Пост-углеводородный товар (Часть 3)

Ракетчики от Вовы

На самом деле, Путин и Ко были в эйфории от постоянно растущих цен на нефть и газ до 2012 года. Тогда их бравада была честной и откровенной. Благодаря своей собственной тупости и выкошенному думающему окружению, они оказались в информационном коконе, генерирующем совершенно идиотскую идею о бесконечно растущих ценах на углеводороды. Отсюда они развернули свои мегапроекты и развили такой собственный аппетит, какого история еще не знала. Миллер лично угрожал покупателям газа, которые стали роптать на цену в 450 долларов за тысячу кубов и говорил о том, что через пару лет на коленях приползете и будете молить дать газку за 1000 долларов. Путин именно так не выражался, а давал более общие комментарии, но в том же ключе. Но где-то в 12-13 году, риторика стала меняться, хоть официально еще звучали оды и гимны даже не цене на нефть и газ, а мудрой политике партии и правительства. Видимо, к тому времени сквозь кокон все же пробилась информация о том, что технологии добычи сланцевой нефти и газа резко идут в гору и очень скоро ситуация на рынке начнет меняться, что вскоре и случилось.

Примерно в это время, а возможно чуть раньше, поскольку надо представлять, что Кремль обязательно дает лаг по времени, когда производит новый маневр, возник вопрос о том, что делать, когда цены начнут рушиться. Причем, тут речь не идет о привычных колебаниях, а о фундаментальных изменениях, вызванных изменением способов добычи. Хуже всего выглядела ситуация с газом, поскольку сланцевые месторождения под ногами почти всех стран и только технологии добычи станут доступными по цене, необходимость в газопроводов просто исчезнет. То есть, речь идет просто об окончательном и бесповоротном изменении рынка, в котором классическим добывающим странам просто нечего предложить. В то же время, было принято решение о том, чем дальше торговать. Дело в том, что ни царская империя, ни совок и уж тем более – ни нынешняя РФ, никогда не были самодостаточными государствами. Все, что связано с технологиями, приходилось завозить извне. Совок же показал, что стремление к самодостаточности, без притока западных технологий, может обеспечиваться исключительно рабским трудом.

Как известно, часть населения трудилась на каторжных работах в лагерях, а другая – находилась не в лагерях, но всегда имела в виду, что может туда отправиться лишь за то, что неудачно разинет варежку. И даже в таком случае надо было или получать технологии в виде репараций, или банально красть их у тех, кто находится на острие прогресса.

Поэтому было принято решение постепенно приводить население в состояние легкого принятия рабского положения, а  международной арене было решено предложить совершенно необычный товар – стабильность. А ценность его можно оценить лишь в случае, когда стабильность нарушена.

Это четко укладывается в рамки деятельности братков 90-х – рэкетиров, или как их называли в народе – «ракетчиков». Они приходили предлагать защиту, а когда клиент не понимал, от чего его защищать, ударное крыло демонстрировало это в натуре. После этого клиент становился сговорчивым.

Для того, чтобы понять, на что же Москва сделала ставку в ближайшей перспективе – следует посмотреть на то, какая статья расходов претерпела самый бурный рост. Как и следовало ожидать, максимально залит военный бюджет и бюджет спецслужб. Спецслужбы рыхлят почву для разрушения стабильности, а военные – наполняют ее содержимым. Не удивительно, что Путин предлагал Меркель решить проблему с беженцами. Что характерно, там не было предложений взять их к себе, а как-то уменьшить приток. А этот приток регулируется количеством бомбардировок в Сирии.

Между прочим, одно время была информация о том, что в Судан и Ливию прибыли группы российских военных, которые готовятся выполнять какие-то боевые задачи. То, что они туда прибыли – сообщают почти все источники, которые в теме, а вот цель прибытия у всех разнится. Но никто не называл главной задачи – создание еще нескольких клапанов, через которые из Африки в Европу будут выталкиваться миллионы беженцев. Путин имеет доступ к архивам КГБ и знает, как Сталин проводил засорение территорий колоний совка «русским населением». Эта дрянь – как раковая опухоль разъедает устои любой страны, но примерно то же самое можно сделать и с избыточным притоком беженцев из Судана, Ливии и других североафриканских стран. Вот этим Путин торгует уже в открытую, и почему-то никто не артикулирует этот вопрос. Продает он газ, а чтобы покупали у него, он может залить ту же Германию беженцами, а может и не делать этого. Похоже на то, что Меркель это купила, но в первую очередь это купили Италия, и Франция, которые стоят в первых рядах приема беженцев. Они бы уже и плюнули на газпромовский газ, но знают, чем все закончится, а зубов у них уже нет, чтобы противостоять этой угрозе самостоятельно.

Но этот шантаж имеет лишь европейский уровень. Для глобального шантажа припасено нечто другое.

(окончание следует)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария to “Пост-углеводородный товар (Часть 3)”

  1. Алла:

    Дело было не в сланцевой нефти и газе. Они вперёд вряд ли заглядывали — у них «альтернативная реальность». Дело было в том, что рост в 2012 затормозился, а в 2013 сошёл на нет (что-то около 1,5%) на рекордной нефти! Это был кризис структурный, вызванный разрушением институтов рыночной экономики. Да, надо было думать, что бы ещё куда продать — перебиться, а там, глядишь, выкрутимся как-нибудь. Пытались продать и теракты в европейских городах, но как-то не пошёл бизнес. А с беженцами хорошо покатило. А ещё надо было срочно придумывать, чем развлечь телепузиков, чтобы они не очень заметили надвигающийся кризис. Ну вот и придумали…

  2. Volodymyr:

    Здається, шо з біженцями, це в них, тобто московитів, як Джек Пот. Смикнули за цю ниточку, а виявилось, що то канат, який тягне пів-Європи на дно, де московії так комфортно.

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: