевку-Донецк – так вот, вместо этого военное руководство совершило дичайшую военную тупость, направив наших солдат на более широкое кольцо окружения противника, а именно в Иловайск. Таким образом, одним глупым решением было совершено сразу 3 военные ошибки – а) невзятая “голыми руками” Горловка, б) устроенный вместо этого Иловайский котел, и в) дальнейший Дебальцевский котел (которого мы бы абсолютно точно избежали, будь Горловка нашей). И вот тут есть сомнения – ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ НАШИ РУКОВОДИТЕЛИ хотели освобождать Донецк-Луганск-Горловку? И теперь я все больше и больше склоняюсь к мысли – что они этого делать не собирались по тем или иным причинам, “заперев” всю вату в самом индустриальном совковом анклаве.

Comments are closed.