«Всего один шаг» (Часть 2)

Он слышал, что получив неограниченную власть на своей земле, верховный правитель мог получить возможность общения с вечным миром, не зря же в разных странах в разные времена и в разных культурах, это называлось «власть данная Богом». Больше власти, чем сейчас есть у него, больше ни у кого нет. Если бы он не знал наверняка, что в этот момент никто из людей не может его увидеть, он никогда не позволил бы себе сделать то, что сделал сейчас. Он смотрелся в одному ему известную точку небесного свода и позвал:

— Эй вы там, наверху! Есть разговор!

Но ничего не случилось. Небо никак не отреагировало, а по глади озера не пронеслась даже стайка маленьких волн. Он повторил свой призыв громче, но результат оказался таким же, как и прежде. Тогда он собрал все свои силы и направил свой вопль к звездам:

— Эй…, — и в этот момент он заметил некую вспышку или светящееся пятно, примерно находящееся на противоположном берегу озера. Оно мерцало и двигалось, чем и привлекло внимание. Но как он не напрягал зрение, ничего разобрать не удалось и когда концентрация внимания, на этой точке, достигла предела, вдруг раздался шорох, подобный тому, как он слышал во время полетов стерхов. Рядом с ним на небольшой обрыв берега кто-то грузно и с разгона уселся. Оказалась очень странная ситуация. Самым светлым пятном окружающего мира было небо и его отражение в озере, а берег был самым темным местом и потому было решительно невозможно рассмотреть, кто именно присоединился к его одиночеству. Глаз улавливал даже не контур сидящего, а его массу в момент движения.

Он ждал, что однажды встретится с чем-то подобным. Колдуны, астрологи, хироманты и некроманты, все говорили ему об этом, но все равно все произошло неожиданно и даже жутковато. Причем, незнакомец явно не желал подавать другие признаки жизни, кроме эффекта присутствия.

— Ты кто? – не очень уверенно, но стараясь владеть голосом, спросил он.

— Ты звал, я – пришел.

— Ты оттуда? – он неуверенно тыкнул указательным пальцем в небо.

-Можно и так сказать, но это – не имеет значения. Ты ведь что-то хотел, не так ли?

— Да, но сначала мне надо понимать, с кем я веду беседу. Ты же ангел?

— Если тебе так удобно, то  — да.

— Ты – справа от меня, значит – ангел-хранитель?

— Меня по-разному называют, но так – чаще всего.

— Значит ты не причинишь мне вреда?

Послышался грудной смех, а потом – кашель. Собеседника явно развеселил этот разговор.

— Придвинься ближе и ты все поймешь.

Он нерешительно придвинулся, ведь одно дело слышать о таких вещах от холуев, а другое дело – увидеть все собственными глазами. Это не на лошадке с ружьем рассекать. Но он придвинулся почти вплотную и ощутил тепло от того места, где был незнакомец, хотя самого его почти не было видно. Чтобы понять, где тот находится, надо было переводить взгляд по дуге, только так можно было увидеть нечто прозрачное, но более плотное, чем окружающее пространство.

— Прикоснись ко мне.

Он попытался прикоснуться, но из этого ничего не вышло. Рука прошла сквозь призрачную фигуру и из тактильных ощущений была заметна только разница в температуре. Фигура была  немного теплее окружающего пространства и это все, что можно было почувствовать.

— Видишь, я ничего не могу с тобой сделать, даже если бы хотел. Это максимум, что я могу проявить в вашем мире. Но ты хотел о чем-то поговорить? Говори.

Он стушевался, ибо оказался не готовым к такому быстрому и открытому разговору. На самом деле он хотел спросить о вечности, о том, что с ним случится за порогом смерти, каким он останется в памяти потомков, но в какой-то момент осознал, что все эти вопросы глупы и разговор на эту тему может просто не состояться. Он вдруг припомнил, что в молодости почитывал стихи Омара Хайяма и неожиданно для себя решил задать совсем другой вопрос.

— Я хочу спросить о любви.

Резкое движение собеседника можно было трактовать как неожиданно возникший интерес, и будь это человек, так бы он развернулся и удивленно смотрел бы на спрашивающего.

— Нет, любовь мужчины к женщине меня давно не интересует. Мне интересно другое. Как может народ любить того, кто его ненавидит? Я читал много документов из архивов и примерно уловил зависимость любви народа к правителю от его отношения к народу. Тот правитель, который его жалел или пытался для него сделать какие-то облегчения, неизменно становился чуждым народу. И наоборот, чем жестче с ним обращаются, чем больше пролито крови, чем больше трупов, тем сильнее его любят. Вот сам посуди, почти все памятники, которые поставлены хоть при мне, хоть до меня, воспевают не просто жестоких правителей, но тех, кто рвал ноздри, заливал свинец в глотку, сдирал живьем кожу, сажал на кол, а потом – вешал, расстреливал или попросту забивал до смерти. Ведь народ это все знает и помнит, но любит именно таких. В чем тут дело?

— Ты всегда знал ответ на этот вопрос и сейчас – тоже знаешь. Ты хочешь меня проверить?

— Нет-нет, у меня есть свои догадки, но наверняка я этого не знаю.

— Хорошо, я отвечу тебе и даже покажу. Только ты должен быть уверен в том, что примешь этот ответ и его демонстрацию. Подумай хорошенько.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 Ответ to “«Всего один шаг» (Часть 2)”

  1. Игорь Украина:

    Интересно, чем закончится эта история. Но почему-то вспомнился стишок нескольколетней давности в тему:
    «Свет мой, зеркальце, скажи,
    Да всю правду доложи!
    Я ль на свете всех сильнее,
    Всех самцовей и альфее?
    Нет!- ответило стекло.
    Ты по-прежнему -хуйло!»

Написать комментарий



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: