Лев, который не прыгнул (Часть 4)

Немецкий легкий танк — амфибия

Но самыми первыми на берег Англии, должны были ступить воздушные десантники. Для этих целей уже был подобран соответствующий воздушный флот, состоящий из транспортных самолетов и истребителей.

18 августа очертания операции уже стали более или менее понятными и объединенное командование сухопутных сил выпустило собственную директиву, в которой подробно описывались действия участников десантной операции. «Морской лев» вышел на финальную стадию.

Но уже в августе все чаще ставился вопрос о том, что надо решать вопрос с Россией. Дело в том, что кроме летнего аншлюса стран Балтии, совок откусил часть территории Румынии, несмотря на то, что по дипломатическим каналам Гитлер предупредил Сталина о том, что любые действия против Румынии не останутся без ответа.

Но похоже на то, что совок пошел ва-банк. Он последовательно нанес Гитлеру два (как минимум) личных оскорбления, которые тот не намерен был прощать. Мы не знаем о том, что летом 1940 года Сталин снова выдвинул территориальные претензии Финляндии, хотя по окончании зимней войны стороны зафиксировали отсутствие претензий. Гитлер тогда лично уговорил Маннергейма подписать эти бумаги. То же самое произошло и с Румынией, после отторжения Бессарабии и Буковины. Гитлер лично давал Антонеску гарантии безопасности и аннексия, исполненная Сталиным, стала пощечиной лично фюреру.

Поэтому середина августа стала отправной точкой передислокации войск на Восток. При этом, командование сухопутных войск полагало, что сил и средств, расположенных на севере Франции, с избытком хватит для проведения десантной операции. Надо заметить, что к этому времени интенданты уже подсчитали трофеи, полученные во время аншлюса Чехословакии, захвата Франции и стран Бенилюкса. Только за счет французских танков, находящихся в идеальном состоянии, Вермахт сформировал 4 танковые дивизии, а чешские танки поступали в остальные танковые дивизии Вермахта.

Еще лучше дело обстояло с автотранспортом. Вермахт почти сразу перекрыл большую часть своих потребностей в автомобилях, за счет реквизированных во Франции. Мало того, в сводках генштаба имеется упоминание о том, что рабочие французских автозаводов напрямую обратились к германскому командованию с заявлением о необходимости возобновления работы предприятий. И работу таки возобновили. Кроме того, во Франции и Бельгии было реквизировано 3000 паровозов и 10000 вагонов.

Франц Гальдер с иронией пишет о том, что Москва просчиталась на счет последствий французской кампании для Германии и вместо истощения ресурсов и крупных потерь, Германия приобрела намного больше, чем потеряла, в материальном плане и в плане экономического потенциала.

Именно по этой причине генштаб стал готовить параллельно две операции – «Морской лев» против Англии и «Барбаросса» против совка. Вторую группу разработчиков возглавил генерал Маркс. Ему была поставлена задача разработать план боевых действий и подготовительных мероприятий с ориентировочной датой начала боевых действий – 10 мая 1941 года. То есть, там тоже закладывались те же 5-6 месяцев боевых действий, как и для операции против Франции. То есть, в Германии считали, что у них вполне хватит сил и средств вести боевые действия (если понадобится) на два фронта. Впрочем, там полагали, что с Англией будет покончено раньше. По крайней мере, 14 сентября, на расширенном совещании высшего военного руководства Германии он подчеркнул, что длительная война с Англией не желательна, да ее и не будет. И главное, в своей речи он отметил, что и Люфтвафф, и Кригсмарине выполнили все предварительные условия для начала операции. Он подчеркнул, что теперь нужно всего несколько погожих дней подряд, чтобы одним мощным ударом покончить с английским вопросом. Единственный еще не решенный вопрос – уничтожение баз ВВС англичан, тоже зависит от погоды, которая не благоприятствует Люфтваффе.

Присутствующий здесь же адмирал Редер уточнил, что Люфтваффе должны сосредоточиться именно на военных аэродромах англичан и оставить в покое Лондон, поскольку поражение авиации вынудит Британию выдвинуть на юг свои эсминцы, которые, безусловно, будут нести серьезные потери как от Кригсмарине, так и от уже установленных минных полей и, конечно – от авиации. Это, в свою очередь, ослабит конвои, доставляющие в Англию все необходимое и полностью развяжет руки немецким подводникам. В любом случае, он предложил отодвинуть ранее намеченную дату начала операции, ограниченную временным окном 24-27 сентября, на  следующее и последнее временное окно, на 8 октября. На это фюрер заметил, что войскам следует готовиться на 27 сентября, но дата принятия окончательного решения – 17 сентября. Если 17 будет понятно, что нет благоприятного расклада ситуации, то только тогда будет перенос на 8 октября.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Ответ to “Лев, который не прыгнул (Часть 4)”

  1. володимир:

    Кирило он же педр.. ло напросился к Варфаломею на прием перед синодом как раз. Будет угрожать…

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: